Багаряцкое село, бывшая Багаряцкая слобода

Багаряцкое село, бывшая Багаряцкая слобода в восточной части Екатеринбургского уезда, верстах во 100 к юговостоку от Екатеринбурга, на левом возвышенном берегу р. Багаряка. Дворов крестьянских 437, жителей в них 1312. — Багаряцкая слобода основана была в 1689 г.

В ноябре (?) года драгуны Шадринской слободы Ивашка кузнец с сыном Данилком да Катайского острога крестьянин Панкрашка Жданов подали в Тобольске в приказной палате челобитную воеводам боярину Алексею Петровичу Головину с товарищи, просили позволить им построить на р. Багаряке новую слободу; тут есть порожнее место смежное с земляки Катайского острога по Багаряку и по Синаре, с одну сторону (южную), до уральской дороги,[1] а с другую до озера Шаблиша; и позволено бы было им в новую слободу прибирать крестьян на денежный оброк. По этой челобитной велено было осмотреть ту местность и, собрав старожилов Катайского острога и татар, удостовериться, действительно ли она ни в чьем владении не находится. Оказалось, по расспросам, что земля порожняя; почему осенью следующего года и разрешено было Ивашке Кузнецу с товарищи строить слободу, на р. Багаряке, и призывать в тое слободу в оброчные крестьяне и в беломестные казаки[2] Тобольского и Тюменского и Верхотурского уездов из слобод крестьянских детей, братьев и племянников от семей[3]; поселившимся крестьянам давать под пашню земли, смотря потому, кто какой оброк пожелает платить: за 1½ рубля годового оброку давать по 5 десятин в поле, да в дву по тому ж, за 12 алтын и 3 деньги оброка — то по 1¼ десятины и т. д.; беломестным казакам, вместо окладного жалованья, по 2 ½ дес. — В пределах отведенного к слободе пространства земли скоро завелись в разных местах деревни, принадлежавшие по управлению к слободе.

К сожалению, мне нигде в архивных делах не попадалось полного перечисления селений Басаряцкой слободы. В одном, довольно позднем уже, документе (1765 г.) упоминаются следующие: д. Рябкова, Казакова, Полдневая, Зотина, Кабанская, село Шаблишское, д. Ключинская, Крохалева, Кривошеина, Гаева, Юлашская, с. Троицкое, д. Старикова, с. Боевское, д. Брюханова, Клепалова, Давыдова, Алчеева, Слободчикова. Лежавшие южнее селения: с. Коневское и д. Конева (на Синаре) и д. Огнева (ныне село Огневское, на оз. Большом Куяше или Огневском), принадлежавшие прежде также к Багаряцкой слободе, в 1765 г. уже составляли отдельный от нее Коневский присуд.

Как и прочие старинные слободы, Багаряцкая была укреплена. В 1734 г. ее укрепления оказались, по свидетельству, обветшавшими; а между тем между соседними со слободой башкирцами начиналось волнение. Поэтому, по приказанию главного командира заводов Татищева, деревянная крепость Багаряцкой слободы была починена. Лепехин в 1770 году писал:

„ Слобода сия, по обыкновению прочих сибирских слобод, обведена деревянным оплотом с двумя башнями, где и две пушки находятся, также и другой воинский для нужных случаев припас“.

Башкирцы почему-то считали большую часть земель Багаряцкой слободы своими и во все свои бунты сильно разоряли деревни ее. Да и в мирное время они вели безпрестанные споры о покосах и о других угодьях. В Пугачевский бунт окрестности Багаряцкой слободы заняты были мятежными шайками; участвовали ли в бунте местные жители, не знаю.

В конце царствования императрицы Елизаветы Петровны, по отдаче казенных Сысертских заводов Турчанинову, крестьяне Багаряцкой слободы и подведомых ей селений были приписаны для работ к этим заводам, с тем, чтобы зарабатывали на них подушные за себя деньги. В 1760 г. наложено на крестьян, сверх прежних подушных, еще по 60 к. на душу: в манифесте о том между прочим было напечатано, чтоб за тем с крестьян никаких безъуказных доходов, подвод и работ не требовать и не брать. Некоторые грамотники между приписными крестьянами толковали прочим, что поэтому им не следует уж работать на заводах. Крестьяне в разных местах (в том числе и багаряцкие) перестали выходят в заводы на работу.

Ни увещания чиновников, посылаемых от канцелярии главного заводов правления, ни следственная и судная комиссия, присланная на Урал от Сената, для разбора жалоб крестьян на заводчиков и заводчиков на крестьян, не могли водворить порядка. К тому же марта 21 дня 1762 г. состоялся указ Петра III, повторенный потом и Екатериной II, по восшествии ее на престол, в указе 8 августа того же года, где сказано, чтобы впредь, до утверждения вновь составляемого уложения о правах дворянства и купечества, к фабрикам и заводам деревень покупать не дозволять, а довольствоваться вольными наемными. Копии с этих указов распространились в народе; приписные крестьяне поняли их так, что будто при заводах впредь не полагается других работников, кроме вольнонаемных.

Одновременно с этим появились списки с подложного уж манифеста, будто бы состоявшагося 7 июля 1762. г., в котором именно сказано было:

„которые в прежних годах отданы были во владение собственные Ее Имп. Величества крестьяне архиереям и по разным монастырям и которые подписаны под заводы разным компанейщикам для заводских работ, таковым отнюдь на заводах не работать, и от всех заводов отменить, и быть по прежнему казенным “.

Оказалось, что этот подложный манифест сочиняли содержавшиеся под караулом в Казани дьячек Козмин и приписной к Воткинскому гр. Шувалова заводу крестьянин Куликов. Но тем не менее, лже-манифест произвел свое действие: сельские начальства начали запрещать крестьянам, под страхом наказания, выходить на заводские работы; некоторые грамотные крестьяне, которым удалось добыть этот документ, разъезжали с ним по деревням, читали его народу, требовали общих подписок о неповиновении заводчикам, а не соглашавшихся били и устращивали. Ослушание крестьян, приписных к частным заводам, сделалось повсеместным. В особенности упорными и буйными оказались приписные к соседним с Сысертскими Кыштымскому и Каслинскому заводам, владелец которых Никита Никитич Демидов был человек жестокосердый, норовивший постоянно выжать как можно более труда у рабочих и как можно ниже оценить этот труд[4]. Примеру их последовали и крестьяне Багаряцкой слободы, хотя и не испытавшие таких притеснений.

Императрица в 1763 г. отправила на Урал, для усмирения крестьян, генерал квартирмейстера князя Вяземского (бывшего потом генерал — прокурором), которому удалось скоро прекратить волнения не столько строгими мерами, сколько благоразумными и толковыми увещаниями крестьян и внушениями самим заводоуправлениям. Впрочем зачинщики и подстрекатели волнений, а в особенности облеченные некоторою властию (старосты, выборные, сотские, пищики) были им наказаны строго. Так, относительно крестьян Багаряцкой слободы он, по рассмотрении следственного и судного об них дела, постановил: крестьянина Глазова наказать кнутом и сослать в вечную работу на Нерчинские заводы; восемь человек, в том числе старосту Петрова, — высечь троекратно плетьми; а четверых — один раз плетьми; а потом всех их, кроме Глазова, отпустить в домы, подтвердив им, чтоб впредь ослушания начальству не чинили, а об обидах своих, если от кого будут, пристойным образом в судебных местах просили; впредь их ни в какие начальства не определять и иметь за ними присмотр; прикосновенных к делу освободить без наказания, ибо оные в непослушании заводскому начальству первыми возмутителями не оказались.
Впоследствии, в начале этого столетия, крестьяне Багаряцкой слободы, вместе с прочими приписными к заводам на Урале, были освобождены от заводских работ и сравнены в правах с прочими государственными крестьянами.


[1] ↑ Уральскою называлась старинная дорога го Сибири на Русь, шедшая от Катайского острога на ЮЗ через Исеть и Синару на перешеек между озерами Касли и Иртяш (где ныне Каслинский завод) и за тем пересекавшая Уральские горы.
[2] ↑ Беломестные казаки, составлявшие гарнизон слобод и употреблявшиеся для разсылок но казенным делам, набирались из охочих крестьян; жалованья не получали, а только наделялись пашенными землями и сенокосами, не платя за то никакого оброка.
[3] ↑ Оброк платили только главы семейств; жившие с ними братья, дети и племянники могли переселяться невозбранно куда угодно. Домохозяин же мог переселиться лишь сдавши свое тягло кому другому.
[4] ↑ С характером его можно несколько познакомиться из двух писем (или приказов) его заводским прикащикам, напечатанных одно в 1 кн. Пермск. Сборн., а другое в архиве Историч. и практических сведений о России (1860 г. книжка 2-я).

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: