Далматовский Успенский мужеский монастырь

Далматовский Успенский мужеский монастырь находится в Шадринском уезде при заштатном городе Далматове, на левом берегу р. Исети, при впадении в нее р. Течи, на возвышенном и красивом местоположении. Обнесен каменной толстой стеною, с башнями и бастионами.

Внутри ограды расположены следующия здания:

а) Храм Успенский, каменный двух-этажный, в котором находятся церкви: нижняя теплая, Христорожественская, верхняя Успенская и две придельныя: Дмитриевская и Иоанно-Богословская; колокольня, снабженная боевыми часами имеет высоты (вместе с крестом) 21 сажень. На своде церковного крыльца, в палатке под железною крышей, помещен архив дел монастырских с 1659 года, а рядом, на своде западной паперти—монастырская библиотека.

б) Вновь строющаяся большая каменная церковь, еще неоконченная.

в) Так называемая усыпальница — деревянное строение, где покоится прах основателя монастыря старца Далмата, над которым устроен памятник в виде гробницы. Внутри усыпальницы находятся также: изображение распятия огромных размеров, старинной живописи; портреты Далмата и сына его архимандрита Исаака; мантия и клобук первого и мантия и посох втораго; железные шишак и кольчуга татарина Илигея, подарившего Далмату для монастыря свою вотчинную землю.

г) Настоятельские кельи и 16 братских келий. Оне помещаются в каменном двух-этажном корпусе, длиной в 50, шириной в 5 ½ сажен. При настоятельских кельях находится домовая церковь во имя преподоб. Сергия Радонежского.

д) Каменный же корпус, в котором помещаются уездное и приходское духовныя училища.

За оградою монастыря расположены: большой скотный двор и строения, занятыя службами и квартирами служителей.

Монастырь третьеклассный, но довольно богат, потому что владеет пашенными и сенокосными землями, рыбными ловлями в различных местах и большою хлебной мельницей, которая отдается на аренду. Кроме того он постоянно получает значительныя приношения от многочисленных богомольцов, стекающихся на поклонение особо чествуемой иконе Успения Божией Матери. Не смотря на то, число монашествующих весьма невелико: в 1857 г. монахов было всего 11 и 5 послушников (теперь, говорят, несколько поболее).

Начало Далматовскому монастырю положено в последний год царствования царя Михаила Феодоровича. Сибирский уроженец, по матери татарского происхождения, Дмитрий Иванович Мокринский, из казачьяго сословия, пожалованный за службы своя в дворяне, овдовевши, постригся в монахи в Невьянском монастыре Верхотурского уезда с именем Далмата; в 1644 г., по любви к уединению, он удалился на Исеть, на место нынешняго Долматовского монастыря, и для житья себе ископал пещеру в боку оврага. Благочестивая иноческая жизнь Далмата привлекла к нему несколько сподвижников из разных мест; построена была близ пещеры деревянная часовня, в которой поставлена принесенная Далматом с собою икона Успения Божией Матери. Место поселения Далмата принадлежало к вотчине Тюменского татарина Илигея, который сначала злобился на Далмата и хотел даже его умертвить, но потом, после чудесного видения ночью, отдал ему всю свою вотчину. Около 1650 года поселился с Далматом сын его, также постригшийся в монахи, Исаак. Оба они, частию на собственныя средства, частию на приношение богомольцев, построили деревянную церковь с братскими кельями вокруг нея и с деревянною из тына оградою.

Опасность от нападений Башкирцев, часто бунтовавших, скоро заставила заменить тын более прочной бревенчатой в столбах оградою, с башнями по углам, и запастись пищалями, ружьями и порохом. А в 1696 году около монастыря был уж город рубленный т. е. толстая стена из бревенчатых срубов с бойницами и пушками. Монастырския деревянныя здания много пострадали во время башкирского бунта в 1704 году, а в два пожара 1707 и 1708 году были совсем истреблены; но за то в эти же два года построена была каменная церковь, к которой в 1713—1719 г. пристроены второй этаж и колокольня. С 1713 же года, началась постройка ныне существующей каменной стены, вполне оконченная лишь в 1764 году. Кроме ручного оружия у монастыря с 1704 года были чугунные пушки, отлитые на Каменском казенном заводе, к которым во время башкирского бунта 1735 года было прибавлено еще несколько пушек. Таким образом монастырь представлял весьма порядочную крепостцу, которая неоднократно отражала нападения башкирцев, в 1762 году выдержала осаду бунтовавших монастырских крестьян (бунт этот известен под названием дубинщины), а в 1774 году—осаду пугачевских шаек.

Инок Далмат, скончавшийся в 1697 году, не носил никакого титула. Еще при жизни его, с 1682 года, упоминается, как игумен, сын его Исаак, в последствии бывший архимандритом и управлявший монастырем до самой кончины своей в 1724 году[1]. Исаак погребен в придельной Дмитриевской церкви у северного окна.

Последующие за тем настоятели Далматовского монастыря назывались игуменами, с 1733 до 1776 года опять архимандритами, потом снова игуменами. Ныне же второй уже настоятель носит титул архимандрита.

Со времем Исаака (но до какого времени это продолжалось—не знаю) настоятели Далматова монастыря имели под своим ведением духовенство многих церквей зауральской части нынешней Пермской губернии. Они даже перемещали священников с места на место и отстраняли их от служения. В 1723 году командир Уральских заводов Геннин писал архимандриту Исааку, что священник Уктусского завода (близь Екатеринбурга) Алексей Савин ведет нетрезвую жизнь и не исполняет треб и просил поступить с ним по Синодскому регламенту, а к Уктусской церкви временно определить священника Арамильской слободы Иакова.

Исаак в ответном письме своем, благодаря Геннина за попечение о церкви, писал:

„И мы указом великого господина[2] послали по оного попа Алексея, а попу Якову Никитину велели быть на Уктуских заводах при церкви св. Николая Чудотворца и чинить священнослужения и домовныя в мире исполнять тщательно, а с крылошаны доходы, по обычаю древнему, имети как надлежало прежде".

Из преемников Исаака особенно выдающеюся личностью был архимандрит Иакинф Камперов. Хороший строитель и хозяин, с энергическим характером, он весьма много сделал для благоустройства монастыря и украшения церквей его и завел при монастыре училище. Но, вместе с тем он был человек весьма жестокий с подчиненными и своекорыстный. Он священников и дьяконов наказывал плетьми, на монастырских служителей возлагал непосильные труды; на счет монастыря кортомил, в свою пользу, рыбныя ловли и хмелевыя угодья, приносившие ему большой доход и проч. В 1774 году Иоакинф переведен был в настоятели Преображенского монастыря, находившегося в это время в Соликамске, и в бытность свою там, в январе 1793 г. ограблен и убит в своих кельях.

В управление Иоакинфа при Далматовском монастыре был разведен сад: насажены в разных направлениях аллеи из берез, сосен, листвениц, лип и других дерев, а равно из ягодных кустарников; устроены парники и оранжерея с двумя теплицами. В 1812 году, по распоряжению архимандрита Никандра, все эти деревья и кустарники были вырублены, и сад обращен в простой огород.

С 1680 по 1743 год в 30 саженях от ограды Далматовского монастыря находился приписной к нему Введенский женский монастырь.

До 1764 года т. е. до введения монастырских штатов во владении Далматовского монастыря было не мало селений, которыя стали заводиться вскоре по основании его на обширной, принадлежавшей ему земле. Приходили крестьяне из различных местностей России и, получая от монастыря в пользование землю, давали записи за себя, семью свою и все потомство отправлять различныя работы для монастыря, повиноваться его начальству, платить ему различные сборы и проч.

Из селений монастырских замечательнейшими были:

  1. Слобода Служняя близь самого монастыря, которая в 1690-х годах, после постройки в ней Никольской церкви названа была сельцем Николаевским, а в 1781 году переименована в город Далматов.
  2. Теченское Поселье, с различными хозяйственными заведениями, на р. Тече, в 47 верстах от монастыря, где ныне село Верх-Теченское.
  3. Деревня Мальцева или Першина, на Тече, в 16 верст. от монастыря, ныне село Першинское.
  4. Деревня Широкова, на р. Суварыше, в 12 верст. к северу от монастыря, ныне село Широковское.
  5. Нижне-Суварышское поселье, в 10 верст. к юго-востоку от монастыря, при впадении в Исеть р. Суварыша, с хорошими рыбными ловлями, вблизи обширных сенокосных лугов.

Были два важныя монастырския поселья вне монастырской вотчины: одно Усть-Уйское, основанное в 1686 году, вдали от монастыря, при впадении р. Уя в Тобол, с богатыми рыбными ловлями по рекам, речным заливам и озеркам, с хмелевыми угодьями и сенокосными лугами (ныне тут казачья станица Усть-Уйская, в самой восточной части Челябинского уезда); другое поселье Железенское, в 80 верст. от монастыря, на левом берегу Исети, при речке Железенке (нынешней Каменке), угодья к которому отведены от казны в 1682 году. В даче этого последняго поселья находились в изобилии железныя руды, из которых выплавлялось в малых печках железо для монастыря[3]. В 1701 году поселье это, с отведенными к нему землями, взято было обратно в казну и на месте поселья, построен был большой казенный завод Каменский чугунно-плавильный, пушечнолитейный и железный, существующий и ныне (см. Железенка и Каменский завод).

По писцовым книгам Льва Поскочина 1683 года за Долматовским монастырем считалось 70 дворов и 243 крестьянских душ муж. пола; по переписи князя Засыкина в 1722 году—1309, а но переписи 1744 уже 2156 душ. Таким образом с 1683 по 1744 год вотчинное монастырское народоселение увеличилось почти в пять раз.

В 1764 г., с учреждением духовных штатов крестьяне у монастыря были отобраны и поступили в ведение коллегии экономии; из них оставлены только восемь человек в число штатных служителей. Оставлены были монастырю некоторыя его угодья. На содержание монастыря назначен денежный оклад.

В 1852 году в бывший в городе Далматове большой пожар монастырь потерпел убытка до 60,000 рублей сер.; сгорели в нем: верхняя расписанная внутри церковь с великолепным иконостасом и иконами, убранными золотом, серебром и драгоценными каменьями,[4] колокольня, святыя ворота со всем их устройством и украшением; различныя службы, хозяйственные заведения и амбары, со всем находившимся в них. Некоторые колокола растопились, а другие, падая, расшиблись. Но давно уж незаметно и следов этого пожара: сгоревшая церковь возобновлена в большем даже великолепии, чем была прежде.

Далматовский монастырь в прошлом столетии служил местом ссылки для расколоучителей, а также для некоторых лиц, осужденных на заточение бывшей тайной канцелярией. Между прочими тут содержались в заключении: протопоп Московского Успенского собора и бывший синодальный член Иоанн Максимов в 1733—1735 годах, княжна Прасковья Юсупова в 1744 и следующих годах (содержавшаяся до того лет шесть в приписном к Далматовскому Введенском женском монастыре); ученый иеромонах Феофан Леонтович в 1764—1768 и в другой раз в 1780 г.; генерал-адъютант граф Петр Апраксин в 1775—1778 годах. Последний, по распоряжению из Петербурга, содержался строго, в тесной, низменной келье с кирпичным полом, с двумя маленькими окнами с железными решетками, под караулом, присланных с ним унтер-офицера и рядовых; мог ходить только в церковь, под караулом же, не велено дозволять ему писать письма, иметь бумагу, чернильницу, перо и все, чем писать можно; из книг дозволено иметь только библию и некоторыя другия духовныя назидательные книги. Впрочем, он не был лишен ни чинов, ни орденов; настоятелю монастыря и страже не велено чинить ему никакого озлобления и неучтивства; на пищу его отпускалось из казны по 50 копеек в день; из казны же было отпущено 100 рублей на заготовление ему теплой одежды; новое белье для него заготовлялось также на казенный счет. В 1788 г., до повелению Екатерины II, гр. Апраксин освобожден из заключения и отправлен на житье в Казань.

О княжне Юсуповой сказано ужь прежде, в статье: Введенский монастырь. Но в той статье я писал, что неизвестно, по какому преступлению она подвергнута была розыску в тайной канцелярии и потом заточению. Ныне-же я отыскал в 20-м томе Истории России проф. Соловьева (стр. 405 и 406) следующее известие по этому предмету: „Между людьми, сочувствовавшими попытке Голицина ограничить власть Анны Иоанновны, находился князь Григорий Дмитриевич Юсупов, который, как говорили, заболел и умер с горя, что попытка неудалась. Дочь его, Прасковья, бросилась к волшебству, чтобы чарами склонить к себе императрицу на милость. Дело открылось, и княжну Юсупову в 1730 году послали в женский Тихвинский монастырь. В 1735 году ее взяли в тайную канцелярию, по доносу служанки и стряпчаго; донесли, что она жаловалась на Анну, говорила, что было-бы лучше, если-б царствовала Елизавета, бранила Бирона, разсказывала, что при Петре Великом Анну и сестер ея царевнами не называли, а просто Ивановнами. За это Юсупову высекли кошками, постригли, назвали Проклою и отправили в Сибирь, в Введенский девичий монастырь (при Успенском Далматовском монастыре)“. Вины прочих, названных выше, заточников неизвестны.

Библиографическия указания:

  1. Протоиерея Григория Плотникова. Описание мужского Далматовского Успенского монастыря и бывшего приписным к нему женского Введенского монастыря. Пермск. Губ. Ведомости 1858 г. Тогда-же статья эта издана была от Пермского Губерн. Статист. Комитета особой книжкою, без означения имени автора.
  2. Архимандрит Иакинф. Пермский Сборник, книжка вторая 1860.
  3. Мозель, Пермская губерния. Часть 2-я, стр. 744 и 745.
  4. Протоиерея Плотникова, Далматовский монастырь в 1773 и 1774 г. или в Пугачевский бунт. Чтения в Императ. Обществе Истории и древностей Российских, 1859 года, книжка 1.
  5. Его-же, Очерки бедствий Далматовского монастыря и частию края с 1644 по 1742 г. В том же повременном, издании, 1863 г., кн. 1.
  6. Его-же, Ссылочные в Далматовском монастыре. Пермск. Губерн. Ведомости 1869 года.

[1] ↑У протоиерея Плотникова в его описании Далматовского монастыря сказано, что Исаак после архимандритства, опять почему то был в сане игумена. Но из находящейся в старых делах Екатеринбургского Горного архива переписки Исаака с начальником горных заводов Генниным видно, что первый даже в феврале 1724 года был все архимандритом (позднее писем нет).
[2] ↑ То есть епархиального архиерея—Тобольского митрополита. Повидимому, Далматовские архимандриты делали важнейшия распоряжения от архиерейского имени.
[3] ↑ Железных делом заведывал старец Питирим, которого по этому и следует считать первым управителем Каменского завода.
[4] ↑ На одной иконе Преображения Господня, замечательной по древнему письму и величине, серебряная риза была в 92 фунта 95 золотников.
Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: