Изумрудные копи в Екатеринбургском уезде

Изумрудныя копи в Екатеринбургском уезде, в разстоянии от 60 до 70 верст к северо-востоку от Екатеринбурга, в лесной даче Екатеринбургскаго монетнаго двора, по обе стороны (а преимущественно по левую) речки Большаго Рефта, впадающаго с левой стороны в реку Пышму. Это единственное в России месторождение изумрудов.

В местности Изумрудных копей в Большой Рефт впадают реки: исток из озера Чернаго (с левой стороны), Островная, выходящая из озера Островнаго (с правой), Черемшанка и исток из оз. Щучьяго (также с правой), Токовая, Старка и Шемейка (с левой). Кроме вышеназванных озер тут по правую сторону Большаго Рефта находятся: Талицкое, на северо-востоке от Щучьяго, и Окунево, против устья речки Шемейки. Все эти озера маленькия и окружены болотами. Вообще вся местность Изумрудных копей и окрестностей их весьма болотиста и покрыта лесом. 

Изумруды здесь находятся в слюдяном сланце темносераго цвета (рабочие называют его сивяком) в виде кристаллов отдельных, либо скопленных в группы. Встречаются изумруды, которые высоким красивым зеленым цветом своим и прозрачностью нисколько не уступают изумрудам из Колумбии, и равным обратом употребляются, как драгоценные камни, на украшения. Но большею частию попадаются либо слабо окрашенные, бледные, либо полупрозрачные или только просвечивающие, либо трещиноватые. Величина кристаллов весьма различна: некоторые из них имеют даже более 9 вершков длины и более 5 вершков толщины. Но кристаллы изумруда столь большой величины обыкновенно бывают малопрозрачны и преисполнены трещинами. В Императорском Кабинете и в Музеуме Горнаго Института хранятся многие великолепные штуфы уральскаго изумруда.

Иногда попадаются крупнолучистые куски, составленные из призматических кристаллов изумруда, расходящихся в разныя стороны от одного общаго центра.

Изумрудныя копи распределены следующим образом:

  1. Мариинский прииск, самый северный, между правым берегом речки Полуденки и левыми притоками Старки.
  2. Старский, прииск в вершинах речки Старки, по левую ея сторону.
  3. Токовской прииск, к югу от предъидущаго, по правую сторону речки Токовой.
  4. Стретенский прииск близь Токовскаго, по другую сторону речки Токовой.
  5. Островский и
  6. Красноболотский прииски самые южные, по правую сторону р. Большаго Рефта (между тем как все прочие по левую).


Вместе с изумрудами в слюдяном сланце попадаются:

а) Фенакиты кристаллами значительной величины, иногда фунта в полтора и более весом, обыкновенно безцветными либо слабо окрашенными в желтоватый или сероватый цвет, редко в бледный розовокрасный. Степень прозрачности различна: некоторые кристаллы совершенно прозрачны и вовсе без трещин, некоторые частию прозрачны, частию трещиноваты, иные трещиноваты и полупрозрачны; попадаются и такие кристаллы, которые просвечивают только в краях. Фенакитовые кристаллы бледнаго розовокраснаго цвета, если совершенно прозрачны, то шлифуются и употребляются как драгоценные камни[1].

б) Хризобериллы (цимофаны—у минералогов западной Европы) большими превосходными кристаллами, совершенно отличными от всех прочих известных доселе разностей этого минерала на всем земном шаре. Поэтому хризобериллу Изумрудных копей придают особое название александрита, так как он был в первый раз найден во время празднования совершеннолетия Наследника Всероссийскаго престола, ныне благополучно царствующаго Государя Императора Александра II.

группа кристаллов александрита
группа кристаллов александрита

Цвет александрита большею частию травянозеленый, приближающийся несколько к изумрудно-зеленому, реже бледный желтовато-зеленый.
Прозрачный александрит употребляется как драгоценный камень и ценится весьма дорого. Вставки из него, ограненныя как следует, днем кажутся зелеными как изумруд, а при вечернем освещении краснофиолетовыми как аметист [2].

в) Бериллы или аквамарины, кристаллами в виде шести - угольных призм, иногда кристаллическими сростками, бледнаго яблочнозеленаго цвета; неособенно красивы и не крупны.

г) Апатиты, красивыми, довольно большими призматическими кристаллами желтоватобелаго, зеленоватобелаго или совершенно белаго цвета, большею частию, трещиноватыми, просвечивающими во всей своей массе или только в краях. Безцветные и совершенно прозрачные кристаллы почитаются величайшей редкостию.

д) Плавиковые шпаты, иногда небольшими кристаллами (обыкновенно кубами с притупленными углами), но чаще в виде неправильных масс. Здешние плавиковые шпаты бывают различнаго цвета: изумрудно-зеленаго, фиолетово - синяго и проч. Нередко попадаются также большия совершенно безцветныя и совершенно прозрачныя массы. Некоторые куски здешняго цветнаго плавиковаго шпата сильно фосфоризуются (т. е. будучи нагреты светятся в темноте).

е) Рутилы, большими кристаллами темнаго краснаго и кровяно- краснаго цвета. Кристаллы обыкновенно имеют цилиндрический вид и по вертикальному направлению бороздчатую поверхность. Это месторождение есть самое замечательное на Урале по красоте и значительной величине кристаллов рутила. Нередко в одном куске сланца попадаются два или более из вышеназванных минералов, напр. фенакит с александритом и проч. Александрит попадается даже во внутренности некоторых кристаллов фенакита.

Между слоями слюдянаго сланца часто замечается какое -то зеленое окрашивающее вещество, которое составляет весьма благонадежный признак для открытия изумрудов; плавиковый шпат желтовато - белаго или фиолетоваго цвета почитается также весьма хорошим признаком.

По Большому Рефту, по Полуденной, Старке, Шемейке и по впадающим в них логам разрабатывалось несколько золотоносных россыпей. В одной из них Покровско- Даниловской, по логу речки Шемейки, в 1842 году найден весьма хороший округленный изумруд весом в ¾ золотника. Это кажется единственный случай нахождения изумруда в золотых россыпях Урала.

В приисках Краснослободском и Островском (по правую сторону Рефта) попадаются преимущественно александриты в хлоритовом сланце, который находится здесь в гораздо большем развитии чем слюдяный сланец.

Местами на пространстве, на котором разсеяны изумрудные прииски, воздымается гранит в виде бугров или приземистых холмов. В полуверсте к югу от Сретенскаго изумруднаго прииска гранит незаметно переходит в чистый каолин (фарфоровую глину) весьма высокаго достоинства: в прежнее время этот каолин добывали и отправляли в С.-Петербург, на Императорский фарфоровый завод. Без сомнения этот каолин есть ничто иное, как продукт разрушения того же гранита.

Изумруды здесь открыты совершенно случайно

В январе 1831 года крестьянин Белоярской волости Максим Кожевников, отыскивая по правую сторону р. Токовой в лесу сосновые пни и валежник, годные для извлечения смолы, нашел между корнями вывороченнаго ветром дерева несколько небольших кристаллов и обломков красиваго и прозрачнаго, зеленаго камня и показал свою находку бывшим с ним двум товарищам. Все они покопались в корнях и под корнями, и нашли еще несколько таких же кусочков, взяли их с собой в деревню, а потом привезли для продажи в Екатеринбург под именем аквамаринов. Об этом узнал тогдашний командир Императорской Екатеринбургской гранильной фабрики Коковин, приказал доставить эти камешки к себе к признал их за изумруды. Надобно сказать, что по закону отыскивание и добывание цветных (драгоценных) камней на всех казенных землях в Пермской губернии составляло исключительное право Екатеринбургской гранильной фабрики. Поэтому Коковин немедленно отправился с партией рабочих на место находки; несколькими шурфами тут дошли до слюдянаго сланца, содержащаго изумруды и найдено несколько довольно хороших кристаллов. Огранивши один из них, для опыта, на фабрике, Коковин отправил его в Петербург, в Императорский кабинет; столичные ювелиры подтвердили, что это изумруд. С лета 1831 года началась деятельная разведка и разработка изумрудных копей. Вскоре были открыты тут же фенакиты, а за тем хризобериллы (александриты).

До 1837 года количество добываемых изумрудов все более и болея увеличивалось, но с 1837 года пошло на убыль; в 1852 году разработка копей была совершенно остановлена, за невыгодностию.

В 1860 и 1861 годах, по распоряжению Кабинета, вновь производилась разведка прежних копей и поиски в окрестных местах. При этом в 1861 г. добыто было изумрудов более 4 пудов, фенакитов фунта полтора.

Всего же с начала разработки т. е. с 1831 г. по 1862 год получено:

изумрудов 141 пуд. 33 ф. 93½ з.
фенакитов 5 пуд. 33 ф. 59¾ з.
хризобериллов 2 пуд. 16 ф. 15¼ з.

Кроме того без сомнения не мало этих минералов похищалось некоторыми из мастеровых, наряжавшихся на работы, и отчасти жителями ближайших селений, приезжавшими в удобное время тайком и добывавшими камни. В особенности, говорят, промышляли этим в первые годы разработки жители Режевскаго завода. Сам Коковин, командир гранильной фабрики, при котором открыты были изумруды, оказался в этом отношении весьма и весьма небезгрешным. Появились в частной торговле в Петербурге, а иные говорят, что и за границей, уральские изумруды лучшаго качества, нежели доставляемые в Кабинет. Над Коковиным назначено было следствие, а потом он предан был суду и умер в тюрьме.

После 1862 года (а в котором именно году, не помню) изумрудныя копи отданы в частное арендное содержание, в котором находятся и теперь.
Говорят, в иные годы добыча минералов была весьма значительна; но сколько их всего добыто арендатором, о том сведений не имеется. Теперь, впрочем, копи не разработываются, вероятно по истощению.

В 1862 г. инженер-подполковник Миклашевский, тогдашний директор гранильной фабрики, производивший в 1860 и 1861 г. разведку копей, писал об них, между прочим, в поименованной далее статье своей:

„как сам Большой Рефт, так и вся система вод, составляющих его притоки, протекают в берегах мягких и болотистых, покрытых густым лесом; оттого почва неспособна ни к какому другому прозябанию, а болотистыя испарения, заражая воздух, делают климат нездоровым. И как будто нарочно на этом месте, куда ничто не может привлечь человека, природа положила в недра земли драгоценный камень."

„Две дороги ведут из Екатеринбурга к изумрудным копям: одна через Березовский и Пышминский завод, что составляет пространство в 60 верст; другая, сначала по большой Сибирской дороге на деревню Белоярскую[3] и оттуда в сторону; этот путь 80 верстами длиннее предъидущаго. Все пространство, начиная от Пышминскаго завода до изумрудных приисков (40 верст), покрыто сплошным лесом, рядом небольших ключей, горных речек, и главное болотами, которыя не пересыхают в самые жаркие летние дни; оттого переезд этого пространства, даже в лучшее время года, чрезвычайно труден, а во время летних дождей возможен только верхом; кроме того, по случаю часто свирепствующих ветров в этой местности, проезжая тропа совершенно заваливается деревьями, и много стоит трудов, чтобы расчистить ее после бури. Дорога из Белоярской деревни была довольно доступна в прежнее время, когда работы на изумрудных приисках велись в больших размерах; но теперь мосты и гати, устроенныя прежде чрез болота, сгнили или снесены весенней водой, и потому дорога эта сделалась совершенно непроходимою; возобновление же ея потребовало бы больших издержек“.

В каком положении находятся дороги эти теперь, мне неизвестно.

Библиографическия указания:

  1. Об открытии изумрудов в хребте Уральском. Горный Журнал 1831 г. №4, стр. 147.
  2. Об Уральском изумруде. Горн. Журн. 1832 г. №3, стр. 342—346.
  3. Щуровскаго, Хребет Уральский.
  4. Grewingk. Die Smaragdgruben des Ural und ihre Umgebung. Verhandlungen der Russisch – Kaiserliehen Mineralogischen Gesellschaft za St. Petersburg. Jahrgang 1854. Стр. 206-233. Помнится, эта статья издана была и в русском переводе, особой брошюрою.
  5. Миклашевскаго, Описание Уральских изумрудных копей и их окрестностей. Горн. Жур. 1862 г. № 7; с картою.
  6. Акад. Кокшарова, Материалы для минералогии России. Часть 1, стр. 60 и след., 185 и след., 285 и след.—Часть 2, стр. 267, и след.— Часть 4, стр. 66 и след.

[1] ↑ Кроме Изумрудных копей, на Урале и вообще в России существует еще одно только местонахождение фенакита в Ильменских горах, в даче Миясскаго завода в Оренбургской губернии, большею частию мелкими кристаллами (от величины булавочной головки до чечевицы); более крупные кристаллы попадаются чрезвычайно редко. Ильменские фенакиты безцветны и часто совершенно прозрачны, с весьма сильным блеском и с весьма сложными кристаллическими формами. Они находятся постоянно наросшими на зеленом полевом шпате (амазонском камне).
[2] ↑ Обыкновенный хризоберилл или цимофан попадается на Урале в Оренбургской губернии в некоторых золотых россыпях мелкими гальками и весьма редко кристаллами, вместе с эвклазом и розовым топазом. Цвет его большею частию весьма красивый серо-желтый, реже серый, зеленовато-серый, либо зеленый.
[3] ↑ На село Белоярское, вторую почтовую станцию от Екатеринбурга, расстоянием от него в 51½ в.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: