Иленские Татарские юрты

Иленския Татарския юрты, селение в северовосточюй части Ирбитскаго уезда, в 67 верстах к В. от города, на левой, северной стороне реки Ницы, в некотором от нея разстоянии, несколько восточнее села Боровиковскаго и неподалеку от границы Тюменскаго уезда Тобольской губернии. Жители Татары-Магометане.

Попов в Хозяйственном описании Пермской губернии (1804 г.) упоминает об ясашных татарах Ичкинских и Иленских юрт, обитающих за Уральскими горами, не обозначая впрочем определительно ни мест жительства, ни численности их. Потом в оффициальных сведениях Иленские татары как то обратились в Вогул!

В делах Пермскаго Губернскаго статистическаго комитета в 1839 г. значилось в Ирбитском уезде Вогул: в дер. Иленских Юртах 197 (в том числе 96 муж. и 91 женск. пола) и в селе Красном (или Краснослободском) 26 (в том числе 10 муж. и 16 женскаго пола) [1]; по сведениям 1869 г. Вогул в селе Красном и в Иленских Юртах 253 (в том числе 137 муж. и 116 ж. пола). Повидимому тут под именем некрещенных Вогул разумеются Иленские Татары-магометане; остальные же 16 человек (6 муж. и 10 женск. пола)—крещеные Вогулы, живущие в селе Красном.

В статье г. Орлова: „Сведения о Вогулах, обитающих в Пермской губернии“ (Сборник Пермскаго Земства, май и июнь 1873 года) помещена таблица (стр. 451—454) о численности Вогул и о количестве земель, занимаемых ими, заимствованная из начавшагося в 1870 г. дела Пермскаго Управления Государственными Имуществами о поземельном устройстве Вогул. Г. Орлов говорит:

„Данныя той таблицы нужно считать новейшими и собранными, как видно из самаго дела, наиболее тщательным образом, так как донесения местных исправников по этому предмету контролировались донесениями местных лесничих.

В ведомости этой показано в Иленских Юртах Вогул-магометан 236 (в том числе 130 м. и 106 жен. пола); земли в пользовании их: угодий 1722 десятины, лесу до 618 десятин, неудобной около 600 десятин, а всего 2939 дес. В напечатанной в Губ. Ведомостях в 1869 г. ведомости о числе сельских обществ в Ирбитском уезде сказано, что там: Ясашных Вогул Краснослободскаго дистрикта 17 (11 муж. и 6 женск.) в 2 дворах; Иленских Татарских Юрт 261 (130 м.. и 131 ж. п.)в 45 дворах.—Н. П. Булычев, член Ирбитской уездной земской Управы и деятельный изследователь Ирбитскаго уезда, еще в 1873 г. заявил в Губернских Ведомостях (№ 69), на основании личнаго знакомства своего с жителями Иленских Юрт, что их ошибочно называют Вогулами, и что они суть Татары. Но потом, видя, что они в оффициальных сведениях постоянно называются Вогулами, он усумнился, не Вогулы ли они в действительности, с принятием магометанства, и вместе с тем татарских нравов, обычаев и языка татарскаго, переродившиеся в Татар. Потому он, для разрешения своего сомнения, съездил еще раз в Иленския Юрты. Результаты новаго изследования г. Булычев изложил в статье: „О так называемых ясашных Вогулах“, (напечатанной в 1874 г. во 2 выпуске 1 тома Записок Уральскаго Общества любителей естествознания).

Оказалось:

  1. Лица у Иленцев, одежда их, нравы и обычаи чисто татарские.
  2. Говорят они наречием Сибирских Татар, незначительно разнящимся от наречия Казанских; могут также понимать разговор Башкир и Киргизов. В статье г. Булычева приведено, для образца, 30 слов из наречия Иленских жителей.
  3. В старых письменных документах, имеющихся в руках их, они постоянно назывались ясашным Татарами; только с первой четверти настоящаго столетия стали называть их Вогулами, так как они сравнены в правах своих с Вогулами, обитающими в Туринском уезде Тобольской губернии по р. Тавде.

В заключение своей статьи г. Булычев сообщает сведения о движении населения в Иленских Юртах: „В 1797 году, Татар считалось обложенных ясаком 67 душ мужескаго пола; в 1821 г. 85 д. муж. и 74 женскаго пола, домов считалось 23; в 1873 г. муж. 157 и жен. 117, домов 45“.

Приготовляясь писать настоящую статью для Географ. Словаря, я обратился к г. Булычеву с некоторыми вопросами об Иленских Юртах, и имел удовольствие получить от него следующия любопытныя сведения, в письме от 30 апреля 1876 года:

Иленския Татарския Юрты находятся на правой стороне р. Ницы, но не на самом ея берегу, я далее около озера. Отправившись в Юрты из Ирбити, нужно проехать по Ирбитско-Тюменскому тракту до дер. Субботиной, находящейся на правом берегу Ницы и на левом впадающей в нее тут речки Иленки; затем, переправившись на левый берег Ницы на пароме и проехавши потом через село Боровиковское, достигают до Иленских Юрт. Другая дорога туда идет из лежащаго гораздо ниже по Нице села Бобровскаго: выехавшие из этого села, переезжают также на пароме на левый берег Ницы, и следуют далее на запад через Ницынский винокуренный завод и дер. Тимину. Иленские Татары платят ясак, взнося его в Ирбитское уездное казначейство. В год за все сельское общество должно быть взнесено пять шкур лисиц, стоющих не менее 16 руб. 25 коп.

Кроме того они платят подушную подать, деньги в продовольственный капитал и сбор на государственныя, губернския и уездныя земския повинности. Несут ныне и воинскую повинность, от которой избавлены были до последняго о ней устава. Хлебопашество и скотоводство существуют в небольшом размере; Иленцы хлопочут только о том, чтобы снятаго хлеба хватило на пропитание семьи. Любимый промысел их мелкое торгашество, и то весьма неразнообразное: разъезжая по сельским торжкам и ярмаркам, они скупают негодных лошадей и жеребят, которых затем перепродают своим соплеменникам, в Тюменском уезде, на съедение; кроме того, закупая пиявок, ловимых в Сибирских озерах, они развозят их для продажи в разныя места. Эти занятия, отнимая у них много времени, в сущности почти нисколько неприбыльны. Оттого благосостояние Иленских татар ниже посредственнаго; крайне невысоко и их умственное я бытовое развитие. В селении одна мечеть и при ней мулла из местных Татар, который также занимается обучением детей татарской грамоте. Мужчины, как вращающиеся постоянно среди Русских, говорят по русски бойко, но женщины и дети слабее. Но вообще заметны у них какое-то недоверие ко всему русскому и большая боязнь обрусения. Жители Иленских Юрт не причислены ни к какой волости и управляются выбранным ими из среды своей старшиною, который подчинен непосредственно становому приставу и уездному полицейскому управлению.

Однакож, не ошибается ли г. Булычев, говоря будто Иленские Татары и ныне платя подушную подать, продолжают вместе с тем вносить, по прежнему и ясак? Ведь ясак заменял всегда подушную подать. В вышеуказанной статье г. Орлова: „Сведения о вогулах, обитающих в Пермской губернии" приведены оффициальныя сведения о различных сборах, которыми обложены Вогулы. Относительно жителей Иленских Юрт сказано, что они платят подушныя подати по 1 р. 64 к. с души, по 99 к. земских повинностей, по 5 коп. на обезпечение продовольствия, по 16 коп. на содержание мировых учреждений и по 49 ½ коп. на содержание управления старшины, а всего по 3 р. 32 ½ к. с ревизской души. Об ясаке же лисьими шкурами ничего не упоминается. Из той же статьи г. Орлова видно что Вогулы, живущие в деревнях Бабенках и Копчике, Кунгурскаго уезда, до 1869 года также платили ясак, но ныне, взамен его, обложены подушной податью.
Отчего же это селение называется Иленскими Юртами, хотя расположено вовсе не на речке Иленке, а на противоположной стороне р. Ницы, хотя и в близком разстоянии от устья Иленки? Вероятно жительства этих татар в прежнее время находились и по р. Иленке, либо по этой речке расположены земли и леса, состоящие в их пользовании.

Странно, что на Этнографической карте России покойнаго академика Кеппена, ученаго весьма основательнаго и добросовестнаго, имевшаго в своих руках огромную массу оффициальных и неоффициальных этнографических сведений, Иленския юрты означены как селение Башкирское. В сожалению Кеппен не издал подробнаго текста к своей карте, с указанием источников. А отатарение Башкир гораздо возможнее, чем Вогул.

Примером тому могут служить две башкирския деревни Пермскаго уезда Коянова (Тасимки) и Култаева, находящияся довольно далеко к северу от собственно башкирской земли: жители этих деревень давно уже нисколько не отличаются от ближних татар ни наречием, ни образом жизни, и Русские называют их этим последним именем; немногим известно, что они в действительности башкирцы.


[1] ↑ Эти последние должно быть действительно Вогулы, крещеные (как и все прочие соплеменники их) и вероятно уже обрусевшие.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: