Вишенные горы

Вишенные горы в южной части Екатеринбургского уезда, в даче Каслинского завода, в северозападу от него. Это самые высокие горы Каслинской дачи[1] и образуют целый хребет, имеющий почти 20- верстное протяжение и занимающий почти все пространство между озерами Аракулем и Каганами с одной стороны (с западной) и Каслинскими озерами: Силачом, Сунгулом и Кереты — с другой (восточной), между р. Вязовкою, текущею в оз. Силач (на севере), и нижним течением р. Маука (на юге). Он состоит из нескольких отдельных возвышенностей: собственно Вишенной горы — самой высокой, Булдыма, Каравая и проч.

Prunus prostata
Prunus prostata

У подножия его разстилаются извилистою цепью Каслинские озера, а за ними виднеется безпредельная равнина, составляющая поразительный контраст с этими высокими горами, наиболее удаленными от главного кряжа и виднеющимися за десятки верст, даже из Шадринского уезда.

Все скаты и главным образом юговосточную безлесную покатость собственно Вишенной горы покрывает дикий вишневник, который растет почти сплошь один, на пространстве нескольких квадратных верст. Этот вишневник принадлежит к совсем особой низкой породе не достигающей и двух аршин вышины (Prunus prostata). Здесь в начале августа собирают сотни, даже тысячи пудов ягод. В конце июля Вишенные горы представляют резкую противоположность с окрестными горами, в это время кажущимися почти необитаемыми: с Ильина дня сюда собирается множество мелких птиц — дроздов, снегирей и многих других, привлекаемых обилием ягод; сюда же издалека прилетают выводки глухарей, рябчиков и тетеревов; многочисленность птицы привлекает сюда мелких и крупных хищников: беркутов, орлов, ястребов, сов и филинов. Ранним утром количество и разнообразие птиц поразительно; но в полдень вся местность пустеет: большинство укрывается в близь лежащих лесах, и снова слетается не задолго до заката солнца.

Бурундуки
Бурундуки

Точно также многочисленность зверьков становится заметна только ранними утрами и пред закатом: в это время выходят из своих нор многочисленные, частью местовые, частью издалека прикочевавшие, бурундуки, которые спешат набрать свой полный напас вишен, своих любимых ягод, горностаи и ласки, привлеченные множеством крыс, мышей и мелких птиц; из соседних „отъамов“, т. е. колков, прибегают проворные белки, тоже большие охотницы до вишен. В начале августа, по окончании сбора, Вишенные горы постепенно пустеют: глухари улетают лакомиться лиственничной хвоей, тетерева уходят на овсяные поля в окрайные березовые леса, - мыши, а за ними совы, горностаи, ласки тоже переселяются в равнину — и трудно представить себе, что какую нибудь неделю назад эта безмолвная местность была населена таким множеством животных и оглашалась самыми разнообразными звуками".

тетерева„Вторая часть Вишенных гор, находящаяся ближе к Вязовке, — Каравай, не представляет однако совершенно сплошную, массу вишневника, а является уже довольно лесистою; северозападный склон Каравая весь покрыт густым, большею частию строевым, сосновым лесом, в котором отдельными колками нередко растет лиственница. Одним словом это довольно глухое место, уединенность которого увеличивается еще более близ лежащими болотами. В болотах этих мечут козлы, встречающиеся летом также в камышах Арыткульских и Аракульских болот и во многих других местах Каслинской дачи; а у самой подошвы горы находятся многочисленные барсучьи норы. Это не имеет однако важного значения. Гораздо замечательнее то козлыобстоятельство, что Каравай, подобно окрестностям Семискуля и соседних с ним озер, составляющих сборный пункт козлов с начала зимы до ранней весны, в свою очередь служит их главным осенним местопребыванием. Начиная с сентября, из всех болот Каслинской и Кыштымской дач собираются сюда все козлы, число которых постепенно увеличивается, пришедшими из дальних дач: Уфалейской и Златоустовской, и в октябре достигает наибольшей цифры. Но с первым выпавшим снегом, т. е. в конце этого месяца, или в начале ноября, здесь остается весьма незначительное количество, и большинство козлов переходит на ту сторону Вязовки, к известной группе небольших озер[2], и с этого самого времени начинается „ход“ козла и главная ловля его капканами на тропах. Ранней весной, „в чарым“, часть козлов снова возвращается на Каравай и держится на его вершине, до тех пор, пока снег не начнет стаивать и в логах, не образуя более обманчивой ледяной поверхности, которая губят их десятками, даже сотнями. Большинство козлов, добываемых в Каслинской даче, заганивается по насту“.

„Каравай замечателен еще тем, что на нем, в пятидесятых и начале шестидесятых годов, каждогодно встречались соболи. Первоначально соболя появились за Вязовкой, недалеко от села Воскресенского, и своим появлением привели в большое недоумение всех охотников, и отцам которых навряд-ли удавалось добывать шкурку этого ценного зверька; поэтому они вовсе не полагали, что имеют дело с соболями, а называли их „боровыми собачками“ и очень были удивлены, когда скупщики мехов, давали за их шкурки дороже, чем за куницу, почти настоящую цену их — от трех до четырех рублей.

собольСначала ходило, по крайней мере, два выводка, а именно штук десять, но в первый-же год число их значительно уменьшилось, тем более, что они не выказывали той дикости и хитрости, свойственных им в тех местах, где добывание их составляет выгодный промысел, а, напротив, были необыкновенно смелы и не боялись ни человека, ни собаки; но, должно быть, оставшиеся скоро поняли, что имеют дело с опасными врагами, и благоразумно укрылись в самых глухих местах Каравая, где их и встречали несколько раз в камнях на половине горы; последний раз видели их в 1860 году, но в количестве только трех штук; все остальные были перебиты“.

„Другая часть Вишенных гор — Булдым находится еще ближе в Вязовке, неподалеку от небольшого и неглубокого озера Булдыма, соединенного с рекой истоков. Берега этого озера очень болотисты и почти недоступны летом, почему и здесь также каждогодно выводят козлы“.

Все вышеприведенные сведения о Вишенных горах заимствованы из статьи г. Сабанеева: Очерки Каслинского Урала, помешенной в 8, 9 и 10 нумерах Журнала Охоты, Коннозаводства и проч. 1871 года и перепечатанной в Пермских Губ. Ведомостях 1872 г. (№№ 26 — 34).

Каслинские жители, по свойствам своего местного говора, называют ягоды вишни вышеньем, а горы — Вышенными.

Высота Вишенных гор до сих пор не намерена ни тригонометрически, ни посредством барометра.


[1] ↑Но Сугомак, находящийся в смежной Кыштымской даче, кажется, выше Вишенных гор.
[2] ↑ Арыткуля, Семискуля, Ташкуля, Татыша, Лебяжьяго, Карасьяго Н. Ч.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: