Горношитский мраморный завод

Горношитский мраморный завод или Мраморский завод; село в южной части дачи Нижне-Исетского казенного завода Екатеринбургского округа, в 36 верстах к югу от Екатеринбурга в в 18 верстах от села Горношитского, на дороге из Екатеринбурга в Полевской и Северский заводы, в 18 верстах от первого и верстах в 12 от последнего. Село это расположено при ключе, имеющем сток в р. Черную, приток Сысерти (а Сысерть впадает в Исеть), на самом водоразделе между притоками Исети и Чусовой; в 4 в. к востоку от этой последней реки.

Жители были, до освобождения от обязательного труда в 1861 году, мастеровыми ведомства Екатеринбургской Императорской гранильной фабрики. В окрестностях много месторождений различных мраморов, добывание и обработки которых начались с 1738г. Сначала приготовлялись из мрамора плиты, столы и колонны исключительно ручной работою. Потом для этой цели устроена была вододействующая фабрика при Северском казенном железном заводе. Завод этот в 1758 г. отдан был тит. сов. Турчанинову; но обделка мрамора со стороны казны продолжалась тут до 1768 г., когда заведывавший розысками и обработкою мраморов, яшм и различных цветных камней на Урале Генерал-Маиор Данненберг, вместо Северской фабрики, построил новую, на казенной земле; на р. Чусовой; от этого места в 4 верстах, среди самых каменоломней, еще ранее (1765 г.) построено было несколько казарм для рабочих и домиков для мастеров и начальствующих лиц. Тут жил и умер и сам Данненберг; туг он и погребен. В 1810 г. фабрики для выделки мраморных вещей устроены были в этом селении, которое названо Горношитским мраморным заводом.

Приготовлялись чаши, вазы, камины и другия вещи, с рельефными украшениями, Изделия эти, доведенные до высокой степени совершенства, доставляемы были в Петербург, для Императорских дворцов. В 1841 г. в заводе, близь могилы Данненберга, построена была каменная церковь, на счет сумм Кабинета Его Императорского Величества. В 1858 г., вследствие распоряжения Кабинета, по неимению надобности в мраморных изделиях, действие завода остановлено; а в 1861 г. мастеровые Горношитского мраморного завода уволены, вместе с мастеровыми Екатеринбургской фабрики, от обязательного труда навсегда. По уставной грамоте, жители, которых считалось в 1861 г. 282 души муж. пола, получили в надел усадебной земли 29 дес. 1011 кв. саж. и покосной 177 десятин. В последнее время некоторые начали заниматься хлебопашеством, и с порядочным успехом, хотя почва, по каменистости, большею частию мало удобна; сенокосные луга тоже не из лучших. Поэтому главным промыслом жителей осталась по прежнему выделка различных мраморных вещей, и преимущественно приготовление надгробных памятников и вырезка на них эпитафий. Кроме того, они занимаются выделкою мелких вещиц из покупных различных цветных камней, более ценных, чем мрамор. Эта промышленность могла бы доставлять им значительные выгоды, если бы мастера всегда могли иметь дело непосредственно с лицами, нуждающимися в их изделиях. Но большею частию им приходится получать заказы из вторых уже рук, от подрядчиков из своих же зажиточных односельчан, либо сбывать готовые изделия в Екатеринбурге торговцам каменными вещами и хозяевам больших гранильных заведений, наиболее известным публике и имеющим возможность не торопиться продажею изделий и выжидать выгодных покупателей. Этим то посредникам и достается львиная доля барыша. Тем не менее поселяне находятся далеко не в столь бедственном положении, как это выставлено было недавно в одной печатной статье.

Название: Горношитский мраморный завод, было всегда только оффициальным; в народе же село известно под названием Мраморского завода или просто Мрамора. Осенью 1874 г. в селе этом открыто волостное правление; к волости причислены, между прочим, ближнее селение Горношитского прииска и дер. Роскуиха на Чусовой.

В 1850 годах в Мраморском заводе устроена была, стараниями тогдашнего управителя завода Ф. П. Пономарева, хорошая первоначальная школа, достаточно снабженная учебными пособиями. Но, с освобождением мастеровых, существование этой школы прекратилось, и даже дом, в котором она помещалась, был продан в частные руки. Впрочем, ныне, как я слышал, учреждена тут новая школа, при пособии земства.

У самаго села находится Горношитская каменоломня, где добивается белый мрамор с серыми пятнами и полосами, весьма крупнозернистый, но крепкий и хорошо принимающий полировку; он просечен трещинами, идущими почти параллельно между собой, Впрочем эти трещины находятся в значительных разстояниях одна от другой, и по этому мрамор можно добывать большими цельными массами. Вместе с мрамором понадеется бурый железняк, образующий повидимому большие гнезда. Эта каменоломня весьма обширна. К западу от нее находится ломка довольно красивого змеевика пли серпентина, который сильно просвечивает и имеет ровный серовато-зеленый цвет, а будучи, отполирован, принимает красивый луково-зеленый цвет. Этот камень тоже идет на приготовление разных вещей.

В другой, тут же находящейся, ломке добывается зеленовато-черный хлоритовый сланец, заключающий в себе мелковкрапленный наждак (землистый корунд). Обожженный, а потом истолченый и промытый, наждак этот употребляется для полировки каменных вещей. Хлоритовый сланец, кроме того, просечен тонкими прожилками, заключающими в себе различные минералы, в том числе цоизит желтоватосерого цвета (отличие эпидота или фистацита). В других прожилках попадается диаспор и хлоритонд, довольно редкие минералы.

Кроме того, в ближайших окрестностях Мраморского завода, ломаются мраморы: изкрасна-желтоватый с черными прослойками и пятнами, серый мелкозернистый, серый с черными и желтыми прожилками, серый с белыми и темными пятнами, темносерый, беловато-серый, темно-волнистый и проч.

По словам г. профессора Еремеева, мрамор в этой местности тянется широкой отдельной грядой от С к Ю, по крайней мере на 36 верст от Горного Шита до Гумешевского медного рудника (в Сысертском округе). Вообще его можно разделить на две разности: серый и белый; первый встречается гораздо чаще последнего. Значительно южнее Мраморского завода находятся ломки мрамора, доставляющие материал для этого же завода: Касобродская, близь деревни Косой-Брод, стоящей на Чусовой, Полевская, близь Полевского завода, по левую сторону Чусовой, и несколько небольших ломок близь Гумешевского рудника, не имеющих особенных названий. Кособродский мрамор очень крупнозернист, но весьма мало трещиноват: г. Еремеев видел добытую и Обчищенную глыбу того мрамора, совершенно без трещин, имевшую 14 сажен длины, 4 сажени толщины и около сажени ширины. В нескольких шагах от каменоломни находится довольно обширная ломка весьма хорошего наждака, состоявшая также в ведении конторы Мраморского завода. Мрамор окрестностей Гумешевского рудника также весьма крупно-зернист и имеет желтоватый оттенок.

Полевская каменоломня, находящаяся в 18 верстах к югу от Мраморского завода, есть самая обширная. Тут добывается два сорта Мрамора: серый и совершенно белый. Первый из них лежит сверху, второй внизу. Впрочем, эти два сорта постепенно переходят один в другой и резкой границы между ними нет.

„Мне кажется, говорить г. Еремеев, весь этот мрамор приличнее назвать белым, покрытым в некоторых местах голубовато-серыми полосами и пятнами различной величины. Относительно густоты серого цвета можно сказать следующее: самые темные полосы и в наибольшем количестве находятся на мраморе, лежащем в самом верхнем горизонте выработок, но, по мере углубления их, цвет постоянно бледнеет, число полос и пятен уменьшается: наконец, в самом низу является однородный чистый белый мрамор, имеющий сходство с каррарским“.

„Постоянное и постепенное улучшение мрамора в цвете, плотности и однородности с углублением в землю довольно ясно показывает, что улучшение его не может кончиться на какой нибудь седьмой сажени, до которой достигли здешние выработки, но должно продолжаться гораздо глубже. Как знать, но может быть, что под тем белым мрамором, который теперь добывается, лежит такой, который ничем не будет отличаться от карракарского?“

Покойный Гофман, начальник экспедиций для геогностического изследования округов казенных Уральских заводов, осматривавший те же местности тремя годами раньше Еремеева (в 1855 г.), говорит собственно о горношитской мраморной ломке:

„Выламываемый здесь мрамор с поверхности нечист; в свежем изломе белый с серыми пятнами, имеет грубо зернистое сложение и удобно разбивается. По мере углубления, мрамор делается более твердым; и лучший, наиболее пригодный к употреблению, добывается на глубине от 3 до 5 сажен; на большей же глубине он опять грубозернист, и содержит серый колчедан“.

Библиографические указания:

  1. Georgi, Bemerkungen einer Reine in Russischen Reich in der Jahren 1773 und 1774. Том 5-й, стр. 551— 555.
  2. Попова, хозяйственное описание Пермской губернии. Пермь, 1804 г. Ч. 1, стр. 187-189.
  3. А. Граматчикова, Исторические и практические сведения о Екатеринбургской шлифовальной фабрике и мраморном Горношитском заводе. Горный Журнал 1827 г., книжка 3-я.
  4. Rose, Mineralogisch-geognostische Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere. Том 1, стр. 246 — 257.
  5. Еремеева, Заметки о некоторых месторождениях уральского мрамора и наждака. Горн. Журнал 1659 г., №6, стр. 606-614.
  6. Пермск. Губ. Ведомости, 1866 г., №№46 и 47, статья: Горношитский мраморный завод.
  7. Гофман, Материалы для составления геогностической карты казенных горных заводов хребта Уральского. Екатеринбургский округ. Горн. Журнал, 1867, № 1 стр. 142-145.
  8. Р. Попова, Материалы для ознакомления с условиями быта горнозаводского населения на Урале. II; Мраморский завод: (Сборник Пермского Земства, 1874. г., январь — апрель, стр. 20-22).

***

Г. Попов, Петербургский студент, в вакационное время 1873 г. находился в Пермской губернии, ездил, по поручению Губернской Земской Управы, на некоторые заводы и собирал материалы о положении рабочих (по программе, составленной в комитете о ссудо-сберегательных и промышленных товариществах, при Императорском Московском Обществе Сельского Хозяйства). Материалы эти напечатаны в Сборнике Пермского Земства 1873 и 1874 годов. Есть тут небольшая статья и о Мраморском заводе.

К сожалению, г. Попов представляет тамошних жителей в таком ужасающем виде, который ни мало не сходен с действительностью. По словам его, благодаря эксплуатации труда кулаками - подрядчиками, большинство Мраморских рабочих находится в самом жалком положении, ведя нищенский образ жизни; мяса-де они не едят в течение года ни разу и даже печеного хле6а не имеют в продолжении нескольких недель и даже месяцев, а покупая, или скорее выпрашивая, по три и по пяти фунтов муки, делают себе болтушку или лапшу, и тем питаются. Точно извлечение из описания быта безземельных ирландских крестьян!

Между тем, по собранными мною сведениям от лиц, хорошо и близко знакомых с бытом мраморских жителей (между прочим от священника, бывшего долго приходским в Мраморском заводе, от нескольких мраморских жителей, не принадлежащих к числу зажиточных, от мастеровых Березовского завода; подолгу работавших на соседних с Мраморским заводом золотых приисках) село это ни чуть не беднее многих других селений окружающей местности, хотя и не может быть названо богатым: есть в нем мужики зажиточные, есть и бедные, но поражающей бедности не видать, и трудолюбивый человек, не мот, не пьяница , всегда может достаточно обеспечить существование свое и своей семьи.

Г. Попов ссылается на показания двух мраморских жителей. Но вопрос: расспрашивая их, не говорил ли он им, что собирает сведения по поручению Губернской Земской Управы и имеет от нее открытый лист? Если говорил, то весьма натурально, что мужики в ответах своих постарались прибеднить свое село, накинуть на него по больше и голоду и наготы и <неразборчиво>: а то-мол как бы земство не обложило каким новым сбором!

Любопытно, что один из двух мраморских обывателей, на показания которых ссылается г. Попов, именно Гаврило Комаров, сам человек зажиточный и принадлежит к числу подрядчиков, которые будто бы разоряют работников. Сам что ли он обличил себя перед г. Поповым?

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: