Бисерский завод

Бисерский завод, гр. Шувалова, чугуноплавильный и железоделательный, находится в самой восточной части Пермского уезда, в 200 верстах (а по другим известиям в 177 верстах) от Перми, на западном склоне Уральских гор, на р. Бисере, близь впадения ее в Койву (приток Чусовой).

Фрагмент карты Пермской губернии 1824 г.
Фрагмент карты Пермской губернии 1824 г.

Селение завода небольшое: по 10 ревизии считалось в нем постоянных жителей 1321 челов. (в том числе 621 муж. и 700 жен. пола). Заводские устройства следующия: 1 доменная печь, 1 вагранка, 1 кричный молот, 4 пудлинговых и 2 сварочных печи, 2 паровых машины. В 1871 году на Бисерском заводе выплавлено чугуна 101.254 пуда (98.027 пуд. в штыках и 7.327 пуд. в припасах), выделано железа полосового и сортового 33.391 пуд.; в 1873 году выплавлено чугуна 135.710 пуд., выковано железа кричного и пудлинговой болванки 70.275 пуд.; из этого железа выделано 33.512 пуд. сортового железа и гвоздей и других железных изделий 1.652 пуд. Большая часть чугуна отправляется для передела в железо на Лысвенский и Югокамский заводы того же владельца (Лысвинский находится в 100 верстах к северо- востоку от Перми, при впадении речки Лысвы в Чусовую, а Югокамский в западной части Пермского уезда, в 46 верстах от Перми; по большому тракту в Казань, при впадении р. Юга в Каму).

Бисерский завод следовало бы правильнее называть Бесерским (с ударением на первом слоге), по речке, на которой он стоит; но название: Бисерский почему-то укоренилось, в печати и в официальных бумагах. Иногда даже называют его, и уж совершенно ошибочно, Бисертским (с ударением на втором слоге).
Бисерский завод основан в 1786 г.; плотина окончена в 1787 г., а в следующем — доменная печь; железоделательное кричное производство началось с 1820 года, а в последние годы введено пудлингово-сварочное производство. В 1825 г., в 25 верстах к северовостоку от Бисерского завода, открыт и начал разрабатываться золотой прииск Крестовоздвиженский, при котором заведено и селение тою же имени. Затем, в более или менее близких расстояниях от этого прииска, найдено было много других золотых же и платиновых приисков, которые, имея каждый частное название, именуются все вообще Крестовоздвиженскими золотыми промыслами.

Бисерский завод построен на земле, составлявшей часть Строгановских вотчин и перешедшей, по наследству, к дочери барона Александра Григорьевича Строганова, княгине Варв. Алекс. Шаховской, а впоследствии к ее внучке Варваре Петровне, в первом замужестве бывшей за графом Шуваловым, во втором за графам Полье, а в третьем за князем Бутеро-Радали. Теперешний владелец Бисерского завода есть сын Варвары Петровны от первого ее брака.

Дача Бисерского завода

Обширная дача Бисерского завода, заключающая в себе 338.739 десятин, простирается по обе стороны Уральского хребта (более впрочем по западную) и на востоке прилегает к округу Гороблагодатских казенных заводов. Общее очертание заводской дачи представляет подобие длинной большого радиуса дуги, или магометанской луны, один рог которой обращен на северозапад, а другой на югозапад.

Местоположение повсюду неровное, усеянное множеством возвышенностей различной величины, прорезанное в разных направлениях глубокими речными долинами и сухими логами, впрочем с пологими но большей части скатами; в немногих только местах скаты утесисты. Уральский хребет разделяет пространство заводской дачи вдоль, почти прямо с юга на север, на две части — восточную и западную; на этом протяжении он нигде не достигает значительной высоты. Но на востоке от хребта, верстах в 17 от него, на границе Бисерской Дачи с Нижне-Туринскою Гороблагодатского округа, между речками Исом и Выей воздымается большая гора Качканар, более чем вдвое превосходящая высотою здешний Урал и заключающая в себе месторождения магнитного железняка. Наибольшая часть этой горы принадлежат Бисерскому заводу, а меньшая, восточная, Гороблагодатским заводам. Верстами десятью северное Качканара, тоже на границе заводской дачи, находится весьма значительная гора Сарайный Камень. На карге, приложенной к описанию Пермской губернии Церренера, в северовосточной стороне Бисерской дачи, на югозападе от Сарайного камня о на северозападе от Качканара, значится еще значительная гора Ревро (не Ребро ли правильнее?); но в самом тексте этой книги и в других книгах и статьях я не нашел упоминаний об этой горе.

На западной стороне Урала, верстах в 12 к СЗ от Бисерского завода, у границы с дачею Архангело-Пашийского завода, в вершинах речек Мерзлой, текущей в Бисерский пруд, и большой Саранки, впадающей и Койву с правой стороны ниже завода, находится гора Саранная, не высокая, но замечательная по изобильному нахождению в ней хромистого железняка (хромита), в трещинах которого попадается минерал кеммерит, как кристаллический, так и плотный (питаемый родохромом), а в особенности потому, что в прежние годы, в верхней ее части добывалось довольно много весьма красивого и весьма редкого минерала уваровита[1]. Уваровит тут попадался в виде маленьких кристаллов (ромбических двенадцатигранников), изумрудно-зеленого цвета, весьма яркого, просвечивающих по краям и с стеклянным блеском. К сожалению минерал этот со временем выветривается и теряет свой блеск и живость цвета. Весь добытый на Саранной горе кристаллический уваровит разошелся по минералогическим кабинетам и более не попадется; но неокристаллованный находится тут нередко, составляя весьма тонкие прожилки в хромистом железняке. Есть еще другия месторождение уваровита, именно в южном Урале, в даче Кыштымского завода (более точного обозначения местности я нигде не встречал, но вероятно у оз. Иткуля, вместе с кеммеритом и родохромом). Здесь уваровит попадается также на хромистом железняке, но в виде тонкого налета, состоящего иногда из весьма маленьких кристалликов, удобно различаемых лишь при помощи увеличительного стекла. Затем — более нигде в мире неизвестно месторождений уваровита.

Ближе к Уралу, на севере от Крестовоздвиженского селения, находятся голыя скалы, состоящие из хлоритового сланца красивого темнозеленого цвета и называемыя Колпаки.

Важнейшие из рек заводской дачи суть Койва и Усва

Койва

 — начинаясь из самых Уральских гор на севере заводской дачи и протекши по ней 53 версты, ближе западной границы, уходит на юг в дачу Кусье-Александровского завода, где и впадает в Чусовую с правой стороны. Важнейшие притоки Койвы: Бисер (на котором стоит Бисерский завод) с правой стороны, Полуденка, Тискас, Кырма, Воронуа, Тырим и Крынка, образующая границу между дачами заводов Бисерского и Кусье-Александровского. Из вышепоименованных речек Полуденка сама по-себе незначительна, но примечательна потому, что на ней в 1825 году найдены были первые в заводской даче золотые прииски, названные Крестовоздвиженскими и заведено селение того же имени.

Усва

— составляющая частью своего течения границу между дачами Бисерского и Архангело-Пашийского заводов, берет начало у хребта Уральского, в 4 верстах от вершины Койвы, течет сначала на север, потом на запад и наконец на юг; впадает в Чусовую с правой же стороны. Из притоков ее, в пределах Бисерской дачи, значительны: Сурья и Гусиновка, впадающие с левой стороны.

По восточную сторону Уральского хребта начинаются несколько значительных речек, которыя направляются на восток и, протекши некоторое разстояние по Бисерской даче, уходят в Гороблагодатский округ и впадают там с левой стороны в р. Туру: Ис, с левым притоком Лабазкою, протекающая около 60 верст по Бисерской даче и пересекающая ее границу несколько посевернее горы Качканара; Выя, которая протекает по Бисерской даче на разстоянии 30 верст и пересекает ее границу на южной стороне Качканара, в 5 от него верстах; речки Большая Именная и Малая Именная.

На крайнем северовостоке дачи образует границу ее р. Нясьма, впадающая в р. Лялю (приток Сосвы).

Наконец на юговостоке дачи, почти у самой ее границы, начинается весьма значительная речка Серебрянка, уходящая вслед за тем в дачу Серебрянского казенного завода Гороблагодатского округа и впадающая там с правой стороны в Чусовую.

В заводской даче находится значительное число рудников бурого железняка, проплавляемого на заводе. Большая часть их залегает по притокам Койвы с правой и с левой стороны. Но есть несколько рудников и по восточную сторону Уральских гор. Кроме того, в горе Качканар заключаются месторождения магнитного железняка. По словам г. Антипова, собиравшего сведения об уральских рудниках в 1859 году, за несколько до того лет, пробовали добывать руду качканарскую и, не сделавши порядочного ее разложения для вывода состава шихты, стали плавить ее с тем же флюсом, как плавили бурые железняки; плавка, разумеется, не пошла, в чем обвинили руду, и с тех пор бросили ее как негодную, а притом же и далеко лежащую от завода (между тем как от Бисерского завода Качканар не далее 50 верст)[2]. Впрочем, впоследствии опять взялись за эту руду. По сведениям, относящимся к 1871 году, на Бисерском заводе проплавляли тогда ежегодно до 30 тысяч пуд качканарского магнитного железняка, примешивая его к бурым железнякам, но по прежнему жаловались на трудноплавкость и дальность перевозки этой руды. Начатая тогда со стороны Бисерского завода разведка рудника на Качканаре показывала будто бы, что магнитный железняк по характеру своему сходен с гороблагодатским; разведкою достигли до массы сплошного железняка. Разрабатывается ли теперь этот рудник, мне неизвестно.

Весьма замечательное явление представляет каменная россыпь, прилегающая непосредственно к Качканару с юга, толщиною от 2 до 3½ футов, и состоящая из обломков магнитного железняка, одаренного притягательной силой, из диорита, диоритового сланца и авгитовой породы; между тем в принадлежащей Бисерскому заводу части горы Качканара не находится ни притягивающих железо магнитов, ни диорита, ни диоритового сланца. Россыпь эта разрабатывалась еще в 1830 годах, для извлечения кусков магнита, которые не употреблялись однако ж в плавку, а шли на золотые прииски, где ими оттягивались железистые шлихи от промытого золота.

Хромистый железняк, кроме Сарановской горы, находится и в некоторых других местностях заводской дачи. В 1840 годах в Бисерском заводе заведены были устройства для выделки из хромистых железняков хромовой краски. Приглашен был для этого дела немец из Златоуста. Но вероятно предприятие не имело хороших результатов, потому что ныне этого производства там не существует.

Много также в заводской даче, именно в восточной ее части, по обе стороны Уральского хребта, по левую сторону р. Койвы и по речкам Ису, Вые, Имянным и по притокам их, отчасти и по Нясьме, золотых и платиновых приисков, разработка которых началась с 1325 г. В некоторых золотых приисках вовсе нет платины; в других она попадается в небольшом количестве вместе с золотом; в иных же гораздо более платины, чем золота. Золотоносные россыпи залегают большею частию глубоко под поверхностью земли и добываются поэтому внутренними, подземными работами.

Ранее прочих золотых приисков начал разрабатываться Крестовоздвиженский, в 25 верстах к ССВ от Бисерского завода, в долине речки Полуденки, впадающей слева в Койву; но прииск этот был довольно убогий и давно выработался. Платину стали добывать с 1831 г.

Самый важный золотой рудник в заводской даче — Сиверный, в 11 верстах к востоку от Крестовоздвиженского, по речке Северной[3], текущей с севера и р. Тискас (левый же приток Койвы). Золотая россыпь, разрабатывавшаяся с 1836 года, залегала тут на глубине 60-70 футов от поверхности земли и простиралась в длину верст на 5, в ширину сажен на 25 и более, при толщине от 8 до 10 футов. Несколько лет после начала разработки промывалось на этом руднике ежегодно от 5 до 10 мильонов пуд песку, содержанием и 9, 6 и 2 ½ золотника золота во 100 пудах песку; но потом содержание драгоценного металла понизилось до ¾ золотника во 100 пудах песку.

В золотоносном пласте Варваринского прииска, лежащего перстах в 3 по дороге от Крестовоздвиженска в Кушвинский завод, попадалось весьма много обломков белого мрамора. Соседний с этим небольшой прииск Никольский замечателен тем, что часть его золотоносного пласта отличалась чрезвычайным богатством: из 100 пуд песку иногда намывали до 64 золотн. золота.

Самым значительным по содержанию платины был прииск Андревский, на речке Покапу, впадающей с левой стороны в Ис, верстах в 7 к северозападу от горы Качканара. Платина всегда сопровождалась тут малым количеством пластинчатого золота. Каменные обломки, встречавшиеся в россыпи, состояли преимущественно из змеевика, отчасти из кварца и диорита.

Производительность золота и платины в разные годы видна из нижеследующаго:

золота:

В 1825 г. получено 5 ф. 76 з.
В 1826 г.     1 п. 29 ф. 91 з.
В 1828 г.    39 ф. 87 з.
В 1831 г.     2 п. 28 ф.
В 1834 г.    2 п. 17 ф.
В 1837 г.     5 п. 16 ф.
В 1841 г.     11 п. 37 ½ ф.
В 1843 г.     14 п. 14 ⅔ ф.
В 1845 г.     16 п. 32 ½ ф.
В 1848 г.     21 п. 29 з.
В 1852 г.    14 п. 30 ф.
В 1858 г.    4 п. 34 ф.
В 1859 г.    2 п. 8 ф.
В 1861 г.    1 п 45 з.
В 1864 г.    2 п 6 ф.
В 1867 г.    4 п. 24 ф.
В 1871 г.    1 п 32 ф.
В 1872 г.    1 п. 24 ф. 75 з.
В 1873 г.    22 ф. 90 з.

платины:

В 1831 г. получено 10 ф. 19 з.
В 1834 г    2 п. 75 з.
В 1837 г     4 ф. 59 з.
В 1841 г    добычи не было
В 1843 г     тоже
В 1845 г     тоже
В 1852 г     тоже
В 1858 г     14 п. 39 ф.
В 1859 г     1 п. 10 ф.
В 1861 г    1 п. 39 ф.
В 1864 г    5 п. 6 ф.
В 1867 г    1 п. 1 ф.
В 1871 г    36 ф.
В 1872 г    28 ф. 82 з.
В 1873 г    3 ф.

Самая большая вымывка золота была в 1848 году (21 пуд). Ныне, повидимому, как золотые, так и платиновые прииски Бисерской дачи уже приближаются в совершенному истощению.

Крестовоздвиженские прииски приобрели себе европейскую известность, но не золотом и платиною, а попадавшимися в них (преимущественно в Адольфовском логу, примыкающем к Крестовоздвиженскому прииску) алмазами. Об алмазах этих сказано уже прежде, в статье: Адольфовский золотой и алмазный прииск.
На восточной-стороне Урала, почти у самого хребта, по речке Петуховке, впадающей с правой стороны в Выю (приток Туры), на юге от Качканара, в глинистом сланце, переходящем отчасти в тальковый, встречается местами медная руда (медная зелень). Церренер, в управление свое Крестовоздвиженскими промыслами, производил тут, около 1845 г., горные разведки; но как с поверхности, так и на глубине руды оказалось слишком мало и она составляла только как бы примазку на горной породе. Поэтому разведки тогда же были прекращены.

Леса во всей даче большею частию смешанные из разных пород; преобладают еловые и пихтовые, к которым примешиваются береза, осина и отчасти липа. Есть также кедровые и сосновые леса (последние очень редки), преимущественно в северной части дачи между Уральским хребтом и горами Качканаром и Сарайным-камнем. Со времени основания завода, а в особенности с начала разработки золотых промыслов, уже много лесов истреблено, отчасти нехозяйственными порубками, отчасти лесными пожарами. Непочатый лес сохранился лишь на севере дачи, по притокам Усвы и Туры.

Климат весьма непостоянный. Зима продолжается обыкновенно до семи месяцев; иногда бывает весьма суровая, иногда же довольно теплая, с изобильным снегом, толщина которого нередко доходит до 12 и более четвертей. От зимы переход почти прям к лету, так что весны незаметно. Лето бывает то дождливое, то засушливое.

Хлеб почти вовсе не родится. Некоторые заводские и промысловые (?) жители начали было по несколько лет засевать овес и ячмень; но ни тот, ни другой не доходили до надлежащей доброты и зрелости. Сенокосные травы вырастают на западном склоне Урала гораздо обильнее, чем на восточном и бывают питательнее для скота. Самые обыкновенные огородные овощи, как-то морковь, редька, репа, лук, картофель и капуста, высаживаемые каждогодно здешними жителями, вырастают только до среднего качества, но никогда до настоящей спелости, а не редко и вовсе погибают. Огурцы и т. п. составляют редкий плод в здешних местах, вырастая только в парниках и теплицах“.

Так говорится в указанной ниже статье г. Коровина. Вероятно эти слова относятся более к самому Бисерскому заводу, чем к селениям Крестовоздвиженскому и Северному, лежащим значительно севернее, выше и ближе к Уралу и потому еще менее благоприятным для растительности.

Церренер, в своем описании Пермской губернии, рассказывает, что в 1844 году при селении Крестовоздвиженском сделан был заводоуправлением опыт посева картофеля, овса нескольких сортов, гималайского ячменя, шведской полбы, рижской конопли и проч. На обыкновенной почве, к которой было прибавлено несколько согревающего лошадиного навоза, все произрасло хорошо в последней четверти мая и в первых двух третях июня, — конопля даже выросла в вышину человека; по с 20 июня настали холодные ночи и все эти растения погибли. В 1845 т. сам Церренер повторил этот опыт и с той же самой неудачей.

Из журнала Пермского Губернского по крестьянским делам присутствия 12 декабря 1863 г. видно, что в окрестностях Крестовоздвиженского селения вовсе нет земель, пригодных для хлебопашества, что поземельный надел жителей состоит только из усадеб, выгона и покосной земли, что даже и покосы очень плохие.
По словам Церренера (стр. 40), в начале июля 1845 г., на платиновом прииске Андреевском, находящемся в 42 верстах к северу от Крестовоздвиженска и верстах в 4-х к северозападу от Качканара, глинистая земля, покрывающая платиновосодержащий песок, оттаяла только на 2 фута с поверхности, а ниже до той глубины, до которой можно было пробить шурфы, все находилось в замерзшем состояния. Тоже самое найдено было Гумбольдтом и его спутниками в одной местности близь Богословского завода. Впрочем, по сведениям, собранным этими учеными путешественниками, нахождение на небольшой глубине нерастаивающей во все лето земли составляет на северном Урале лишь местное явление, именно лишь там, где почва сырая, торфяная и покрытая мохом.

Церренер же рассказывает, что на прииске Северном (в 11 в. к юговостоку от Крестовоздвиженска) в подземном главном водопроводном штреке (галлерее), тянущемся на 3½ версты и соединенном почти со 120 шахтами, деревянная крепь по близости шахт в 1843 — 1848 годах каждую зиму покрывалась толстым слоем льда, и текшая по почве штрека вода то вся замерзала, то покрывалась льдом.

В лесах Бисерской дачи растут ягоды: малина, черемуха, рябина и брусника; последней в особенности много на Качканаре. Кедры иногда доставляют в большом изобилии орехи. К сожалению жители поступают с этими деревьями варварски: чтобы достать кедровые шишки, они каждый раз рубят самыя деревья.

Разведением домашнего скота и птицы жители занимаются слабо и далеко не все. Прежде во множестве водились здесь лесные звери (медведи, олени, лисицы, лоси, куницы, соболи, горностаи и проч.) и лесные птицы; но распространение куреней, лесосеков и золотых приисков отогнало большую их часть в другия, более спокойные места. Из птиц в лесах все еще иного рябчиков. В Койве и Усве, кроме обыкновенных пород рыб, водятся харюзы я таймени. Звериным и птичным промыслом и рыболовством занимаются хотя и многие жители, но лишь для своего домашнего обихода.

Заводская дача населена весьма слабо.

Кроме Бисерского завода, в ней находятся следующие населенные пункты:

1) Село Крестовоздвиженское, в 25 верстах от Бисерского завода и в 50 верстах, по дороге, от казенного Кушвинскаго завода, по обоим берегам речки Полуденки, впадающей немного пониже селения в Койву. Высота селения над уровнем моря 377 футов. Оно расположено между еще более значительным возвышенностями, верстах в 10, по прямому направлению, от Уральского хребта. Деревянная церковь, контора, госпиталь, господские дома и до 150 обывательских домов. Крестовоздвиженское служит местопребыванием управления не только золотыми промыслами, но и заводами Бисерским и Кусье-Александровским (который принадлежит тому же владельцу). По крайней мере так было в 1840-х годах, судя по словам Церренера; так ли теперь, не знаю.

Жителей постоянных по последней ревизии считалось: 684 мужского и 790 женского пола, всего 1474 человека (Вероятно включая тут и жителей нижеупомянутых малых поселений). Но потом; по случаю сокращения промысловых работ; несколько семей (в том числе 96 ревизских душ муж. пола) переведено в другия селения того-же владельца. В 1866 году многие жители Крестовоздвиженска хлопотали о дозволении им переселиться на более удобные, казенные земли. Но, как кажется, это переселение не состоялось.

2) Селение при Северном руднике, в 12 верстах от Крестовоздвиженского, на речке Северной, впадающей в Тискас (левый приток Койвы); до 50 домов.

3) и 4) При золотых приисках Никольском и Варваринском есть по нескольку обывательских домов.

На всех прочих разрабатываемых рудниках находятся только господские казармы для рабочих и анбары для жизненных припасов и инструментов.

От Бисерского завода пролегают две дороги, удобные во всякое время года для проезда в экипажах:

  • а) Дорога на юг, в Кусье-Александровский завод, проходящая по даче на протяжении 18 верст (а всего разстояния от Бисерского до Кусье-Александровского завода 35 верст). На ней две переправы через р. Койву (одна из них у самого Бисерского завода), в большеводие на паромах, а в обыкновенное время в брод по переборам. По этой дороге ездят из завода и в Пермь.
  • б) Дорога на север в с. Крестовоздвиженское в 25 верст, а оттуда далее к востоку в селение Северного рудника в 12 верст.

От Северного рудника идет дорога на восток через Уральский хребет за границу заводской дачи, на протяжении 38 верст, в Кушвинский казенный завод, до которого от Бисерского 75 верст, а от Крестовоздвиженска 50 верст. Но дорога эта не приведена в совершенное устройство, и поэтому в летнее время мало способна для проезда в экипажах.

Эта последняя дорога пролегает густым дремучим лесом и местами довольно болотиста. Урал состоит тут из нескольких параллельных между собою горных цепей довольно незначительной высоты: высший пункт перевала через Урал на этой дороге имеет не более 1097 футов над уровнен моря и лишь 384 фута над прудом Кушвинскаго завода. Высший пункт хребта здесь даже несколько (футов на 7) пониже расположенного по западную сторону его селения Крестовоздвиженского. Есть на Урале несколько населенных пунктов лежащих еще выше, напр. город Верхнеуральск, Оренбурской губернии, высота которого над уровнем поря 1244 фута, город Златоуст, в Уфимской губернии — 1317 футов, Белорецкий завод, там же — 1594 фута и проч.[4]

Есть еще другая дорога из Крестовоздвиженска через Урал, идущая значительно севернее вышеописанной и по перевале через Урал проходящая у подошвы горы Качканара, но еще менее устроенная. По ней проезжал между прочим в 1841 году знаменитый английский геолог Мурчисон со своими спутниками, но верхом, а не в экипажах. По видимому тут переезд через хребет еще ниже, еще незаметнее. По словам Мурчисона, местность между Крестовоздвиженском и настоящим уральским водоразделом не представляет тут ничего примечательного и бросающегося в глаза.

«Густая, мрачная древесная зелень закрывала все боковые виды; под ногами ничего не было видно, кроме болотных растений. Немногие только каменные выступы, проторгавшиеся сквозь наносы и растительную оболочку, слабо указывали, что здесь, как и на водоразделе между Серебрянским и Кушвинским заводами, подпочва состоит из хлоритоваго сланца, который является тут незначительными, округленными и едва заметно покатыми холмами. Подъем на хребет так постепенен, что проводникам нашим стоило некоторого труда уверить нас, что мы достигли самого высшего его уровня. — Но непосредственно к востоку от орографической оси совершенно иная сцена ожидала нас. Едва начали мы спускаться, вместе с водами, на восток, как, повернувши круто направо по узкой тропе, очутились как бы в новом мире. Громадное хаотическое скопление отдельных угловатых каменных обломков лежало около нас; среди их высились величавые кедры, подобно башням воздымавшиеся над другими деревьями; скалы обросли пионами, шиповником, гераниумом. Еще несколько минут пути, — и вот изломанные, зубчатые очертания Качканара предстали нашим глазам. Унылые, сырые и болотистые леса сменились солнечным сиянием, скалами и великолепною растительностию. Наконец- то мы нашли настоящую гору на Урале!“

Взобравшись на Качканар (впрочем, кажется, не до самой его вершины) и познакомившись с геологическим его строением, ученые путешественники спустились с горы в том же самом месте, где начали подниматься и продолжали дальнейший путь на восток долиною р. Иса, а выехавши на большую дорогу, ведущую из Богословска и Верхотурья в Екатеринбург, прибыли в Нижне-Туринский казенный завод Гороблагодатского округа. Перед тем из Крестовоздвиженска по этой дороге несколько лет не ездили, поэтому оттуда посланы были предварительно рабочие, чтобы расчистить дорогу от валежника и от разросшихся древесных сучьев и чтобы построить балаган для приюта и ночлега у подошвы Качканара, куда отправлены были также кушанья и напитки. Управляющий Крестовоздвиженскими промыслами Граубе и 20 крестьян, все верхом, сопровождали Мурчисона и его товарищей до Качканара, где они ужинали и ночевали в балагане. А к восточной стороне этой горы были высланы на встречу им люди и лошади из Нижне-Туринского завода[5]. Мурчисон говорит, что дорога эта представляла большею частию лишь верховую трону. Но с той поры она без сомнения прорублена шире, по крайней мере от Крестовоздвиженска до Качканара, потому что в последующие годы возили по ней (может быть возят и ныне) железную руду с Качканара в Бисерский завод.

Библиографические указания:

  1. Коровина, Обозрение и описание округа Бисерского завода и Крестовоздвиженских золотых промыслов (Пермск. Губ. Ведомости 1862 г., №№ 20 и 21). Весьма дельная и обстоятельная статья.
  2. Шалаева, Краткий обзор природных богатств и промышленности в вотчинном, промысловом и горнозаводском имении княгини Варвары Петровны Бутеро-Радали, прилегающем к Уральскому хребту (Пермск. Губ. Ведомости 1860 г., №№ 38, 39 и 40). Несмотря на данное заглавие, сведения, заключающиеся в этой статье, весьма кратки и скудны.
  3. Zerrener, Erdkunde des Guvernements Perm, Leipzig, 1861. стр. 46 и 47 (об опытах земледелии в Крестовоздвиженске); стр. 90 и 93 (о Койве, Усве и притоках их); стр. 112 (о притоках Туры, начинающихся в Бисерской даче); стр. 208 — 228 (орографическое и геогностическое описание Бисерской дачи, сведения о золотых приисках). Церренер, живущий теперь в Германии и известный многими своими статьями и сочинениями по горнозаводским наукам, некоторое время управлял Бисерским заводом и Крестовоздвиженскими промыслами.
  4. Helmersen, Reise nach dem Ural, dem Altai und der Kirgisensteppe in den Jahren 1833 und 1835. — Две части, СПБ, 1841 и 1843. Часть первая, стр. 93 — 97 и часть 2 я, стр. 198 — 203.
  5. Мозеля, Пермская губерния, часть 1, стр. 301 — 303.
  6. Попова, Хозяйственное описание Пермской губернии, Пермь, 1804 г, часть 1.
  7. Германа, Описание заводов etc., ч. 2.

[1] ↑ В Материалах для минералогии России, издаваемых академиком Н. И. Кокшаровым, сказано, что уваровит находится в окрестностях деревни Сарановки, в 12 верстах от Бисерского завода. Тоже самое повторено и в Минералогии г. Медведева. Но деревни Сарановки не существует, есть только две речки Саранки, большая и малая, гора Саранная близь верховьев их, да железный рудник Сарановский, при вершине первой из этих речек.
[2] ↑ Горн. Журн. 1860, №1, стр. 17
[3] ↑ Не смотря на свое название, речка Северная несколько южнее Полуденки.
[4] ↑ Сравн. Hoffmann Ueber die hypsomaetischen Uerhaltnisse des Uralbirqes
[5] ↑The Geologie of Russia in Europe and the Ural Mountains, стр. 309 — 394.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

 

Поделиться: