Березовские золотожильные рудники и золотопесчаные прииски

Березовские золотожильные рудники и золотопесчаные прииски находятся по обоим берегам вышеупомянутой речки Березовки, в Екатеринбургском уезде и в округе казенных Екатеринбургских заводов, близь г. Екатеринбурга. Разработка первых началась с половины прошлого столетия, а песчаных приисков с 1814 года.

План Березовских рудников
План Березовских рудников

План в полном размере

Одновременно с Екатеринбургом завелась, в 6 верстах к северо-востоку от него, довольно людная деревня Шарташ, при озере того же имени, населившаяся пришлыми из разных мест внутренней России (преимущественно из Балахны и с р. Керженца) раскольниками, между которыми было много ремесленников и торговых людей. Многие из них переселились вскоре потом в Екатеринбург, что весьма много способствовало его экономическому развитию. В числе первых поселенцев-раскольников был Ерофей Марков, из Московского уезда, крестьянин Троицкого Сергиева монастыря, пришедший на Урал в 1724 г. (как это видно из переписной книги 1785 года[1].

В мае 1724 г. он отыскивал в окрестностях Шарташа, по северную сторону деревни, горный хрусталь (стекловидный кварц), или по тогдашнему названию (употребительному в народе и теперь) тумпасы, вероятно на продажу. При одной из раскопок, ему случайно попались кварцевые камешки, с сидящими в них блестящими желтыми, металлическими зернами и несколько отдельных, таких же металлических крупинок. Марков, пришедши в Екатеринбург, отдал часть своей находки серебрянику Дмитриеву. Тот, попробовавши, (вероятно паяльной трубкою) сказал, что крупинки эти золото. После того Марков, 21 мая, представил оставшиеся у него камешек и крупинки в Екатеринбургскую горную канцелярию. Потребован был к допросу серебряник, и показал, что принесенные Марковым крупиночки он сплавлял и явилось золото, которое при том и объявил, раскованное тонко, весом в ¼ золотника. В камешке, представленном Марковым в канцелярию, явственно видно было вкрапленное золото. Немедленно послан был на то место, где найдено Марковым золото, ассесор горной канцелярии Порошин, с горными служителями и работниками, и велено ему то место осмотреть и разведать копанием вглубь. Показанное Марковым место находилось на северо-восток от деревни Шарташа, по дороге из этой деревни к р. Пышме, верстах в трех, а от той дороги, примерно с версту на восток, на ровном месте у золота; найдена была тут выкопанная Марковым яма, кругловатая, глубиною в 3, в диаметре в 3 и в 3½ аршина. Порошин донес канцелярии 31 мая, что на указанном Марковым, месте произведена была штейгером Вейделем, в присутствия его, Порошина, горная разработка, но ничего подобного предъявленным от Маркова образцам не нашлось, только оказался кварц и тумпасные знаки. Канцелярия однакож командировала туда, для более обширных работ и для разведок в окрестностях, штейгера Маке с рабочими; Маркову же подтвердила, чтобы он то место, откуда взял золото, и другия подобные, если знает, нескрытно объявил Маке.

В августе того же 1745 г. послан был от канцелярии, для осмотра работ, производимых Маке, ассесор канцелярии Юдин, который 17 августа донес, вместе с штейгером Маке, что в указанном Марковым и в окрестных местах золотой руды не найдено, и в шурфах попадаются только пустой камень и глина, и что шурфовать тут не для чего.

Ясно, что образцы, предъявленные Марковым в канцелярию, были взяты не из жильного месторождения, а из песчано-глинистого золотосодержащего пласта, и что Марков открыл первую в России золотую россыпь, подобные: которой стали разрабатываться в этой местности лишь через 69 лет потом и доставили казне несравненно более выгод, чем золотожильные рудники. Следовало бы работать на указанном Марковым месте не вглубь, а разработать во все стороны и промывать тот слой, в котором найдены признаки золота. Но члены канцелярии хлопотали только об отыскании твердых жил золотосодержащего камня, и ничего не знали о золотых россыпях (которыя впрочем тогда разработывались правильно и в большом виде в одной только Венгрии). Почему-то даже заподозрили, что Марков утаивает настоящее месторождение золота. И потому определено было:

„горной работы в этих местах более не производить; Маркову объявить, с крепким подтверждением, чтоб он те места, из которых крупинки золота и камешки с золотом же в канцелярию объявлял, подлинно показал бы, без всякого закрытия; дать ему, для объявления точных к тому мест, сроку на две недели, а чтоб он до того никуда не сбежал, в том взять на нем надежные поруки, а буде порук не даст, приставить к нему караул; буде же, по прошествии двух недель, о тех местах подлинно не объявит, то с ним поступлено будет, по силе указов (?), другим образом.

Положение Маркова становилось весьма незавидным; без сомнения он уж раскаивался в том, что представил находку свою начальству. — Но как бы то ни было, через две с небольшим недели, он явился в горную канцелярию и объявил, что камешки взята им именно из указанных им мест, и что других таких мест он не знает; и то утвердил под смертною казнию (как сказано в протоколе канцелярии).

Канцелярия определила:

„Маркова отдать, впредь до указу, на надежная поруки, и при том ему объявить, чтоб он, для совершенного оправдания (!) приискивал, как в объявленных от него, так и в других местах, таких и других руд[2] и как приищет, то, не вынимая из земли, для свидетельства, объявлял бы в канцелярии; и являться ему в канцелярию каждый месяц по дважды“.

Обо всем этом горная канцелярия послала подробное донесение в столицу, в берг-коллегию. В конце донесения сказано, между прочим:

„Хотя канцелярия признает, что показанные Марковым каменья едвали в тех местах взяты, о коих показывал он, однакож строго или с крепким пристрастием поступить с ним она опасна, чтоб другим чрез то ко объявлению руд не воспрепятствовать.“

В ответ на это берг-коллегия, в указе своем, от 11 ноября 1745 г., писала:

„Канцелярии с Марковым поступать без озлобления, дабы чрез то, к совершенному и полезному прибытку, впредь мог он тщаться и отыскивать; а о награждении за оное имеет быть впредь но оставлен. Понеже хотя по свидетельству в первой яме золота не найдено, однакож другия обстоятельства явились, яко кварц, глина и песок, в чем обыкновенно золото находят. И тако иноземцам обер-штейгерам надлежит известным быть, как за морем бывает при тех заводах, которые зейфенверком[3] называются, и в тех заводах золото промывается из песку и глины, и из кварца. А понеже в тех шурфах, в которых самородное, по объявлению Маркова, золото им найдено, и при свидетельстве явился кварц и прочее, может быть хотя золото и находится, но оного глазами видеть не можно, того ради надлежит тамошний кварц, песок и глину, малыми пробами, в лаборатории, опробовать толчением, промыванием и обжиганием, и на капелях[4] или ртутью. А особливо ежели песок и глина в тех шурфах явит слоями, то надлежит всякий слой особливо пробовать, для того, что один слой с другим сходен быть не может[5].

Канцелярия, получивши этот указ, спрашивала о золотопесчаных рудниках некоторых, бывших тогда на Уральских заводах, штейгеров из иностранцев; но они ничего не могли объяснить по этому предмету, потому что никогда не бывали в Венгрии.

Марков с рабочим после того снова стал заниматься рудными поисками в окрестностях указанного им прежде места[6].

В мае 1747 г. горная канцелярия предписала пробирному мастеру Рюмину взять из тех шурфов, которые покажет ему Марков, по нескольку фунтов глины и песку разного вида и опробовать в лаборатории. По пробам в некоторых, взятых из шурфов, камешках оказалось содержание золота. Один шурф, которым встречены были прожилки железной руды с видимым в ней, местами, мелким золотом, в 1748 г. был углублен и обращен в шахту.

Работа в ней велась под руководством берг-гауера (старшого рудничного работника, подмастерья) Глеса под наблюдением ассесора канцелярии Райзера, — товарища Ломоносова по учению за границей. В июле 1748 г. Глес представил образцы добытых там руд, из которых одна содержала в себе золота 13 золотников во 100 пудах. С того времени началась разработка в большом виде этого рудника, заложенного на одном из мест указанных Марковым и называвшегося сначала Шарташским, с 1753 г. — Пышминским (по близости к р. Пышме), а с 1804 г. - Первоначальным рудником. За тем вскоре найдено было в окрестных местах и начато разработкою несколько новых жильных рудников, преимущественно по берегам речки Березовки. К сожалению, на отыскание золотоносных песков не было обращено никакого внимания, хотя они, так сказать, давались сами в руки.

Некоторое время золото извлекали из руд плавкою в екатеринбургской лаборатории, что обходилось дорого и притом доставляло весьма мало металла. Так, до июля 1749 года золота было получено всего лишь 21 ⁷⁄₁₆ золотника. По представлению Екатеринбургской канцелярии, берг-коллегия разрешила золотые руды обработывать не плавкой, а промывкою. Вследствие этого, руды стали возить с Березовских рудников на упраздненный перед тем Уктусский железный завод (в 7 в. к юговостоку от Екатеринбурга), при плотине которого устроены были (не прежде 1752 г.) толчеи и промывальни. Но так как с рудников по р. Березовке и с вновь открытых по правую сторону р. Пышмы перевозка на Уктусский завод была далека, то в 1753 и 1754 годах построен был новый золотопромываленный завод (т. е. плотина и фабрики с толчеями и промывальными станками) на самой речке Березовке; при заводе поселены и рабочие. По маловодию Березовки, к вершине ее проведен был пятиверстный канал из озера Шарташа, который, впрочем, прибавлял воды весьма мало. Не смотря на то, впоследствии, на Березовке, выше и ниже Березовского завода, устроены были еще три плотины, с промывальнями при них. В 1763 г. устроены были плотина, толчеи и промывальни на р. Пышме, пониже устья Березовки; образовался тут значительный скоп воды (почему впоследствии протолчка и промывка золотожильных руд сосредоточены были на Пышминском заводе). Кроме того, в первую четверть настоящего столетия, березовские руды для протолчки и промывки возились на упраздненный железный Елисаветский завод (на речке Уктусе, несколько повыше Уктусского) и в Екатеринбург, где устроена была толчейная и золотопромывальная фабрика при монетном дворе.

В первые годы количество золота, добываемого из Березовских рудников, было ничтожно; лишь с 1758 г. стали добывать ежегодно более одного пуда. В 1776 г. было добыто уже 5 п. 13 ф., в 1780 году 6 п. 16 ф. Затем, в последующие пять лет, добычи уменьшилась (по 3 и по 4 Пуда с фунтами в год). Но в 1786 г. добыто 7 п. 27 ф., в 1792 г. 9 пуд, в 1801 г. 18 п. 24 ф., в 1808, 1809 и 1810 годах более 22 пуд ежегодно (это были три года наибольшей производительности рудников). По открытии на берегах Березовки и Пышмы и в некоторых других местах Екатеринбургского округа золотых россыпей, добывание жильного золота стало все более и более уменьшаться, соразмерно с увеличением промывки золотоносных песков.

Березовские золотожильные рудники занимают небольшое прстранство, ограничиваемое с севера большею частию р. Пышмою (на северо-западе рудная местность переходит и на левый, северный берег Пышмы), с запада речкой Калиновкой, с востока Шиловкой — малыми притоками Пышмы, с юга озером Шарташем и болотами, тянущимися по восточную его сторону. Пространство это очертанием своим представляет прямоугольник, длина которого от севера к югу верст до 8, а ширина от запада к востоку верст до 7 (в самой Южной части более). Почти посредине этого прямоугольника протекает вдоль его, с юга на север, речка Березовка.

В этой рудоносной местности сланцы тальковый, хлоритовый и глинистый, составляющие коренную породу, просечены весьма многими толстыми жилами, или полосами, особаго сорта гранита, называемого березитом, то весьма твердаго, то почти превратившегося в глину. Преобладающую составную часть в этом граните составляет желтоватый полевой шпат; другия составные части — белая слюда и в малом количестве кварц. От других сортов гранита березит отличается еще и тем, что постоянно заключает в себе весьма много кубических кристаллов серного или железного колчедана, иногда сохранивших вполне свой химический состав, иногда превратившихся, либо с поверхности, либо по всей своей массе, в бурый железняк, окрашивающий иногда и всю массу березита в бурый цвет.

Толщина березитовых жил, или полос, от 5 до 20 сажен, вообще же средняя толщина их около 12 сажен. Полосы тянутся преимущественно с севера на юг, но не прямо, а с искривлениями, иногда разветвляются, либо пересекаются между собою. Сланцы, в прикосновении с березитом, изменяются в сложении, принимают красный цвет; таким измененным сланцам придают название красиков.

представление полосы
представление полосы

Березитовые полосы пересекаются поперег многочисленными кварцевыми жилами, тянущимися с востока на запад. В этих-то кварцевых жилах собственно и заключается золото.

Кварцевые жилы обыкновенно проходят от одного бока березитовой полосы до другаго: но иногда оне выходят из полосы в смежную породу (и такие жилы всегда бывают богаты золотом). Есть примеры, что жила, вышедши из одной березитовой полосы и пройдя чрез сланцеватые породы, пересекает и следующую за тем Березитовую полосу. Кварцевые жилы не всегда бывают параллельны между собою, но иногда пересекаются под различными углами; в местах пересечения бывают особенно богаты. Толщина жил от ¼ вершка до аршина и более (средняя от 2 до 4 вершков). Разстояние одной от другой весьма неодинаково: иногда поларшина и даже менее, иногда же сажен до пяти. Случается, что золотоносные жилы пересекают березитовую полосу в одной ее части в большом количестве, на дальнейшем же ее протяжении на значительном пространстве вовсе не попадаются. Одне жилы на 7-й или 10-й сажени глубины уже выклиниваются, а другия на этой глубине только начинаются; иные от самой поверхности идут до неизвестной глубины. Впрочем редко бывает, чтобы значительная жила началась с самой поверхности: обыкновенно сверху идет несколько тонких прожилков, которые на глубине от 1 до 4 сажен соединяются в одну более толстую жилу. Жилы бывают либо твердыя, либо довольно мягкие, содержащие в себе в большом количестве разрушенный бурый железняк к охры; последния жилы обыкновенно богаче. Примесь медных, свинцовых и железных руд служит большею частию признаком богатства жил; впрочем случалось, что и жилы, состоящие только из чистого белаго кварца, оказывались довольно богатыми золотом. золото иногда бывает видимое простым глазом, но чаще мелкое, неразличимое на взгляд. Содержание золота в жилах — либо гнездовое, либо почти равномерно распространенное по всей массе жил: замечено, что жилы с видимым золотом бывают большею частию гнездовые.

Березит, прикасающийся к кварцевым жилам, обыкновенно делается тут на большую или меньшую толщину измененным, более твердым и сильно проникнутым бурым железняком, образуя как бы кору жил, называемую зальбандом. В этих зальбандах большею частию заключается золото, и иногда даже в большем количестве, чем в самой кварцевой жиле. Вообще чем толще зальбанд, тем жила богаче.

Все вышеозначенное пространство к югу от р. Пышмы, по обе стороны речки Березовки (а на северо-востоке отчасти и по северную сторону Пышмы), на котором преимущественно находятся березитовые полосы, издавна разделено было двумя пересекающимся между собою в средине под прямым углом линиями (идущими одна с севера на юг, другая с запада на восток) на 4 отделения, названные частями: первою или Ильинскою (по имени важнейшего рудника) — на юго-западе, второю или Ключевскою — на северо-западе, третьею или Соймоновскою — на юго-востоке и четвертою — на северовостоке. Потом, для правильного учета работ, каждая часть линиями, проведенными параллельно вышеупомянутым двум главным, разделена на квадратные участки, величиною каждый в 1 кв. версту, называемые рудниками либо просто квадратами. Каждый рудник имеет свой нумер и свое название, напр. № 1 князе-Константиновский рудник или квадрат, № 24 Преображенский рудник, № 45 Цветной рудник. Всего квадратов или рудников тут 56.

Березитовые полосы на этом пространстве тянутся в различном одна от другой разстоянии — от 5 и более сажен. Длина изследованных полос доходит от нескольких сажен до 7 верст. Каждой из разработывавшихся полос придано особое название: Поперечная, Кривая, Самобытная и проч. По большей части в одном руднике проходят но нескольку полос, и на оборот — чуть не каждая полоса тянется через несколько рудников кии квадратов. В 1845 г. тут известно было более 140 березитовых полос.

Впрочем, не ограничиваясь этим 56-верстным пространством, березитовые полосы, пересекаемые золотосодержащими кварцевыми жилами, найдены были и в других окрестных местах, как напр. к юго-западу — на западном берегу оз. Шарташа и у самого города Екатеринбурга, к северозападу — у Верхотурского тракта, к востоку — у Пышминского завода и близь дер. Становой, к северу — в нескольких местах за р. Пышмой в значительном от нее разстоянии, к югу — у большого Сибирского тракта. Вероятно, есть еще значительное число полос, доселе не найденных.

Кварц, составляющий Березовские рудные жилы, обыкновенно находится в сплошном виде; но попадается и прозрачными кристаллами в пустотах сплошного или плотного. В старых рудниках встречался, хотя нечасто, чрезвычайно скважистый кварц, и потому столь легкий, что, будучи опущен в воду, плавал, а не погружался на дно. Куски такого кварца имели шаровидную или почкообразную форму и во внутренности своей сложением весьма походили на пемзу или на сухари, либо на внутреннее нежно-листоватое строение костей. В пустотах этого кварца не редко заключалось золото в виде самых мелких листочков, а чаще самородная сера, в виде порошка, в большом количестве, так что иногда весь кусок загорался. Такой скважистый кварц с содержанием золота рудокопы называли сухарной рудою. Это была богатейшая из золотых руд и заключавшая в себе явственно видимое золото: в 1 пуде ее заключалось от 2 до 6 золотников золота (значит в 100 пудах от 2 с лишком фунтов до 6 ¼ ф.). У меня есть образчик березовского скважистого и плавающего на воде кварца, но только без золота и серы.

Золото в кварцевых жилах встречается в виде неправильных зернышек, блесточек, тонких пластинок, проволоки и проч., вросших в самом кварце, либо в серном колчедане и буром железняке, в игольчатой руде и в свинцовом блеске. Кусками значительной величины в Березовских рудниках попадалось оно весьма редко. Часто заключается оно в разрушенном серном колчедане, и притом столь мелкими, пылеобразными частицами, что только чрез толчение и промывание можно увериться к существовании его. В редких случаях кубы бурого железняка, происшедшие от разложения серного колчедана, заключают в себе столь много золота, что если разбить кубик, то он представляется как бы коробочкой, наполненной золотом. Иногда самородное золото попадается довольно правильно вросшим в свинцовом блеске, именно, пластинки золота проростают массу свинцового блеска по направлению плоскостей: ево спайности. Кристаллы золота, мелкие и большею частию со стертыми ребрами, и кристаллические сростки находимы были в Березовских жилах чрезвычайно редко.

Золото не только составляет механическую примесь к составным частям жил, но бывает также химически соединенным с серным колчеданом (а может быть и с другими сернистыми соединениями металлов)).

Кроме золота, в кварцевых жилах находятся следующие минералы:

1) Серный или железный колчедан, обыкновенно в более или менее правильных кубах различной величины. Герман, описывавший Березовские рудники в 1803 году, говорит об этих кубических кристаллах:

„ Примечания достойнее всего то, что знатная часть из оных, внутри выветрилась в ячеистое тело, у коего пустые местечки наполнены бурою охрою и нередко видимым самородным золотом и серою, а снаружи - кажутся совсем еще целыми. Ежели кубы разбить, то оные легко вскрошиваются, и с удивлением тогда видно, что куб тот был только тонкая скорлупа, при чем упомянутые минералы из оного выпадают, а внутри остается род ноздреватого кварца, который обыкновенно много содержит в себе самородной серы.“

Впрочем, так как у Германа ранее сказано, что кубы серного колчедана снаружи имеют темно-бурый, а иногда и немного черно-блестящий вид, то едва ли несправедливее будет известие его о золоте и сере, наполняющих внутренние пустоты кристаллов, отнести не собственно к серному колчедану, а к происшедшему от разложения его бурому железняку.

2) Бурый железняк, составляющий продукт химического разложения колчедана и удерживающий его кристаллическую форму, но чаще сплошной, некристаллический. Часто заключается в нем в значительном количестве золота, иногда даже видимое простым глазом.

3) Железная охра, землистая и золотосодержащая, светло-желтого либо красно-бурого и темно-бурого цвета — дальнейший продукт разрушения бурого железняка.

4) Свинцовый блеск (сернистый свинец), иногда весьма значительными массами, изредка содержащий видимое золото. Лет 16 или 17 тому назад, в котором-то из Березовских рудников попадалось много свинцового блеска пластинчатого сложения, с видимым золотом в его спаях. Несколько времени все добытое его количество хранилось отдельно. Но в один из следующих годов случилась на Березовских золотых промыслах недомывка золота против количества, назначенного по штату, — и тогдашний управитель золотых промыслов, чтобы пополнить недомывку, приказал пустить в протолчку и в промывку все эти красивые штуфы. Впрочем, мне в последствии удалось видеть несколько таких штуфов свинцового блеска, как-то уцелевших от погибели.

5) Медный колчедан, редко впрочем попадающийся.

6) Блеклая медная руда или фальэрц (соединение меди, сурьмы отчасти других металлов с серою), гнездами в кварце и редко кристаллами.

7) Медная зелень и медная синь, более как окрашивающее вещество кварца.

8) Белая свинцовая руда кристаллами.

9) Свинцовый купорос, также кристаллами.

10) Красная свинцовая руда (средняя хромовокислая окись свинца), весьма красивый минерал, попадавшийся в некоторых старых рудниках в значительном количестве, а потом, в одном только Преображенском руднике. Иногда на штуфах ее находилось и видимое золото.

11) Меланохроит (основная хромовокислая окись свинца), минерал, встречавшийся единственно только в Березовских рудниках (именно в Преображенском), но и тут составлявший редкость.

12) Вокеленит (основная хромовокислая окись меди и свинца) темно-зеленого цвета.

13) Зеленая свинцовая руда или пироморфит (фосфорнокислая окись свинца с некоторым количеством хлористого свинца).

14) Иоссаит, состоящий из хромовокислой окиси свинца и окиси цинка. Только и попадается, что в Березовских рудниках.

15) Ванадовая свинцовая руда (ванадинит), чрезвычайно редкий минерал, встречающийся, кроме Березовских рудников, лишь в Каринтии (в Австрийской империи) и в Мексике; цвета бураго, различных оттенков, иногда светло-желтого, состоит из окиси свинца, ванадовой кислоты и некоторого количества хлористого свинца.

16) Игольчатая руда — соединение свинца, висмута и меди с серою, длинными и тонкими неправильными кристаллами стально-серого цвета в кварце. Разлагаясь с поверхности, покрывается землистою коркою желто-зеленого цвета. Большею частию в игольчатой руде находится золото, которое в разлагающемся минерале делается весьма явственно видимым.

17) Самородная сера наполняет иногда пустоты в ноздреватом кварце и в буром железняке.

18) Горький шпат (углекислая известь с углекислой магнезией); в жилах попадается редко.

19) Шерл или турмалин зеленого цвета, в тонких, волосистых либо игловидных кристаллах, часто перепутанных между собою и вросших в прозрачном либо непрозрачном кварце в боках жил.

20) Скородит (состоящий из окиси железа, мышьяковой кислоты и воды) красивыми, луково-зеленого цвета, просвечивающими, маленькими кристаллами, сидящими на стенках внутренних полостей в блеклой медной руде.

Из вышеупомянутых минералов в небольшом количестве находятся бурый железняк и железная охра (преимущественно в верхних частях жил) и серый колчедан (преимущественно в нижних горизонтах).

Преображенский рудник в особенности славился нахождением в нем красивых минералов, равно как и богатством золота в верхних частях.

В окрестных сланцевых породах проходят еще кварцевые жилы, не содержащие золота, в которых в сплошном кварце попадаются: кварц окристаллованннй, совершенно прозрачный и безцветный (горный хрусталь) и менее прозрачный, желто-бурого цвета (дымчатый горный хрусталь, дымчатый топаз или раухтопаз), а также минералы: пирофиллит, лучисто- листоватый, яблочно-зеленого либо зеленовато-белого цвета, шерл или турмалин, тальк, сплошной и кристаллический, и горный шпат. Пирофиллит есть минерал редкий, долгое время считавшийся принадлежностью одних только Березовских рудников; но потом нашли его во Франции, в Бразилии и в некоторых других странах.

Относительно богатства кварцевых золотосодержащих жил и распределения в них золота, местные специалисты, из многолетних опытов, вывели следующие заключения:

  1. Наибольшее скопление золота замечалось в верхних частях жил (так напр. в Преображенском руднике, разработывавшемся с 1800 по 1859 год, в первые годы некоторыя жилы доставляли из верхних частей своих, из каждых 100 пуд руды, по 80 золотников золота; но те же самые жилы книзу становились все беднее и беднее, и в 1830-х годах среднее содержание их было не свыше 2 ½ золотников золота во 100 пудах руды).
  2. На одном и том же горизонте какой либо жилы золота всегда больше находится в ее зальбандах и в краях нежели в средине.
  3. Присутствие бурого железняка, бурой железной охры или охристого разъеденного кварца составляет хороший признак для нахождения золота.
  4. Кварцевые жилы, в которых бурый железняк и железная охра заменяются неразложившимся серным колчеданом, оказываются бедными содержанием золота(?).
  5. Бурый железняк обогащает собою не только толщу самых жил, но и прилежащие к ним зальбанды (т. е. наружные твердыя корки кварцевых жил); а потому чем толще зальбанд, тем он более содержит золота; с утонением его жилы становятся беднее и наконец переходят в так называемые холостые жилы, т. е. вовсе не содержащие золота.
  6. Книзу, на более или менее значительной глубине, жилы утончаются(?).

На эти практические заключения можно возразить:

  • а) По слишком ничтожной по глубине разработке Березовских золотоносных жил нельзя еще положительно сказать, чтобы ниже производившихся доселе работ не находилось жил с богатым содержанием золота[7]. Недавно еще было общее убеждение, основанное также на многочисленных наблюдениях в различных местностях, будто жилы медных, серебряных и золотых руд по мере углубления становятся убоже и убоже. Но в новейшее время были случаи, что рудная жила, ставшая вглуби весьма убогою и по видимому безнадежною, на некотором разстоянии, еще глубже, опять являлась богатою. В Калифорнии некоторыя золотые жилы в глубине становятся даже гораздо толще и богаче, В других опять местах замечено, что содержание в жилах золота, с углублением перемежается периодически, т. е. жила бывает как бы разделена горизонтальными линиями на поясы или ярусы, богатые и бедные в перемежку. См. статью г. К. Кулибина: о месторождениях золота (Горн. Журн. 1872 г., кн. 2), где приведены весьма интересные по этому предмету извлечения из новейших английских и американских изданий.
  • б) Уменьшение богатства жилы на глубине иногда бывает только кажущееся, а не действительное. В верхних частях жилы золото, находившееся первоначально в химическом соединении в серном колчедане, при разрушении последнего и при превращении в бурый железняк и охру, возстановилось в металлическом виде, и потому удобно может быть отделяемо промывкой, после предварительной протолчки руды. В нижних же горизонтах, где жилы преимущественно колчеданистые, оно остается в химическом соединении и, натурально, не может быть выделено механическою обработкою. Для этого в Калифорнии употребляют ныне совсем другие способы, при которых там находят даже более выгодным разработывать золотосодержащие колчеданы, нежели те руды, в которых заключается самородное золото в свободном состоянии.

Главным препятствием к успешной разработке Березовских рудников и к более значительному углублению работ был всегда чрезвычайно сильный приток воды. Отлив ее из значительной части рудников производился посредством насосов, приводимых в движение конными воротами. Для осушения же большого пространства рудников проведено было в разное время несколько водоотливных штолен или вассер-штолен[8]. К сожалению местность мало благоприятна для надлежащего осушения выработок штольнями: рудники залегают в незначительных лишь возвышенностях, и нет глубоких долин, проведенные от которых штольни могли бы встретить рудные месторождения на большой глубине. Между тем, напр., в Саксонском королевстве оказалось возможным осушать Фрейборгские рудники до глубины 140 сажен посредством глубокой штольни, длиною в 14 верст, проведение которой началось около 1848 года и окончено будет году к 1878. А теперь покуда действует устроенная уж давно так наказываемая Княжеская штольна, длиною более 7 верст, осушающая некоторые рудники до глубины 30 сажен (из работ, находящихся ниже вассер штольны, вода поднимается в нее насосами).

По словам покойного К. М. Окладных, бывшего управителя Березовских золотых промыслов (Горн. Журн. 1862 г. № 11, ст. 279), первая вассер штольна на Березовских рудниках проведена была в 1757 г. и шла всего на протяжении 327 сажен под землею и 65 сажен открытым каналом к речке Березовке от находившегося по правую ее сторону богатого рудника Цветного. Помощию ее рудник осушался на 11⅓ саж. глубины. Она принесла пользу только при разработке одного этого рудника[9].

В 1774 г. проведена (или по крайней мере начата) вассер-штольна в туже речку Березовку из Ключевского рудника, То же небольшой длины (о ней сказано будет далее). Ключевской рудник находится возле самого Березовского завода к северу от него, по левую сторону речки Березовки. Об этой штольне ничего не упоминают ни Окладных в выше указанной статье, ни Герман в описании заводов (у Германа ничего не сказано также и о самой первой, по времени, штольне, из Цветного рудника).

В 1786 и в последующих годах проведена была Ильинская вассер-штольна, длиною в 2 версты 354 сажени, продолжением которой служил открытый канал до речки Березовки в 154 сажени длины. Штольна эта осушала Ильинский и еще другие 4 рудника (находившиеся все по левую сторону р. Березовки), на 13 саж. глубины.

В 1799 и следующих годах проведена в р. Пышму Перво-Павловская вассер-штольна, проходившая от так называемого шестого рудника, через рудники Ключевской, Перво-Павловский, Царево-Елизаветский и Царево-Александровский к р. Пышме. Она проходила на протяжении 1 в. 64 саж. и продолжалась открытым каналом длиною в 1 версту, осушая одни рудники на 7⅓ саж., а другие по 10⅓ сажен.

С 1799 года, в течение нескольких лет, проводилась Ключевская вассер-штольна, длиною на 3 версты 470 саж., выходившая впрочем не прямо на поверхность земли, а в Перво-Павловскую штольну, дальнейшую часть которой, до р. Пышмы, начали потом называть также Ключевскою штольною. Ключевская штольна была самым капитальным и самым полезным сооружением в Березовских рудниках. Будучи соединена водопроводными ходами (штреками) со многими рудниками, она дала возможность (при помощи, разумеется, насосов, поднимавших в нее воду из более нижних работ), выработать все золотоносные жилы, пересекавшие длинную и богатую Ильинскую березитовую полосу, а также и жилы других окрестных полос.

Кроме вышеупомянутых, проведено было в последующее время еще несколько штолен, не имевших впрочем особенно важного значения для рудников.
В 1810 году механиком Меджером (Major), англичанином, построена была на Березовоких рудниках первая водоотливная машина, которая впрочем в 1819 году, со всем устройством, сгорела. В 1814 г. Меджер заключил с заводоуправлением условие об устройстве более сильной водоподъемной паровой машины на другом месте. По контракту он обязался построить ее из казенных материалов, казенными средствами и осушать ею в продолжение пяти лет рудничные работы на 6 сажен ниже Ключевской вассер-штольны, с получением за то из казны платы по 24 тысячи руб. ассигнациями в год. Машина начала действовать с 1817 года, Насосы ее действительно поднимали воду в Ключевскую вассер-штольну из 6 саженной глубины. Но машина эта, называвшаяся Ильинскою, была весьма тяжелой конструкции, требовала для годичного своего действия до 5 тысяч сажен дров, и потому быстро истребляла окрестный лес. Притом вассер-штольна, по тесноте своей и по засорению илом, не могла проводить всей воды, поднимаемой насосами, и часть этой воды лилась назад в нижние выработки. Да и водоподъемная шахта (кунст-шахта) разрушалась и требовала перекрепления заново, сопряженного с значительными расходами.

К 1823. г. все руды из Ильинской богатой полосы до той глубины, до какой машина могла осушать работы, были добыты. Между тем высшая администрация требовала увеличения добычи золота и усиления разработки золотых россыпей, золото из которых обходилось тогда значительно дешевле, чем из жильных рудников. А в рабочих для золотых россыпей чувствовался большой недостаток.

Все эти обстоятельства заставили горного начальника Екатеринбургских заводов Осипова, в январе 1823 г., остановить действие паровой машины.

В последующее время, за остановкой паровой машины, работы велись только на верхних частях жил, по горизонт Ключевской вассер-штольны (в одном только руднике Трех-Святительском добывалась, впрочем недолго, руда несколько пониже, при пособии насосов, приводимых в действие конным воротом). Осенью 1827 г. Ильинскую машину опять пустили было в ход; но оказалось, что она действовала уже неудовлетворительно и весьма невыгодно, поэтому ее тогда же и остановили, уж навсегда. Конечно, после того можно бы было устроить для отлива воды новыя, более совершенные паровые машины, которые бы требовали немного горючаго материала; но местное начальство и высшая горная администрация охладели к разработке жильных месторождений золота, так как была возможность, при множестве вновь находимых богатых золотых россыпей, добывать из них золота гораздо больше, чем из жильных рудников, и притом гораздо дешевле и легче. Ключевская и прочие штольны и водопроводные штреки, не будучи надлежащим образом поддерживаемы, постепенно обрушились в разных местах. Вода затопила, выработки до значительной высоты. Поэтому работать стало возможным лишь в самых верхних горизонтах. — В 1856 г. разработывалось уже всего только три рудника, и в них при откачке воды насосами, все таки работы могли быть ведены не глубже 11 и 12 сажен. С 1861 г. разработка жильных рудников была совсем прекращена.

Постепенный упадок добычи золота из жильных рудников виден из того, что в 1814 г. было получено из них золота 16 п., в 1819 г. 12 и. 2 ф., в 1821 г. 10 п. 31 ф. С 1823 г. количество получаемого золота быстро понизилось и в годы 1825 — 1842 колебалось между 3 в. 11 ф. (в 1838 г.) и 6 п. 25 ф. (в 1831 г.). С 1843 г. по 1855 г., добыча залога никогда не достигала до 3 пуд. и большею частию была в 1½ в 2 и в 2 с небольшим пуда.

В 1855 г. получено только 36½ фунтов
В 1856 г.   31 ф.
В 1857 г.   38 ф.
В 1858 г.   37 ф.
В 1859 г. менее 11 ф.
В 1860 г.   5 ф. 31 з.

Всего, с начала разработки по 1861 год, жильные рудники доставили золота 609 ½ пуд. Самыми производительными оказались рудники: Ильинский разрабатывавшийся с 1756 по 1826 г. и давший золота 129 пуд 36 ф., Трех-Святительский, с 1761 по 1852 г., более 81 пуда. Ключевской с 1755 по 1843 г., 59 п. 29 ф. и Соймоновский, с 1752 по 1852 г., более 56 пуд.

Среднее содержание руд, добытых с начала разработки жильных рудников по 1861 год, выходит, но расчислению. почти в 5 золотников, но в последнее 40-летие прошлого века оно в иные годы было средним числом в 7, в 8 и в 9 золотников[10]. За то в 1859 и 1860 годах среднее содержание обработываемых руд не превышало 2 золотников.

Прекращение работ на нижних горизонтах принесло заводам чувствительный вред. В первые десятилетия разработки Березовских рудников, на них находились вызванные из за границы искусные штейгера Саксонцы, под руководством которых образовалось и из русских много отличных и опытных штейгеров, ведших рудничное дело вполне по правилам горного искуства; но с уменьшением размеров работ такие штейгера перевелись. Уже в средине 1830-х годов работы велись сколько нибудь правильно и хорошо лишь на старых рудниках, устроенных при прежних штейгерах.

В 1868 г. партия старателей,[11] разведывая шурфами золотоносную россыпь, наткнулась случайно на верхнюю довольно разрушистую золотосодержащую кварцевую жилу, которая оказалась богатою. Измельчая руду в ступах и потом промывая ее, они месяца в два с небольшим добыли, как говорят, около 2 пудов золота,[12]работая с поверхности и весьма неправильно. Потом начались на этом месте работы от казны, более правильные: опущена шахта, глубиною в 11 сажен, и руду стали добывать подземными работами; в то же время проведена была от шахты к северу под прямым углом к жиле, шедшей от востока на запад в сланцеватой породе, штольна длиною 125 сажен, пересекшая несколько других кварцевых золотосодержащих жил. С апреля 1869 г. по 1871 год из добытой тут руды протолчено и промыто более 55 тысяч пуд и получено золота 1 пуд 2 фунта. Это месторождение, находящееся вблизи Березовского завода, несколько к северо-востоку от него, в Нагорном квадрате, у полосы Михайловской, называется Успенским рудником; разработывается и ныне, но в малых размерах и на малой глубине.

После остановки Ильинской паровой машины несколько раз составлялись особые комитеты для изыскания средств к осушению и возобновлению рудников, не пришедшие впрочем к удовлетворительным результатам. Впрочем, предложено и разсмотрено было несколько проектов, которые все найдены были либо неисполнимыми либо трудно исполнимыми и слишком дорогими.

Из числа их упомяну о следующих:

1) Горный начальник Осипов в 1824 году предлагал посредством плотин устроить обширный водоем на довольно высоком уровне, включив в него озера Большой и Малый Шарташ и окрестные болота, потом на проведенном от этого бассейна в р. Березовку канале и речке сделать три скопа воды уступами, каждый на 5 саж. ниже другаго, а под уступами устроить водяные колеса, которыя приводили бы в действие рудничные насосы.

2) В бытность свою на Урале в 1829 г., знаменитый Александр фон Гумбольдт, находившийся тогда в апогее своей ученой славы, посетил некоторые из Березовских жильных рудников и золотопесчаных приисков. Разсматривая карту рудников и окрестных мест, он выразил предположение, что разработке рудников вглубь вредят прилежащие к ним озера и болота. Как кажется, еще прежде того, тогдашний управитель Березовских золотых промыслов, думая, что рудники главным образом затопляются водою, проникающею в них из оз. Большого Шарташа, предлагал осушить его. Авторитет Гумбольдта придал этому предложению большой вес; с ним согласились многие горные офицеры; составлен был проект выпустить озеро в р. Пышму подземной штольной, проведенной от озера, а далее открытым каналом и речкой Калиновкой, притоком Пышмы. Напрасно горный начальник Екатеринбургских заводов Осипов доказывал, что, судя по напластованию пород, вода из Шарташа не может проникать в рудники и что для них от выпуска озера не будет ровно никакой пользы. Тогдашний министр финансов гр. Канкрин сделал распоряжение немедленно приступить к исполнению проекта осушки озера. Работы начались в 1831 г., а в июле 1832 окончены. В этом последнем и в последующем годах большая часть этого значительного озера (до 2 ½ верст в длину и более версты в ширину) была выпущена и вместо него осталась по средине, на большом разстоянии от прежних берегов, маленькая илистая озерина, к огорчению и к невыгоде жителей людного и промышленного селения Шарташского, длинной каймой огибавшего озеро с северной и западной стороны. Но окончательное осушение озера не состоялось, так как штольну из озера затянуло илом. Между тем воды в рудниках ни мало не уменьшалось и по Ключевской вассер-штольне вытекало ее такое же количество, как и прежде. Поэтому отказались от дальнейшей попытки осушить озеро, попортивши только его значительно. Затем вода опять мало по малу стала скопляться в озере, и ныне оно снова достигло своих прежних размеров.

3) В 1842 г. горный офицер Шаньгин проектировал для осушения рудников большую вассер-штольну, длиною в 13-ть верст, которая осушала бы рудники на 7 ½ сажен ниже Ключевской вассер-штольны и проходила бы в речку Становую, впадающую в Пышму значительно ниже Березовского завода, на северовостоке от него. На провод этой штольны нужно было более 22 лет времени и расходов более мильона рублей асс., исчисляя поденщины и материалы по тогдашним ценам. Громадность предприятия и неуверенность в богатстве жил на глубине были причиною, что проекту этому не было дано никакого хода.

В 1858 г. представлена была местному горному начальству от управители Березовских промыслов Москвина и помощника его Окладных записка о средствах к возобновлению и подробному изследованию золотожильных рудников[13]. Разведки предлагались двоякого рода: верховые и в глубине. С поверхности надо было проводить канавы вдоль березитовых полос, которыми вероятно встречено бы было немалое число неизвестных еще кварцевых золотоносных жил; разведки же в глубину производить пока только в двух или трех наиболее благонадежных местах. Для производства этих разведок вглубь составители записки предлагали прежние рудники: Петро-Михайловский в Нагорном квадрате, замечательный по богатству жил в выработанных верхних ярусах; 2) Трех-Святительский, в котором замечено наибольшее скопление жил и полос и 3) Преображенский, разработка которого была бы, впрочем, довольно затруднительна по весьма большой твердости пород и по неимению вблизи рудника вассер-штольны.

В записке между прочим сказано:

„Нам неизвестно, как изменяются жилы в глубину. И хотя в делах о возобновлении рудников встречаются примеры разъубоживания жил в нижних горизонтах (в квадратах Ильинском, Воскресенском, Трех-Святительском в глубине 6 сажен ниже горизонта вяссер-штольны содержание руд против верхних ярусов уменьшилось на 3 золотника 19 долей); но в тех же делах упоминается и о противоположных свойствах жил: так в записке г. Куродоелова[14] сказано, что в Преображенском руднике руда, добытая с 10-й сажени, обошлась в 16 зол. 75 долей, с 13-й — в 20 зол., а с 21 сажени в 21 золотник (золота во 100 пудах руды[15]. При нынешних работах замечено, что некоторые жилы книзу разубоживаются, другия же становятся богаче: так Катаевский рудник с 7-й сажени давал руду в 3 золотника с долями; с 12-й сажени она обходилась в б золотников“.

На разрешения приступить къ подробным рудным разведкам ик возобновлению жильных рудников, тогда не последовало, так как для этого понадобились бы прибавочные разходы против того, что назначены штатами 1847 г. на добывание жильного золота.

Чрез 8 лет, в 1856 г., горный начальник Екатеринбургских заводов с. Штейнман, передавши эту записку управителю золотых промыслов подполковнику Окладных, требовал от него, вновь мнения и дополнительных сведений по этому предмету. Управитель донес[16] что, при увеличившихся много ценах на припасы и рабочия руки, теперь уж трудно осуществить все предложенное в той записке, тем более, что Ильинская вассер-штольна, на которую рассчитывалось в записке, после того уже совершенно разрушилась. Однакож г, Окладных считал полезным возобновить работы на одном, из предложенных прежде рудников — на Петро-Михайловском, где работы производились еще не задолго перед тем. На самой глубокой шахте этого рудника (в 11 сажен) следовало, по его мнению, установить две подвижных паровых машины (локомобили), одну для отлива воды, а другую для протолчки руд; эта же вторая машина помогала бы первой в случае затопления рудника заменяла бы ее в случае поломки.

В конце рапорта сказано:

„Вообще разработка Петро-Михайловского рудника не даст больших прибылей; но она доставит работу березовским жителям, поддержит их знание подземных работ, окажет возможность разведать Екатерининскую полосу, и, может быть, разведкою вглубь даст данные для выражения вопроса о возобновлении жильных рудников.“

Но почему-то и на этот раз предлагаемое возобновление Петро-Михайловского рудника не состоялось.

Разсказавши довольно подробно о Березовских золотожильных рудниках (изследованных и разработанных все-таки более всех других подобных месторождений) перехожу теперь к краткому обозрению Березовских золотопесчаных россыпей и приисков.

Уже сказано было прежде, что шарташский житель Ерофей Марков в 1745 г. открыл, без сомнения, золотую россыпь, а не жильное месторождение[17]; но тогда на это обстоятельство не обратили надлежащего внимания, и много еще лет продолжали попирать ногами золотоносные пески, залегавшие иногда у самой поверхности земли под дерном.

Во второй раз Березовские золотые россыпи объявились в 1774 г. и тоже весма мало обратили на себя внимание.

В 1771 г. сгорели три конных ворота, служившие к откачке воды из выработок Ключевского жильного рудника. Вместо возобновления их, начальство Березовских промыслов предложило провести водопроводную штольну к речке Березовке. Берг-коллегия утвердила этот проект. Во все время исполнения его посылались о ходе работ частые рапорты в Петербург. В одном из них, от октября 1774 г., извещалось, что вассер-штольна в верхней своей части проходила по красной глине, а внизу по синей глине и что два ключика, вытекавшие из почвы штольны, выносили с собою песок, которого 5 фунтов, будучи промыты, доставили ¹⁄₁₀ часть золотника золота. По мере провода штольны далее, часто замечали подобные явления, и скоро набрали до 700 пудов такого золотоносного песку. По описаниям штольны, относящимся ко времени ее провода, видно, что она проходила отчасти по самому золотоносному пласту: именно в них между прочим упоминается, что штольна местами шла по песчанистой золотосодержащей глине, сопровождаемой обломками серого и белого кварца.

В 1804 г. горный офицер обер-берггауптман Ильман, приезжавший, по поручению высшего начальства, из Петербурга на Урал для каких-то изследований, заинтересовался золотосодержащими Ключевскими песками и собрал точные сведения о прежнем нахождении их. Он узнал, что в 1775 г. близь штольны устроена была небольшая фабрика, где на 34 промывальных станках (вашгердах), с 4 июня по 1 сентября того года, промыто было 8500 пуд песков, из которых получилось 73 золотника золота. Средним числом, поэтому, во 100 пудах песку заключалось более, чем 2 золотника золота. По нынешнему такие пески считались бы на Березовских промыслах весьма богатыми. В более позднее время, именно от 1790 по 1800 г. было промыто тех песков (называвшихся тогда горными песками) 44,834 пуда из рудников Ключевского и Волковского (названного впоследствии Царево-Елизаветинским). Во время пребывания своего на Урале Ильман сам добыл при Ключевском и Волковском рудниках 33.460 пуд песку, из которых в 1806 г. (уже после его отъезда в Петербург) 3.085 пуд были перевезены в Пышминсвий завод и из них 2,383 пуда, будучи подвергнуты протолчке и промывке, дали золота 6 золотников; значит, содержание их оказалось менее ¼ золотника золота, во 100 пудах песку. Все остальное количество добытых песков оставлено, по распоряжению главного начальника Екатеринбургских заводов Германа, без всякого употребления, за убогим содержанием. Затем, до 1814 г., поисков и добывания золотых, песков в Екатеринбургском округе не производилось.

Замечу здесь, что протолчка песков была операция дорогая, и притом весьма не кстати употребленная; будучи истолчены в порошок пустые гальки (может быть их-то и считали особенно золотосодержащими) могли только разъубожить при промывке пески, сами по себе может быть богатые.

Замечательно, что Герман ничего не упоминает в сроем описании заводов о производившихся в его управление заводами опытах над золотоносными песками и даже о существовании таких песков. Слыхал я от старых людей, знавших Германа, что он, по личной вражде с Ильманом, старался до времени спрятать под спуд золотые пески и выгоды, какие от них могут быть ожидаемы, а потом снова поднять дело об них, уже от своего имени; но последнего ему уже не удалось сделать в свое управление, и честь почина выгодной разработки золотых россыпей в России досталась преемнику его Шленеву.

В 1813 г., близ Верх-Нейвинского завода (округа частных Верх- Исетских заводов), малолетняя дочь заводского жителя Катерина Богданова нашла случайно в песке золотой самородок значительней величины и принесла его заводскому прикащику Ив. Евтеф. Полузадову. В проезд Гумбольдта ему была представлена эта девочка, бывшая тогда уже замужем[18]. Как я слышал, девочка, вместо ожидаемой ею может быть награды, была, по приказанию заводского прикащика, высечена розгами, с строгим приказанием молчать о своей находке. Без сомнения, боялись, что открытие золотых промыслов вызовет лишнее вмешательство в заводские дела со стороны горного начальства, тем более, что Верх-Нейвинский завод принадлежит к числу, так называемых, поссессионных, т. е., отведенные ему земли и леса считаются казенными, я не принадлежащими заводовладельцу на праве полной собственности[19]. Но едва ли тайна о столь важной находке могла сохраняться; вероятно она скоро стала известна и на других Уральских заводах и заставила смотреть на местные пески гораздо внимательнее прежнего.
Все это время на Березовских золотых промыслах находился штейгер Лев Иванович Брусницын, весьма даровитый самоучка, начавший службу свою с рудного промывальщика, впоследствии носивший звание обер-похт-штейгера[20], украшенный несколькими медалями и справедливо до конца своей жизни пользовавшийся общим уважением. В 1814 г. он заведовал (как рассказал сам Брусницын) Петропавловской рудотолчейной и промывальной фабрикой, находившейся ниже Березовского завода, на р. Березовке, близ впадения ее в Пышму, где кроме вновь добываемых руд промывались также по временам откидные пески давних лет, то есть остатки от протолченных и промытых уже прежде золотых руд. А также откидных песков накопилось много больших куч или отвалов. Один раз, рассматривая золото, полученное из откидных песков прошлой протолчки Брусницын заметил в нем две крупинки, отличавшиеся цветом от прочих, и притом не носившие на себе никаких следов протолчки (золото, получаемое из толченых кварцевых руд, бывает более или менее расщеплено).[21]

Тогда пришло Брусницыну на память, что он за два до того года, сопровождая горного начальника Екатеринбургских заводов Шленева, при поездке в Уфалейские заводы (где тогда производились поиски на золото), слышал от него, что в некоторых иностранных государствах есть песчаные россыпи, богатые золотом; припомнилось также, что подобные пески отыскиваемы уже были за 10 до того лет Ильманом, и что действительно тогда найдены были пески, заключавшие в себе золото, хотя (как сказывали) не заслуживавшие разработки по убогому содержанию. Не из песчаной ли россыпи попали как нибудь случайно и те две золотые крупинки, не измятые и разнящиеся от прочих цветом, и не скрывается ли где вблизи богатой золотоносной россыпи? подумал Брусницын и приступил к поискам. Вскоре ему удалось узнать, из какой кучи брался песок, промывавшийся на том станке, на котором получены были загадочные крупинки. Оказалось, что тут в почве не было золотосодержащего песку; но песок наваленный на поверхности, при пробной промывке, доставил несколько золота, совершенно одинакового с прежде полученными двумя крупинками. Очевидно, тут навален был не откидной песок от истолченых руд, но песок, не подвергавшийся толчению.

Но откуда он бил навожен, того никто на мог объяснить. Брусницын продолжал поиски в окрестных местах, и встречал пески, но все с малым содержанием золота. Осенью наконец он услышал от одного старика, что встарину, для осушения рудничных, работ, проводилась штольна (тогда уж заброшенная) и что земля из этой штольны возилась именно на то место, откуда получены два замечательные зерна золота и где прежде было прибрежное болото. Разузнавши место прежней штольны, Брусницын сообразил, что земля из нее должна была перевозиться по мостику чрез речку Березовку, что при перевозке непременно сколько нибудь ее насыпалось в речку и что земля, нападавшая в воду, должна была промыться стремлением воды и, следовательно, оказаться богаче золотом. Взял из речки в этом месте на пробу песку, — и, о радость! — еще до промывки увидел в нем кусок золота в 8½ золотников; промыв же потом одну тачку в 3 пуда песку, получил из него золота 2 золотника.

Тотчас после того Брусницын заложил от берега речки выкать (пологую штольну), По направлению к бывшей вассер-штольне; которую и встретил через несколько сажен. Найденный тут песок был не богат. Тогда стал он рыть его вглубь и от каждаго слоя брать пробы; на 15 вершковой глубине встречен был слой, резко отличавшийся своим цветом от прочих, при копании которого попался кусок золота в 17½ золотников, а по промытии 5 пуд песку из этого слоя получено было золота 4½ золотника (богатство!). При дальнейшей разведке этого пласта, оказалось, что в нем попадается явственно видимое золото и что он столь богат; что давал возможность с большой выгодой промывать, вместе с его песком, и лежащие выше и ниже его убогие сами по себе пески, толщиною до 3 аршин. С 21 сентября до 1 ноября добыто из этих песков 2 фун. 63 зол. золота; среднее содержание золота было почти З¼ золотника в 100 пуд. песков (богатого и убогих вместе). Несколько лет потом разработывалась эта россыпь, доставляя в иные годы до 5-ти пуд. золота.

В 1818 году найдена была другая песчаная россыпь, не особенно, впрочем, богатая; а затем все чаще и чаще начали попадаться новые россыпи[22], не только на пространстве, занимаемом Березовскими жильными рудниками, но и во все стороны от них, преимущественно к северу и югозападу, в разных частях округа Екатеринбургских заводов. Все эти прииски назывались и называются Березовскими, хотя некоторые и находятся в дальнем разстоянии (верстах в 40 — 50) от Березовскаго завода и тамошних жильных рудников, кроме некоторых групп приисков, лежащих отдельно от собственно Березовских, и имеющих свои собственные названия: Горношитские прииски, Мостовские, Рефтинские и проч.

Золотоносные россыпи Екатеринбургского округа занимают большею частию низменности или лота; редко попадаются, на скатах гор. В ущельях между горами россыпи не широки, но богаты; на ровных площадях, напротив, обширны, но всегда довольно убоги. Толщина золотоносных пластов различна, от 1 вершка до 2 сажен и более. Особенной толщиной отличались Горношитские россыпи: попадались сажени в 3 толщины. Иные россыпи едва покрыты тонким слоем торфа или растительной земли, а другия лежат на глубине 8 — 12 сажен; вообще же средняя толщина пустой породы, покрывающей золотоносный пласт, до 1 ½ саж.

Общее содержание золота в россыпях ныне около 20-ти долей в 100 пуд. песку; а прежде было около 1 ¾ золотника и более. В частности же попадались россыпи с гораздо большим средним содержанием. Даже в последние годы, именно в 1871 году, открыта была богатая россыпь около прежнего Шабровского прииска, между селами Арамильским и Горношитским, к югу от Екатеринбурга (в значительном разстоянии от Березовских жильных рудников). По тогдашним разведкам толщина в ней золотоносного пласта была 3 аршина, а содержание золота — 5 золотников во 100 пуд. песку. Всего расчитывалось добыть из нее около 79 пуд. золота. Но как я слышал впоследствии, россыпь эта не совсем оправдывает первоначальные от нее ожидания: богатое содержание золота оказывается в ней только местами, как бы гнездовое. Но нет сомнения, что как в окрестностях Березовского завода, так и вообще в Екатеринбургском округе есть не мало не тронутых еще золотоносных россыпей: в иных местах не было еще, но местным неудобствам, подробных разведок; в других, россыпи может быть известны некоторым штейгерам и рабочим, но не объявляются ими, отчасти в надежде разработать их впоследствии самим старательскими работами, что весьма выгодно для них, отчасти потому, что оне залегают под покосами местных жителей (а при разработке таких россыпей порча покосов была бы неизбежна).

Сравнительно с остальными частями округа Екатеринбургских заводов, было еще весьма мало разведок в северной его части, именно в северной половине дачи Березовских золотых промыслов, по правую сторону р. Пышмы, и внутри, лежащей еще севернее, дачи Екатеринбургского монетного двора (пространство которой более 166 тысяч десятин), в местности не населенной, болотистой и лесистой. Между тем на окраинах Монетной дачи находились довольно богатые золотые прииски: на западе - Мостовские, а на юговостоке — Рефтинские.

Самородки (куски золота) попадаются редко: и притом небольшие; крупных найдено было всего несколько штук, из которых только одна была весом до 8 фунтов. Вообще золото довольно мелко. В этом отношении Екатеринбургские золотые промысла составляют противоположность с Миясскими (Златоустовского округа), где во многих россыпях попадается преимущественно крупное золото и весьма многа самородок (из которых наибольшая, найденная в 1843 году, была в 2 пуда 7 фун. и 92 зол.)

Платины в золотых россыпях Березовских попадается весьма мало. Из других минералов находятся: горный хрусталь и дымчатый топаз (не редко весьма крупными и правильными кристаллами), гальки халцедона и сердолика, горький шпат, бурый железняк (часто крупными кристаллами), мелкие зерна магнитного железняка, железный блеск, изредка киноварь, рутил, титанистое железо и проч. Местами находимы были зубы и кости мамонта и коси носорога.

Золота, из россыпей Екатеринбургского округа получалось в разные годы:

в 1820 году более 7 ¾ пудов, в 1821 году более 9 ½ пуд., в 1822 году без малаго 13 ½ пуд., в 1823 году более 26 ½ пуд., а в 1824 году уже 28 пуд, 32, фун. Затем до 1832 года добыча россыпного золота колебалась между 21 пуд. и 29 пуд. В 1832 году получено 37 пуд. 7 фун. С 1833 по 1862 год ежегодно получалось от 24 до 33 пуд.; в 1862 году 41½ пуд., в 1863 году более 40 пуд.

Затем добыча золота опять уменьшилась. Но в 1872 году добыто 47 п. 6 ф. — из всех годов наибольшее количество.

Вообще с начала разработки россыпей Екатеринбургского округа по 1861 год, в 47 лет, оне доставили золота 1.157 пуд., — в полтора раза более, чем золотожильные рудники того же округа в продолжение 107 лет, с 1754 по 1861 год.

В проезд Гумбольдта в 1829 году на Урале считали невыгодным промывать пески содержанием менее 1 золотника золота во 100 пуд. А теперь не без выгоды промывают и в 19 и 18 долей содержания: доказательство, как сильно усовершенствовали с того времени золотопромывальные машины.

Первый находчик золота близь Екатеринбурга Ерофей Марков, представивши в мае 1745 года в горную канцелярию крупинки этого металла из окрестностей нынешнего Березовского завода, тогда же отыскал около того же места камешок свинцового признаку (вероятно свинцового блеска), в котором, по лабораторной пробе, оказалось и серебро. Но последующей разведкой тут найдено было лишь небольшое гнездышко такой руды всего фунта с три.

Паллас, в путевых своих записках, упоминает (часть 2, книга 1, стр. 279 русского перевода), что в некоторых местах около Березовского завода добывали медные, свинцовые и серебряные жилы, лежащие близко от золотых, но отдельно от них; что, напр., при шахте № 4 Березовского рудника, в водоотметном рве (канаве?), видима была серебряная жила в ¾ арш. толщиною, состоящая из особаго черного и богатого лоску (?) в кварце с медной лазурью и зеленью. Но вероятно эти серебристые жилы были ничтожны по содержанию в них металла.

Герман, в своем описания заводов, перечисляя минералы, встречающиеся в Березовских жильных рудниках, упоминает и о самородном серебре, прибавляя:

„оно найдено было, в 1794 году (как сказывают) в виде тончайших листочков.“

Вообще месторождений серебряных руд, сколько либо благонадежных , в самых Березовских рудниках - не попадалось. Но верстах в 20 от них к северу за р. Пышмой найдены были кварцевые золотосодержащие жилы, заключавшие в себе в значительном количестве и серебряную руду.

К сказанному уже прежде на стр. 109 и 110 об Успенском золотожильном руднике, единственном разработываемом ныне, прибавляю еще следующий сведения, собранием которых и доставкою мне я обязан г. Архипову, горному инженеру, заведывавшему в 1869 и 1870 гг. работами этого рудника.

Успенское жильное месторождение, находящееся на границе квадратов Царево-Александровского и Царево-Елизаветинского, по Михайловской полосе, открыто 20 октября 1868 года: разработывавшая тут золотую россыпь артель старателей встретила на 5-м аршине глубины богатый верх кварцевой жилы с золотом. Немедленно к этой артели стали присоединяться другие. Прошло около недели и жила разработывалась уж на протяжении 75 сажен. В половине декабря того же 1868 года начальство остановило тут старательские работы, дошедшие до глубины 5 сажен. В короткий промежуток времени, менее 2 месяцев, старатели успели добыть из жилы золота 2 пуда 17 фун. и 72 золот. С апреля 1869 года началась со стороны казны поверхностная разведка месторождения, а вскоре и подземные работы.

Казною добыто тут золота:

в 1869 году.   12 фун. 48 зол.
в 1870 году   30 фун. 19 зол.
в 1871 году   2 пуд. 4 фун. 90 зол.
в 1872 году   1 пуд 33 фун. 20 зол.
в 1873 году   3 фун. 81 зол. 
в 1874 году (по апрель) 2 фун. 16 зол

Из имеющихся у меня подробных расчислений, составленных г. Архиповым, видно, что и без общаго осушения Березовских рудников, разведка и разработка тамошних жильных месторождений на небольшой глубине была бы выгоднее и прочнее разработки золотых россыпей, вообще ныне уже убогих в этой местности.

***

Из объявления, напечатанного в Правительственном Вестнике, видно, что в мае 1874 г. в Петербурге должны производиться торги на продажу Березовских золотожильных рудников, на пространстве 56 квадр. Верст с находящимися над ними золотыми россыпями, при чем непременным условием поставлено — возобновление в надлежащих размерах разработки жильных рудников, без чего покупщик не в праве начинать и разработку россыпей.

Библиографические указания:

  1. Палласа, путешествие по разным местам Российского государства. Перев. с немец., часть 2. книги 1, СПБ. 1786. Стр. 207—222, Березовские рудники, толчеи и промывальни Паллас осматривал 25 и 26 июня 1770 года.
  2. Германа, минералогич. путешествия по Сибири. На немец. языке. (Hermann's Mineralogische Reisen in Sibirien, vom Iahr 1793 bis 1796). СПБ. 1798 г. Во второй части этого сочинения, на страницах 71-116, содержится довольно полное описание Березовских рудников и работ на них производившихся. 
  3. Сочинения о Сибирских рудниках и заводах, собранные надворн. совет. и академиком Иваном Германом, Ч, 1, СПБ. 1797. В самом начале книги помещено описание Екатеринбургских золотых промыслов, заключающее в себе почти тоже, что сказано и в вышеназванном немецком сочинении того же автора.
  4. Попова, хозяйственное описание Пермской Губернии. Пермь, 1804 г. ч. 1, стр. 259-267.
  5. Германа, описание заводов под ведением Екатеринбургского горного начальства состоявших. Печаталось в издававшемся в 1804 г. Императорск. Акад. Наук Технологическом Журнале (выходил в свет же 4 книжки в год, составлявших 1 том. Описание Березовских золотожильных рудников, весьма подробное, напечатано в 4 книжках 1805 г., т. е. во 2 томе). Тоже самое описание заводов Герман в 1808 г. издал в Екатеринбурге особою книгою (большой том, в лист), сделавши некоторые прибавления в числовых данных. Статья о Березовских рудниках тут занимает стр. 1—40, приложена карта золотых рудников.
  6. Эрдмана, сведения о внутренней России. На немецком языке. (Erdmann’s Beiträge zur Kenntnis des Inneren Russlands). Три тома, 1822, 1823 и 1826 гг.- В 1816 году Эрдман, бывший тогда профессором медицины в Казанском университете, ездил в Вятскую и Пермскую губернии, также в Тюмень и в Тобольск, осматривал между прочим и Березовские жильные рудники и возникавшие тогда только - что промывки золотых песков, о которых и сообщает весьма любопытныя сведения, тем более важные, что в промежуток между появлением в свет только что указанной выше книги Германа, до путешествия Гумбодьдта (1808 -- 1829 г.) никто другой из ученых путешественников не описывал Березовских рудников и приисков. К сожалению у меня нет этого сочинения под руками, и читал я ее уж очень давно в Казани, будучи еще студентом.
  7. Путешествие на Урал, На Алтай и к Каспийскому морю Гунбольдта Эренберга и Розе в 1829 году, описанное Густавом Розе. На немецком языке. (Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspichen Meere von A. von Humboldt, D. Ehrenberg und D. Rose). Два топ 1837 и 1842 гг. Гумбольдт и его ученые спутники, летом 1829 года, были в Березовских рудниках и приисках, о которых, сведения см. на стр. 175 — 243 первого тома.
  8. Гертросса, о добыче и обработке Березовских золотых руд. Горн. Жур. 1834, кн. 9.
  9. Колобова, геогностическое описание Преображенского золотого рудника. Горн. Журн. 1836 г., кн. 2.
  10. Много весьма важных сведений о характере и особенностях Березовских жильных месторождений и золотоносных россыпей разсеяно в разных местах обширного и превосходного сочинении М. Карпинского: о золотоносных россыпях, напечатанного в 12 книжках Горного Журнала 1840 г. и тогда же тиснутого особой книгой (которая теперь, впрочем, составляет библиографическую редкость: должно быть издана была в небольшом количестве экземпляров).
  11. Проф. Шуровского: Уральский хребет в физико-географическом, геогностическом и минералогическом отношениях. М. 1841 г., стр. 251 — 277: о Березовских жильных рудниках, стр. 286 — 307; об Уральских золотоносных россыпях вообще, в том числе и о Березовских.
  12. Гельмерсена, путешествие на Урал и в Киргизскую степь в 1833 и 1835 гг. На немсцком языке. (Helmersen, Reise nach dem Ural und Kirgisensteppe etc.) Отдел 1, СПБ. 1841 г., стр. 30 — 39: известия об открытии золотых песков на Урале. Известия эти почтив том же виде были уже напечатаны автором несколько прежде: на немецком же языке в Бюллетене Импеатор. Академии Наук 1839 г. и на французском — в издававшемся несколько лет Ежегоднике Русского Горного Журнала (Annuaire du Journal des Mines de Russie), где помещались во французском переводе целиком, либо в сокращении, лучшие статьи из Горного Журнала. Статья академика Гельмерсена напечатана в Ежегоднике за 1835 год, вышедшем в свет в 1840 году (хотя она и не появилась по-русски в Горном Журнале).
  13. Разгильдеева, очерк Екатеринбургских золотых промыслов. Горн. Журн. 1845 г., № 1.
  14. Михайлова, Плацеры и золотоносные жилы Калифорнии и несколько данных о настоящем состоянии рудной золотопромышленности на Урале. Горн. Журн. 1858 г., книжки 2 и 3. Второй отдел статьи, под заглавием: „о Березовских рудниках и обработке золотоносного кварца на Урале,“ помещен в 3 книжке, стр. 421-447.
  15. Еремеева, заметки о коренных месторождениях золота в Екатеринбургском округе; его же заметки о некоторых Уральских россыпях. Обе статьи напечатаны в 6 книжке Горн. Журн. 1859:.г.
  16. Антипова, характеры рудоносности и современное положение горного, т. е. рудного дела на Урале. Горн. Журн. 1860 г., книжки 1, 2 и 3. Сведения о Березовских рудниках и приисках заключаются в 3-й книжке.
  17. Белоносова, краткое статистическое обозрение золотых промыслов Екатеринбургского и Богословского округов. Горн. Журн. 1862 г., кн. 10
  18. Н. Чупина, рудники округа Екатеринбургских горных заводов. Горн. Журн. 1862 г., кн., 10.
  19. Окладных, о золотых рудниках, принадлежащих управлению Березовского завода. Горн.. Журн. 1862 г., .кн. 11. С картою Березовских жильных рудников.
  20. Повод к открытию, первой золотоносной россыпи на Урале штейгером Брусницыным. Горн. Журн. 1864 г., № 5. Копия с собственноручной записки о том покойного Л. И. Брусницына.
  21. Котляревского, обзор Уральских заводов в 1865 г. Горн. Журн. 1866 г. В книжке 3-й, на странице 420 — 424, о Березовских золотых промыслах.
  22. Романовского, о золотопромышленности на Урале. Горн. Журн. 1868 г., книжки 6 и 7. В 6 книжке, на стр. 508-514, вообще о казенных Уральских золотых промыслах; стр. 520 - 536 — о Березовских золотых промыслах
  23. Академ. Безобразова, Уральское горное хозяйство и вопрос о продаже казенных заводов. СПБ. 1869 г., стр. 147 — 156.

[1] ↑ Я позабыл упомянуть в предисловии, что при изложении исторических сведений о разных местностях мне служили важным пособием дела екатеринбургскаго Горнаго архива, в которых заключается много документов, относящихся в приписным к заводам слободам и другим селениям.
[2] ↑ Марковым, кроме золота, найден был также признак серебристо-свинцовой руды, также близь дер. Шарташа.
[3] ↑ Зейфенверк (Seifenwerk) по немецки значит: золотоносная россыпь, золотопесчаный рудник.
[4] ↑ Капель—род посуды, употребляемой при пробе руд.
[5] ↑ Эти историческия сведения об открытии Березовских золотых рудников извлечены мною из дел горной канцелярии 1743—1749 годов. Являвшияся же доселе в печати большею частию неполны и не совсем точны.
[6] ↑ И, как видно из последующих архивных бумаг, он нашел несколько признаков вновь.
[7] ↑ Самая большая глубина, до которой доходили подземные работы в Березовских рудниках, составляла 25 саж., между тем как напр, в Англии и в Саксонии глубина некоторых выработок доходить до 800 сажен.
[8] ↑ Вассер-штольною называется подземный корридор, проведенный из внутренности горы, с некоторым наклоном, на поверхность земли в какую ибо долину либо к руслу реки; подобный корридор разделяется на две части; нижнюю и верхнюю. По почве первой протекает из рудника вода, а во второй, по насланному помосту, ходят рабочие и переносятся руды.
[9] ↑ Я сам до сих пор еще не имел досуга познакомиться с архивными делами 1750-х, 1760-х, и 1770-х годов, относящимися к Березовским рудникам, которые тогда находились в ведении особой Экспедиции золотых промыслов, независимой от канцелярии главного заводов правления.
[10] ↑ Но в частности некоторые рудники доставляли руды содержанием от 30 до 80 золотников золота в 100 пудах руды.
[11] ↑ Так называются вольные работники из местных жителей, работающие сами собою на дозволенном от начальства месте и за добываемое золото получающие из казны условленную плату с золотника.
[12] ↑ Впрочем, вероятно, не только из жил во и из налегавшей на ней сверху россыпи.
[13] ↑ У меня есть копия с этой записки. Н. Ч.
[14] ↑ Вероятно прежде заведовавшего Преображенским рудником.
[15] ↑ Судя по этому, приведенное мною выше, на основании других источников, известие, что Преображенский рудник славился богатством золота в верхних частях, не совсем справедливо: следовало бы сказать: в некоторых своих частях.
[16] ↑ С доношения имею также копию, Н. Ч.
[17] ↑ Замечательно, что и в Сибири первые богатые золотые россыпи, в Томской губернии, близь оз. Бирчикуля, открыл и начал втихомолку разработывать ссыльный из той же деревни Шарташа Егор Лесной.
[18] ↑ См. 1 том сочинения Гумбольдта: Центральная Азия (L`Asie centrale, три тома) и описание путешествия по России, Гумбольдта, составленное спутником его Розе (Reise nach dem Ural, dem Altai и проч.), т. 1, стр. 229. Имена, прикащика и девушки находчицы значатся у Розе. И Гумбольдт и Розе ошибочно называют завод Невьянским (хотя Невьянский весьма большой завод находится всего в 25 верстах от гораздо менее значительного Верх-Нейвинскаго, но принадлежит другим владельцам).
[19] ↑ Хотя в 1812 г. издан был указ о дозволении владельцам частных заводов добывать в заводских дачах золото, но как-то боязно было приняться за это. Как бы не назначали на прииски, на счет заводчика, особых чиновников для присмотра за работами, для записывания золота в книге и для проверки его и проч?
[20] ↑ Титул обер-похт-штейгера (т.е. главного руководителя но рудотолчейному и промывальному делу) принадлежит в немецких горных округах к самым почетным, но наши рабочие безсознательно умаляли его, произнося: обер-подштейгер.Вообще наши прежния названия горных чинов, заимствовавшие с немецкого: унтер-шихтмейстеры, берг-гешворены, гиттевфервалтеры, обер-бергмейстеры, обер-гауптканы казались странными даже и более образованной публике. А то в старину были еще берг-шрейберы, берг-фохты, обер — цегентнеры, кунст-штейгеры и проч.
[21] ↑Разумеется, в очень мелком, порошкообразном золоте нельзя заметить разницы между толченым и песчаным.
[22] ↑ Многие из этих россыпей найдены были также Л. И. Брусницыным.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: