Высокая гора, или Магнитная гора Высокая

Высокая гора, или Магнитная гора Высокая, в Верхотурском уезде, возле самого селения Нижне-Тагильскаго, Демидова, завода, представляет громадное месторождение магнитного железняка, едва ли не более горы Благодати замечательное по своему рудному богатству.

Добыча магнитной руды в Высокой горе
Добыча магнитной руды в Высокой горе

В противность своему названию Высокая гора совсем невысока — не более 40 сажен над уровнем заводского пруда. Уступая много Благодати в высоте, она уступает ей и в красоте внешнего вида: снизу весьма полога и только к вершине становится покруче; вершина куполообразна и покрыта еловым и частию сосновым лесом; нигде нет выдающихся утесов или столбов железняка.

Главную массу горы составляет диорит, в котором магнитный железняк заключается большими или меньшими массами неправильного вида, образуя штоки, гнезда и местами даже как бы жилы. Диорит в верхних частях своих является мягким и часто переходит в особого рода жирную железистую глину, красного или почти оранжевого цвета. В пластах этой глины лежат различной величины гнезда бурого железняка, составляющие также предмет разработки. Далее от поверхности во внутрь горы бурый железняк постепенно заменяется магнитным.

Высокогорский диорит более чем в других местах имеет способность быстро разрушаться от действия атмосферы и переходить в вышеупомянутую красную глину. Смотритель рудника в 1858 г. показывал г. Еремееву (теперешнему профессору минералогии в горном институте) одно обнажение, в котором лежала желтокрасная глинистая масса, а за три года перед тем на месте ее был чистый, плотный диорит.

Такая удоборазрушаемость диорита много облегчает добывание руды, освобождая ее вместе с тем от пустой породы.

Магнитный железняк Высокой горы бывает иногда мелкозернистый, но чаще всего плотный; тверд и вязок. Огромные глыбы его разбиты многочисленными трещинами, идущими по разным направлениям. Нередко в сплошных массах железняка проходят еще тонкие, но прямые жилки такого же магнитного железняка, только несравненно большей твердости. Кроме плотного и зернистого сложения железняк нередко является в виде отдельных мелких зерен (магнитного песку).
Из числа посторонних примесей в магнитном железняке попадаются, впрочем довольно редко, листочки желтобурой слюды, тальк, хрорит, серный колчедан, а в некоторых немногих местах горы также медный колчедан, медная зелень и лучистый малахит.

Руда залегает под пустой породою на глубине от 2 аршин до 2 сажен. О процентном содержании ее показания не совсем одинаковы: Герман (в 1783 г.) показывает его от 50 до 80%, Колтовской (в 1846 г.) от 25 до 65%, Еремеев (в 1858 г.) до 66% и более, Антипов (в 1859 г.) до 70%; по словам Мюллера {в 1866 г.) высокогорский магнитный железняк по пробам содержит до 70 процентов железа и при плавке дает средним числом 66 процентов чугуна.
Разработки расположены при подошве и на отклонах горы и ведутся открытыми разносами.

Демидов
Демидов

Гора Высокая открыта ранее 1696 года. В этом году в июне, указом из Москвы, из Сибирского Приказа, повелено было Верхотурскому воеводе осмотреть, в которых местах камень магнит и добрая железная руда, наломать магниту и руды по пулу и прислать в Москву (значит Приказу известно уже было тогда о нахождении этих руд в Верхотурском уезде). В январе 1697 г. воевода донес, что камень магнит находится в горе над рекою Тагилом, и что, кроме того, есть железная руда в нескольких местах по берегам р. Нейвы, и вместе с тем прислал руды со всех этих мест. Образцы магнитного железняка посланы были для пробы в Ригу и в Амстердам; получены ответы, что он весьма хорошего качества и что его можно плавить с выгодой. Ученый амстердамский бургомистр Витсен писал кроме того, что железо из той магнитной руды лучше некоторых сортов шведского железа, однакож самого лучшего Шведского не превзошло, а с ним равно, и что лучше того железа добротою и мягкостию быть невозможно. Железные же руды с р. Нейвы, в количестве 4 пуд 35 фунтов, переданы были, для испытания же, тульскому железному заводчику из оружейных мастеров, Никите Демидовичу Антифьеву, который приготовив из тех руд железо, нашел, что оно не хуже Шведского, а к оружейному делу даже и лучше.

С июля 1697 г. начальником или главным судиею Сибирского Приказа сделался думный дьяк Андрей Андреевич Виниус, человек с весьма многосторонними познаниями, один из ближайших в то время друзей Петра Великаго, сын голландского купца, устроившего в России, в окрестностях Тулы, первые большие заводы чугуноплавильные и железоделательные, и сам знаток и любитель горнозаводского дела. Еще в конце царствования Алексея Михайловича он разыскивал руды по Каме и по Волге. Кажется, и на этот раз, до определения еще в начальники Сибирского Приказа, Виниус принимал большое участие в отыскании и разведке тагильской магнитной руды. От 7 мая 1697 года писал он государю, находившемуся тогда за границей:

„Я сыскал зело добрую руду из магнита железную, какой лучше быть невозможно, и во всей вселенной не бывало, чтоб из магнита железо плавить[1], притом же богатая и так мягка, что можно пушки и мозжеры (мортира) плавить“.

Как в этом, так и в нескольких последующих письмах в царю за границу Виниус неоднократно и настоятельно просил его о найме разных мастеров для предполагаемого завода. Петр надеялся сыскать их в Голландии, но не нашел; потом, по совету Виниуса, пригласил из Саксонии.

Между тем в июле даны были указы Верхотурскому воеводе: один именной царский, а другой из Сибирского Приказа, более подробный, о том, чтобы выбрать удобное место для постройки большого железного завода вблизи рудных мест, а также и, по возможности, вблизи судоходных рек.

Найдено такое место на р. Нейве, которая, составив по соединении с Режем р. Ницу, впадает в Туру. Правда это место находилось в 53 верстах от магнитной горы, но за то в окрестностях его было несколько хороших рудников бурого железняка и, кроме того, оттуда недалеко было до Чусовой, по которой предполагалось сплавлять железо; притом в нескольких верстах от этого места существовало уже довольно значительное русское поселение — деревня Федьковка.

Постройка завода на Нейве (или Невье, как тогда называли) началась впрочем не ранее, как с весны 1700 года. Первый выпуск чугуна из домны на этом заводе — Невьянском происходил 15 декабря 1701 г., а первое железо поспело 8 января 1702 г. Неизвестно, плавился ли в это время магнитный железняк или одни только бурые.

В том же году этот завод отдан был вышеупомянутому тульскому заводчику Никите Демидовичу Антифьеву, писавшемуся тогда уже Демидовым, а не Антифьевым. Причина отдачи была следующая:

Демидов, лично известный Петру, приготовлял на своем тульском заводе припасы для артиллерии. По случаю запрещения рубить дубовые леса в окрестностях Тулы, он затруднился выполнением казенных заказов и бил челом об отдаче ему государева завода в Верхотурском уезде, обязываясь поставлять с него в казну пушки, ядра, железо и прочее, по ценам гораздо низшим против других заводчиков (Меллера и Нарышкина). На этих-то условиях и отдан был ему новый завод и дано дозволение строить на Урале и другие заводы, где приищет удобные места.

Никита Демидов с сыном своим Акинфием привел Невьянский завод в цветущее положение, и построил в 1716 — 1725 годах еще пять новых заводов: Шуралинский, Бынговский, Верхне-Тагильский, Выйский и Нижне-Тагильский. Но с рудой высокогорской он долго справиться не мог, находя ее жесткой и неудобной, а плавил одни только бурые железняки. Лишь после построения в 1725 году Нижне-Тагильского завода стали плавить на нем магнитную руду.

По смерти Никиты Демидовича (1725), возведенного за заслуги свои государству в дворянское достоинство, все заводы его перешли во владение старшего сына его Акинфия (согласно с законом Петра I о наследстве недвижимых имуществ). Акинфий Никитич с честию продолжал дело своего отца и, в добавок к прежним, настроил немало новых заводов. Умирая в 1745 г., он завещал все заводы младшему сыну Никите. Но по повелению императрицы Елизаветы Петровны они были разделены между всеми тремя его сыновьями: старшему — Прокопию отданы Невьянские заводы, второму — Григорью Ревдинские и Суксунские, а младшему Никите Нижне-Тагильские. Гора Высокая также была разделена между ними на три участка, при чем лучший участок, где руда уже добывалась, отдан Никите Акинфиевичу.

После смерти Григория Акинфиевича Ревдинские заводы достались одному из его сыновей, а Суксунские другому; сообразно с тем разделен и принадлежавший ему участок горы Высокой на две части Ревдинскую и Суксунскую.

Прокопий Акинфиевич еще при жизни своей продал Невьянские заводы Савве Яковлеву, богатому владельцу Верх-Исетского, Алапаевских и других заводов. А когда Савва Яковлев умер, то заводы его тоже разделились между его детьми и принадлежавший ему участок горы Высокой разделен на три части: одна осталась владельцу Невьянских заводов Петру Савичу, другая отошла к Верх-Исетским заводам Ивана Савина, третья к Алапаевским заводам Сергея Савина[2].

Дальнейших дроблений участков горы не было.

Таким образом в горе Высокой ныне шесть участков: Нижне-Тагильский, Ревдинский, Суксунский, Невьянский, Верх-Исетский и Алапаевский. Из них Нижне-Тагильский самый значительный по величине и самый лучший. За ним следует по рудному богатству Верх-Исетский участок.

Руда на Высокой горе добывается только весной, летом и осенью и тут же обжигается в открытых кучах. Зимой ее перевозят на заводы, не смотря на дальность разстояния некоторых из них, как напр. Алапаевских за 110 верст, Верх-Исетских за 150, Суксунских за 140 (руда плавится на Уткинском заводе) и Ревдинских за 160 верст.

Ежегодная производительность горы Высокой более чем в три раза превышает производительность Благодати.

В 1857 г. из нее было добыто руды:

Нижне-Тагильскими заводами 2,621,755 пуд.
Верх-Исетскими 708,000 пуд.
Невьянскими 413,693 пуд.
Суксунскими 408,000 пуд.
Алапаевскими 306,449 пуд.
Ревдинскими 193,925 пуд.
Всего 4,723,822 пуд.

Разработки в Нижне-Тагильском участке, занимающем южный склон горы, состоят из двух больших открытых разносов, от 120 до 180 сажен в длину и ширину, и от 10 до 20 сажен глубиною. Руды добываются весьма правильно почвоуступной работой, так что стены каждого разноса представляют, ряд возвышающихся одна над другою террас или горизонтальных уступов. Каждый уступ имеет 1 сажень высоты и 2 сажени (впрочем иногда и менее) ширины. По мере разработки рудника вглубь, число уступов постепенно увеличивается. Нижние уступы состоят из сплошного магнитного железняка большой твердости и потому добыча его производится порохострельной работой. В следующих выше уступах железняк становится мягче, залегает в диорите, уже более или менее разложившемся в глину, и добывается просто кайлами. В самых же верхних уступах, где магнитный железняк лежит уж небольшими кусками в мягких глинах и отчасти перешел в бурый железняк, работают обыкновенно женщины и малолетки, употребляя для работы одну только лопату.

По словам г. Еремеева, лет более десяти тому назад, из почвы одного из разрезов была проведена вниз буровая скважина на 24 аршина, которая показала, что на всей этой глубине постоянно идет совершенно плотный магнитный железняк, с содержанием металла до 65%. Далее 24 аршин скважину не углубляли, по причине безпрестанной поломки инструментов от крепости породы.

Надобно еще сказать, что магнитный железняк в некоторых участках, в том числе в Тагильском, представляет руду самоплавкую, т. е. плавящуюся без прибавления особого флюса (способствующего расплавлению вещества).

Библиографические указания:

  1. Gmelin, Reise durch Sibirien von den Jahr 1733 bis 1743. Том ІѴ, стр. 413 и 416.
  2. Палласа, Путешествие по разным местам Российского государства. Часть вторая, книга 1, стр. 253 — 256.
  3. Hermann, Mineralogische Reisen in Sibirien von Jahr 1783 bis 1796, Часть вторая, 1798. Стр. 127 — 136. Приложен рисунок Высокой горы.
  4. Rose, Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere, Том 1, стр. 307 — 312.
  5. Шуровского, Уральский хребет в физикогеографическом, прогностическом и минералогическом отношениях. 1841, стр. 357 — 359.
  6. Murchison, Geologie of Russia in Europe and the Ural Mountains. 1845. Стр. 370 — 372.
  7. Колтовского, Рудники и прииски в округе Нижне-Тагильских заводов. Горн. Журнал 1846 года № 8.
  8. Еремеева, Заметки о месторождениях железных руд в горнозаводских дачах хребта Уральского. Гор. Журнал 1859 года №5, стр. 320 — 327.
  9. Антипова, Характер рудоносности на Урале и проч. Горный Журнал 1860 г. №№ 1 — 3. О горе Высокой № 1, стр. 18 — 22.
  10. Muller, Ueber die Erzlagerstatten und den Bergban von Nischne Tagilsk am Ural. Berg – und huttenmannische Zeitung, 1866, № 22.
  11. Нитте, сведения о добыче руд при Высокогорском руднике с 1758 по 1868 год. Горный Журнал 1868 года, № 10, стр. 127 и следующие. Показано количество руды, добытой лишь в одном нижнетагильском участке горы.

[1] ↑ Виниус ошибался: в Швеции и тогда, как и ныне, проплавлялось много магнитных железняков.
[2] ↑ Акты Исторические, изданные Археографической Коммисиею, том V, № 267. — Полное Собрание законов, № 1587. — Переписка Виниуса и Петра В. в приложениях к 3-му тому «Истории Петра Великаго» Устрялова. — Старыя дела, хранящияся в Екатеринбургском горном архиве.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: