Борзовка, речка

Борзовка, маленькая речка в Екатеринбургском уезде, в округе Кыштымских заводов, к северозападу от Кыштымского завода и к югозападу от Каслинского, по западную сторону большого озера Иртяша, начиняется на восточном склоне Уральского хребта, протекает с запада на восток и впадает в озеро Букоян, из которого течет исток в Иртяш. На берегах ее расположен золотой прииск Борзовский, замечательный в особенности по редким минералам, попадающимся в нем (разработывается ли он теперь, не знаю).

По описанию Розе, бывшего тут в 1829 г., получаемыя при промывке золота каменистые гальки и зерна имеют в общей массе своей зеленовато-серый цвет и состоят большею частию из листочков слюды и талька, из кристаллов и прозрачных мелких зерен граната (венисы) кровяно-красного цвета, из мелких же зерен, реже из явственных кристаллов, магнитного железняка, из кварца, большею частию прозрачного. Впрочем кварца встречается довольно мало; венисы же гораздо более, чем в какой либо другой из уральских россыпей.

Кроме этих минералов, свойственных и другим приискам, на Борзовском попадаются еще: гиперстен древесинно-бурого цвета, зеленовато-черный авгит зернами различной величины, вросшими во множестве, вместе с мелкими зернами магнитного железняка, в обломках змеевика, либо зернистого талька; синий корунд, отличительный для этой россыпи, вросший в кусках особенного белаго минерала, нигде более не встречающагося, которому Розе придал название борзовита[1], цейланат (сорт шпинели), также в борзовите; эпидот, или фистацит. Кристаллы борзовского корунда, отличного от других уральских и называемого также соймоновитом, иногда бывает весьма красивого темного сафирно-синего цвета; но бывают также бледносиние и даже совершенно безцветные; кристаллы побольше иногда бывают лишь во внутренней части синие, а снаружи белые. Но все они лишь на краях слабо просвечивают, а потому даже наиболее густо-окрашенные из них не годятся в обработку на украшения.

Борзовит попадается иногда глыбами значительной величины, в фут и более в диаметре. На р. Борзовке во время приезда Розе разработывался не один прииск, а три, расположенные в некотором разстоянии один от другаго по речной долине. Вышеупомянутые минералы находятся в среднем из них. Нижний прииск не представляет ничего особенно примечательного, кроме значительного содержания золота, которого в первые годы разработки получалось до 4 золотников из 100 пуд песков. Верхний прииск Розе не осматривал по причине сильного дождя и глубокой грязи[2].

В 1838 г. московский профессор Щуровский, путешествовавший во Уралу, был и на Борзовке. В это время найдено и коренное месторождение борзовита с кристаллами корунда[3]. Именно, верстах в двух к северу от р. Борзовка, борзовит образует две довольно толстые жилы (от 1½ до 3 аршин в поперечнике), проходящие почти параллельно и довольно близко между собою в тальковом сланце. В поверхностной части более разработанной жилы кристаллы корунда чрезвычайно мелки, темного цвета и мало прозрачны; с постепенным же углублением оне становятся крупнее, прозрачнее и более светлаго цвета.

Относительно же валунов борзовита, попадающихся в россыпи, г. Щуровский говорит:

„борзовит большею частию заключает в себе и кристаллы корунда, иногда приятный синий цвет, и зерна зеленовато-черного цейланита, вместе с листочками белой слюды и талька. В иных кусках перевес на стороне корунда, в других — цейланита; последний однако встречается реже. Корунд, напротив, весьма часто до того усиливается, что мелкие и плоские кристаллы его почти вытесняют собою борзовит, валуны в таком случае кажутся состоящими из одних кристаллов корунда, а борзовит представляется между ними как бы в виде цемента“.

По словам того же автора, и корунд и цейланит иногда встречаются в россыпи и отдельными кусками и зернами, без борзовита, но корунд, попадавшийся при разработке золотоносного пласта, долгое время, вместе с прочими обыкновенный гальками, выбрасывался в отвалы, и лишь в 1823 г. казанский профессор Фукс, в бытность свою на Урале, первый заметил его и придал ему название соймонита, в честь сенатора В. Ю. Соймонова, много способствовавшего развитию добывания золота из россыпей на Урале. Щуровский говорит также, что на Борзовке, в одних наносах с валунами борзовита и других пород, попадаются еще куски хризопраза: (халцедона яблочнозеленого цвета), впрочем большею частию выветрелаго и малопросвечивающаго. (См. Шуровского, Уральский хребет в физико-географическом, геогностическом и минералогическом отношениях, стр. 225 -228).

Вот подробности об открытии корунда на Борзовке

В 1823 г. находилась в Екатеринбурге временная комиссия для распространения золотого промысла, в которой председательствовал, по Высочайшему повелению, сенатор В. Ю. Соймонов. Знаток и любитель горных наук и горного дела Соймонов осмотрел, в сопровождения доктора Фукса, профессора казенного университета, все местности Урала, где были золотоносные россыпи и признаки их. Пересматривая в эту поездку отвалы на Борзовском прииске, Фукс нашел корунд. Так как этот минерал до тех пор добывался преимущественно только в Китае, в Восточной Индии и на острове Цейлоне, то Фукс борзовскому корунду (отличавшемуся видом от иностранных) придал название соймонита, и под этим именем представил его Соймонову в Кыштымском заводе. Тот, разсмотревши наружный вид кристаллов и увидя к какому минералу они относятся, тотчас же начертил концом одного из них на оконном стекле слова: сафир, корунд, алмазный шпат[4].

В 1828 г. тогдашний управитель Златоустовской оружейной фабрики Аносов, будучи проездом в Кыштымском заводе, получил несколько кусков борзовского корунда и попробовал употребить его, измельченный в порошок, для шлифования клинков белаго оружия, взамен выписывавшегося из-за границы наждака, обходившагося дорого[5]. После того при содействии заводчиков, набрано было на Борзовском руднике для оружейной фабрики до 165 пуд корундовой породы, которая и пошла в дело[6]. Но по открытии в 1830 г. весьма большого месторождения хорошего наждаку близ Мраморского завода, в 45. в. к югу от Екатеринбурга, на Златоустовской оружейной фабрике опять заменили борзовский корунд наждаком.

В 1861 г. в Борзовской россыпи найден был опять новый минерал красно-желтовато-бурого цвета, состоящий из углекислоты, фтора, весьма редких в природе металлов: церия, лантана, дидима и воды, по физическим свойствам своим похожий на паризит из Новой Гренады (в Испании), почему и придали ему название кыштымо-паризит[7].

Часто в печати р. Борзовку называют Барзовкою, а минерал барзовитом; но Борзовка и борзовит правильнее.


[1] ↑ До произведенного Розе изследования этого минерала, на Урале его считали полевым шпатом.
[2] ↑ Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere, ausgefuert von A. von Humbolt, G. Ehrenberg und G. Rose. т. 2, стр. 147 — 155.
[3] ↑ Поэтому в материалах для минералов России г. акад. Кокшарова несправедливо сказано, будто коренное месторождение борзовита доселе неизвестно.
[4] ↑ Сафир и так называемый алмазвый шпат, равно как и рубин, суть не особые минералы, а отличия корунда. — Впоследствии месторождения корунда найдены были в нескольких местах Урала.
[5] ↑ Наждак есть тоже корунд, но только в виде мелких зерен, вкрапленных в какой-либо породе, обыкновенно вместе с зернами магнитного железняка.
[6] ↑Амосов, Об уральском корунде. Горн. Журн. 1829 г. кн. 1, стр. 131 — 140
[7] ↑ Короваева. Кыштымо-паризит, новый минерал. Горн. Журн. 1861 г., кн. 12.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: