Горный Шит

Горный Шит или Горношитское село в Екатеринбургском уезде, к юго-западу от города, на речке Уктусе (правом притоке Исети), верстах в трех от ее начала, верстах в семи от правого берега Чусовой и в 11 ½ верстах от левого берета Исети[1], на дороге из Екатеринбурга в Мраморский и Полевский заводы. Село довольно большое: в 1860 г. в нем считалось 220 домов, жителей 1285 (в том числе 597 муж. и 688 женск. пола). Одна каменная церковь. Первоначальная школа, содержимая на счет горнаго ведомства. Крестьяне, до освобождения горнозаводскаго населения от обязательного труда, принадлежали к сословию урочных работников Екатеринбургских казенных заводов. Ныне главные занятия их хлебопашество, рубка дров и продажа их в Екатеринбурге.

В начале прошлаго столетия, на месте Горнаго Шита, находилось село Верхний Уктус, принадлежавшее к Арамильской слободе. Верхним называлось оно потому, что значительно ниже, на той же речке Уктусе, находилась деревня Нижний Уктус, там, где ныне селение Елизаветское. Через Верхний Уктус проходила удобнейшая дорога из Сибири в Европейскую Россию. На западе от Верхняго Уктуса дорога эта, называвшаяся Кунгурскою, шла мимо Чусовского озера, по северную его сторону, потом, через Половинный исток, текущий из озера Половинаго в Чусовую, потом через д. Подволошную на левом берегу Чусовой (в нынешней даче Билимбаевского завода, на границе с дачей Шайтанских заводов). В 1709 г. бунтовавшие тогда Башкирцы грабили русские селения в нынешней Пермской губернии; они раззорили 25 июня и село Верхний Уктус и сожгли находившияся в нем Покровскую церковь и часовню; крестьяне иные были перебиты и взяты в плен Башкирцами, иные разбежались в другия места. Селение, запустело.

Татищев, в первое управление свое Уральскими заводами, в 1721 г., готовясь строить большой железный завод на р. Исети, где ныне Екатеринбург, заложил, для защиты от нападений Башкирцев, как этого предполагавшегося завода, так и ранее существовавшего Уктусского завода, укрепление на месте прежняго с. Верхняго Уктуса, назвал его Горным Щитом и поселил тут некоторое число драгун Уктусской роты. В то же время Татищев просил Сибирского губернатора, чтобы дозволено было ездить всем из России в Сибирь через Горный Щит, где бы собирались пошлины с привозимых товаров, как и в Верхотурье; но губернатор, имея в виду прежние царские указы, не мог дать на то разрешения, и проезд помимо Верхотурья другими дорогами позволен был лишь вовремя Ирбитской ярмарки. В июне 1721 года Татищев писал Сибирскому губернатору князю Черкасскому, между прочим, следующее:

„И понеже оное место, Горный Щит лежит на большой и способнейшей из России в Сибирь дороге, также и водяной путь, Исеть, идущая в Тобол в семи[2], Чусовая, в Россию, в трех верстах[3], которыми возможно товары во всю Россию водою отпущать; того ради весьма изрядно в оном месте учредить ярмарку в удобные времена, раза два в год: 1) пред Рождеством, дабы могли поспеть на Ирбить[4], 2) в марте последних (числах) пред решением пути, которая, по моему мнению, не малую прибыль государству, купечеству же способный торг принести может. К тому жь здесь Башкирь и Казачья орда (т. е. киргизы) в ближних местах в те времена случаются; того ради может конный торг весьма потребный и прибыточный быть“.

Но так как вскоре после того новый главный командир Уральских и Сибирских заводов Генерал Геннин в 1723 г. построил, на избранном Татищевым месте, большой чугунноплавильный, медноплавильный и железоделательный завод и крепость Екатеринбург и тут было разрешено устроить годовую ярмарку, то не было уже нужды заводить другую в близь лежащем Горном Щите. Геннин достроил Горный Щит и поселил там всех Драгун Уктусской роты с семействами их.

В начале 1726 года Тобольский митрополит Антоний назначил было к достроенной тогда церкви в Екатеринбурге священника из Ялуторовскаго острога (нынешняго города Ялуторовска) Федора Иванова. Но, по желанию екатеринбургских жителей и по просьбе Геннина, это назначение было изменено: в Екатеринбург определен с Невьянскаго завода протопоп Феодосий, а Федор—в Горный Щит. Судя по этому, там в 1726 г. была уже церковь.

Вскоре значение Горнаго Щита умалилось, так как дорога из Кунгура в Сибирь проведена была вновь севернее его, с Гробова Поля прямо на Екатеринбург. С построением на юге, ближе к границам Башкирии, укрепленных заводов Сысертского и Полевского и крепостцы Кособродской на Чусовой, укрепление при Горном Щите сделалось ненужным, и его перестали поддерживать. В проезд академика Георги, в 1773 г., его уже не существовало.

Мало помалу стали даже в оффициальных бумагах Горный Щит называть Горным Шитом (вероятно, в народе он и с самаго начала был известен под этим последним названием).


[1] ↑ В путевых записках Георги разстояние Горного Шита ошибочно показано от Чусовой 12 верст. От Исети 13 верст.
[2] ↑ Относительно способности Исети к судоходству близ Горного Щита Татищев ошибался. Н. Ч.
[3] ↑ Тут разстояния показаны меньше чем в действительности; вероятно, версты принимались прежния 1000-саженныя, а не 500-саженныя, с которыми народ тогда еще не освоился.
[4] ↑ Ирбитская ярмарка начилась тогда с 6 января Н. Ч.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: