Богословский горнозаводский округ

Богословский горнозаводский округ, находящийся в Верхотурском уезде, по восточную сторону Урала, на севере отделяется от Заозёрской дачи гг. Всеволожских узкой полосою пустопорожней государственной земли; на восток прилегает к так называемой Лозвинской казённой пустоши; на юг граничит с обширной Вагранской дачей, которая долгое время составляла предмет спора Богословских заводов с графами Строгоновыми, но лет 15 тому назад зачислена в ведомство государственных имуществ. Продолжение этой же Вагранской дачи составляет и пустынная земля, лежащая к западу от Богословского округа и отделяющая его от Уральского хребта. Реки Сосва (южная) и приток её Каква образуют естественные границы округа, первая на севере, северо-востоке и востоке, а вторая на юге. — Округ принадлежит казне. К Богословскому округу прежде принадлежала и, отдельно от него на юго-западе лежащая, дача Николае-Павдинского завода. Но в 1861 году она была отдана в арендное содержание г. Пастухову и компании, а в 1873 году перешла в его собственность.

Кроме того Богословским заводам принадлежат, находящиеся вне пределов округа:

  • а) Луга по р. Лозве верстах в 40 от северной границы Богословского округа, близ вогульских деревень Лачи и Митяевой.
  • б) Несколько золотых приисков, лежащих на севере, юге и юго-западе от заводской дачи.

Пространство Богословского округа составляет более 396 тысяч десятин. Он разделяется на три дачи: собственно Богословского завода — 124,380 десятин, Турьинских рудников — 162,336 десятин и дачу упразднённого Петропавловского завода 109,409 десятин. Астрономически определённых пунктов в округе два, а именно:

  Сев. широта Восточ. долгота от Пулкова
Петропавловский завод
(место близ церкви)
60° 8′ 8″ 29° 35′ 8″
Богословский завод
(столб южной стороны
заводского селения)
59° 44′ 7″ 29° 40′ 0″

Богословский округ находится в значительном расстоянии к востоку от Уральского водораздела, отделяясь от него полосой земли, занятой высокими горами. Самая заводская дача в западной своей части также весьма гориста. Плоские места тут редки, занимают небольшие пространства и покрыты большею частью озёрами или болотами. Но к востоку от меридиана Петропавловского завода местность понижается и представляет большею частью плоские возвышенности, разделённые ложбинами, в которых протекают реки. Скалисты тут в некоторых местах только берега рек. В самой восточной части округа, по берегу Сосвы, встречаются настоящие низменности, то луговые, то болотистые.

Замечательнейшая из гор, находящихся в пределах округа, есть Кумба, в северо-западной его части, верстах в 18 к юго-востоку от Петропавловского завода, между реками Ваграном и Колонгой. Длинная гора эта тянется с северо-запада на юго-восток. Две вершины её, или сопки, значительно возвышаются над остальной частью горы, отделяются одна от другой седлообразным углублением, в полверсты длиною. Вдоль хребта горы торчит много огромных камней, имеющих вид то столбов и обелисков, то развалин строений. Всё это Кумбе придаёт большую красоту и резко отличает её от других гор этого края, утомляющих зрение однообразием своих очертаний. Кумба принадлежит к числу высоких гор и весьма хорошо видна из Петропавловского завода. Южная сопка её называется также Золотым камнем. Высота северной сопки Кумбы, по барометрическому измерению Гофмана, около 3100 футов над уровнем океана. Из остальных гор округа ни одна не достигает до высоты 2000 футов[1]. Конжаковский камень и другие высокие горы, видные на западе от Богословского завода, находятся близко к западной границе округа, но уже вне пределов его.

В западной части округа находится значительное число озёр. Но они вообще не велики. Самое большое из них Княспинское или Большое Княспинское, из которого исток идёт в р. Турью. Кроме того заслуживают упоминания озёра: Крылышково, севернее Княспинского, называвшееся прежде Вагран-озером и пускающее исток в р. Вагран, Антипкинское, к востоку от Княспинского, с истоком в р. Турью и Воленторское, на юго-западе Богословской дачи, с истоком в р. Какву.

Болот чрезвычайно много, также преимущественно в западной части округа. Иные из них весьма обширны. Обширные болота находятся так же и на юго-востоке округа по правому берегу Сосьвы между устьями Волчанки и Каквы. По мнению М. Карпинского, горного инженера, производившего в 1833—1840 годах геогностические исследования на всём пространстве Богословского округа, многие болота там по видимому образовались из прежде бывших озёр. Уменьшение некоторых озёр и постепенный переход их в болота замечаются и в настоящее время, и не только в Богословском округе, но и в других частях Урала.

Из рек и речек округа замечательны:

1) Сосва (или южная Сосва, в отличие от северной, впадающей в Обь) вытекает у самого Уральского хребта, к западу от границ заводской дачи. Верст 15 от вершины Сосва бежит прямо на север, с малым уклонением к востоку[2], потом поворачивает довольно круто на северо-восток и, идя в этом направлении, встречает самый северо-западный угол Богословского округа и, направляясь далее по границе заводской дачи, от впадения с левой стороны р. Шегультана, поворачивает к юго-востоку; это направление сохраняет она до самого юго-восточного конца Богословского округа. В дальнейшем своем течении Сосва сливается с Лозвой, уже в Тобольской губернии, и составляет р. Тавду, впадающую в Тобол. Как уже сказано прежде, Сосва образует натуральную границу Богословского округа на севере, северо-востоке и востоке. Только в одном месте, у Воскресенского рудника, владения заводов несколько переходят на другой, левый берег Сосвы.

В Сосву впадают с правой стороны, между прочим; Калья, Вагран, Большой Атюс, Волчанка, принимающая в себя Онтю, Турья, Еловка и Каква. Из этих притоков в особенности замечательны четыре нижеупомянутые.

2) Вагран вытекает не более как в 1½ или в 2 верстах от истоков Сосвы, но только с другой стороны горного отрога, или увала, течет сначала на восток, но вшедши в Богословский округ, изменяет это направление на северо-восточное, которое уже удерживает, впрочем делая небольшие излучины, до самого впадения своего в Сосву. С левой стороны принимает речку Колонгу, на которой у самого почти её устья находится Петропавловский завод, ныне не действующий. Ниже Колонги в Вагран впадает, с левой же стороны, р. Сарайная, замечательная тем, что, протекая по известковой почве, обильной подземными пустотами и пещерами, среди лета местами на значительное пространство не имеет наружнего течения; весною же и после продолжительных дождей вода, не вбираясь вся подземными пустотами, разливается по всему руслу.

3) Турья вытекает тоже за западной границей округа, в небольшом от неё расстоянии, и, протекши до 100 верст в направлении к востоку, впадает в Сосву, ниже Канаткинского зимовья. Почти у самого верховья она принимает исток из Верхнего Княспинского, а несколько далее из Большого Княспинского озера, находящегося уже в пределах округа; а еще ниже — исток из озера Антипкинского. Ниже устья последнего расположен Богословский медеплавильный завод, а 12 верстами восточнее — большое селение Турьинских рудников.

4) Еловка, речка небольшая, протекающая в юго-восточной части округа, замечательна потому, что на правом её берегу, верстах в семи выше впадения её в Сосву, находится Еловский сернистощелочной минеральный источник, вблизи деревни Еловского зимовья, в 25 верстах на восток от селения Турьинских рудников и в 27 верстах от Богословского завода. Бывший горный начальник Богословских заводов Матв. Ив. Протасов около 1840 года устроил тут больничное заведение на 50 человек, с ваннами, водопроводами и нагревательными котлами, дом для приезда начальствующих и врачей (в котором помещались и лечившиеся чиновники и семейства их), помещение для фельдшера и аптеки и различные хозяйственные службы. Дорога от Турьинских рудников на Еловку была устроена так, что можно было удобно проезжать на тройке во всяком экипаже. Опыт показал, что минеральные воды эти были в особенности полезны при ревматизмах, золотушных и сифилитических болезнях и при завалах брюшных органов. В первые 15 лет по устройстве больничного заведения не одна тысяча больных получила облегчение, пользуясь водами. Но в последствии постройки перестали поддерживать, отчего они пришли в ветхость; котлы, ванны, насосы и проч. увезены в селение Турьинских рудников; дорога заросла и сделалась совершенно непроезжею летом. В последствии и сами строения проданы купеческому сыну Шадрину. В 1870 г. врач Богословскаго округа Рунин посоветовал нескольким человекам, страдавшим упорными болезнями, отправиться на Еловый источник, и, убедившись в весьма целебном действии его вод, даже без всяких приспособлений для удобств лечения, предложил Шадрину исправить постройки при источнике, для помещения больных. Шадрин охотно на то согласился: расчистил родник, сделал в нем новый обруб, выстроил вновь здание для больных, семейств на 8, с ваннами, с мебелью и даже кухонной и столовой посудой, и особое здание для служителей, устроил все приспособления для накачивания и нагревания воды, нанял постоянного благонадёжного служителя, заявивши, что всеми этими удобствами больные могут пользоваться безвозмездно. Летом 1872 года на водах этих лечилось уже 20 человек. Замечательно, что еловская вода оказывается безвредною даже для слабогрудых больных (чем и отличается от многих других серных вод). Вполне удовлетворительного химического анализа ей ещё не сделано. К сожалению на Еловку трудно попадать, по неудобопроездимости дороги; а то вероятно, она привлекала бы гораздо более посетителей. В верхотурском земском собрании 1872 г. возникло было предположение исправить на счет земства дорогу от Турьинских рудников через Еловское зимовье до судоходного пункта на р. Сосве, на протяжении 38 верст, с ассигнованием на то до 4 тысяч рублей, — да так и осталось предположением, не осуществившись[3].

5) Каква, начинаясь далее к западу, чем Турья, течет почти параллельно ей, на восток. Всего течения её до впадения в Сосву до 125 верст. Она составляет южную границу Богословского округа. С левой стороны принимает, между прочим, речку Замарайку, притоки которой Каменка и Песчанка известны весьма богатыми золотыми россыпями по берегам их (ныне впрочем почти совсем уже выработавшимися). Из рек Богословского округа только одна Сосва судоходна, и то лишь от юго-восточного угла округа, от устья Каквы, близ деревни Филькиной. — По Ваграну от устья Колонги (или от Петропавловского завода) до впадения его в Сосву лишь в весеннее половодье могут плавать лодки с грузом не более 100 пуд.

Лесов в округе весьма много, местами даже не тронутых ещё порубками. Господствуют хвойные. Из древесных пород обыкновеннее прочих сосна и ель; первая встречается чистыми борами, а ель образует с прочими породами смешанные леса. На сухих, высоких местах преобладают сосна и лиственница; на низменных и болотистых ель, пихта, кедр; а там, где прежние леса выгорали, хвойные деревья сменяются березой и осиной. По берегам речек, на почве сырой, произрастают ивы, ольха, черемуха; на местах более возвышенных и каменистых — можжевельник, шиповник, рябина и липа. — Лиственницы более всего в Петропавловской даче, где она составляет до 16 процентов всего древесного насаждения. Отношение смешения прочих древесных пород вообще представляется в следующем виде: сосна от 43 до 45%, ель и пихта от 26 до 28%, береза от 15 до 18%, кедр от 2 до 3%.

Заводское действие, не только в нынешнем, но и в значительно усиленном размере, обеспечивается лесами весьма на долгое время. В отношении пользования летом единственный в округе действующий завод Богословский имеет впрочем то неудобство, что находится весьма близко от южной границы округа и весьма далеко от северной, северо-восточной и северо-западной границ. За южной границей в Вагранской даче есть весьма хорошие лесные участки, где, по близости от завода, могло бы весьма удобно и выгодно производиться заготовление дров и угля для завода; но участки эти, хотя также казенные, не принадлежат к Богословскому округу. Между тем, находящиеся вдали от завода по другим направлениям, принадлежащие округу, леса остаются почти без употребления за большим расстоянием.

Близость высоких гор, изобилие лесов и болот и частые северные ветры делают климат Богословского округа суровым. Из метеорологических наблюдений за 25½ лет, производившихся в Богословской метеорологической обсерватории, выведены в С. Петербургской центральной физической обсерватории нижеследующие средние температуры, с которыми я сопоставляю здесь таковые же средние числа относительно Екатеринбурга, выведенные из 27 летних наблюдений тамошней обсерватории.

  В Богословском
заводе
В Екатеринбурге
Градусы по Реомюру:
Средняя температура годовая −1,1 +0,4
Средняя температура зимы −14,1 −12,0
Средняя температура весны −0,7 +0,9
Средняя температура лета +11,9 +12,4
Средняя температура осени −1,2 +0,4
Средняя температура января −15,4 −13,3
Средняя температура июля +13,9 +14,0[4]

Переход от зимы к весне бывает чрезвычайно быстр: едва пройдет несколько дней, и земля уже везде зеленеет травою. Весна начинается обыкновенно в последних числах апреля; но редкие годы в первых числах мая не выпадает снова снег, впрочем не надолго. Осенью снег начинает выпадать в сентябре, а с октября в некоторые годы уже начинается зима. Но настоящей зимний путь устанавливается большею частью к половине ноября. Зимы холодные; но морозы редко бывают более 26 градусов по Реомюру. Ртуть замерзает обыкновенно раз в три или в четыре года.

Около самого Богословского завода есть болотистые места, где земля на некоторой глубине не оттаивает и летом. В бытность Гумбольдта в Богословске, в 1829 году, 5 июля ударили шурф в 3 верстах от завода в торфяной, скудно поросшей мелкими соснами, почве; на глубине 6 футов дошли до слоя земли, смешанного со льдом; шурф за тем был углублен еще на пять футов, но оледенелый слой еще не прекращался. А в августе 1828 года найден был, при шурфовке ледянистый слой толщиною до 9½ футов. Впрочем не надо думать, чтобы в Богословском округе существование подпочвенного оледенелого слоя земли было почти повсеместно: такое явление замечается лишь в сырых местах, с торфяной почвой: торф, как худой проводник теплоты, защищает ниже лежащие слои от нагревания солнечными лучами. Оледенелые, нерастаивающие слои земли встречаются местами и в более южных широтах, при подобных же обстоятельствах, как напр. в северо-восточной части Бисерского завода (см. статью Бисерский завод).

По причине близости гор, по множеству болот и лесов бывают частые туманы, так что пасмурных дней бывает в году почти столько же, сколько ясных. Частые северные ветры производят крутые перемены в температуре. В иные сутки, среди лета, термометр, показывавший днём градусов 20, ночью опускается до 3 либо 2 градусов.

Сырость воздуха, испарения болот и местами худое качество вод оказывают довольно неблагоприятное влияние на здоровье жителей. Золотушное сложение между ними весьма обыкновенно. В заводе Петропавловском, отчасти и в Богословском и в некоторых заводских селениях, встречается много женщин с большими зобами. Редкие из детей не страдают сыпями. Значительно распространена также цинга, впрочем не столько между коренными жителями, сколько между пришельцами и переселенцами из других месть. Сильные, холодные ветры и крутые переходы от тепла к холоду располагают к простудам; оттого частые горячки и хронические болезни: ломоты, чахотки и в особенности продолжительный катар легких — болезнь весьма распространенная в Богословском округе, так что едва ли не третья (как говорят) часть жителей страдает удушьем. — В 1818 г. прислано было на Богословские заводы в мастеровые 1000 человек из рекрут; но в первый же год восемьсот из них умерли от цинги и от горячек. В последние годы уже незаметно было такого поразительного вредного влияния богословского климата на переселенцев из других мест[5].

Лет двадцать тому назад земледелие считалось в Богословском крае невозможным, но ныне жители селения Турьинских рудников засевают уже значительное количество хлеба. Рож родится хорошо, но овес посредственно. — В деревне обрусевших Вогул — Марсятах, расположенной на левом берегу Сосвы, значительно севернее Богословска и Турьинских рудников, почти в одной параллели с Петропавловским заводом, Гельмерсен еще в 1835 году нашел поля, засеянные рожью и ячменем; впрочем, по словам местных жителей, хлеб дозревал не каждый год и урожаи были вообще скудны. Это на восточном склоне Урала в Пермской губернии есть самый северный пункт, где производится земледелие. В Западной Сибири граница земледелия еще севернее. Финляндский путешественник Альквист, в статье своей: «О местах жительства и образе жизни Вогул» говорит, что жители вогульской деревни Пауль-Массау, лежащей почти под 61° сев. широты, занимаются земледелием с таким успехом, что обыкновенно имеют довольно хлеба для своего пропитания, а в хорошие годы могут даже продавать на сторону некоторое его количество; впрочем не редко ночные заморозки делают тщетными ожидания урожая. По западную сторону Урала земледелие, хотя дающее и скудные урожаи, составляет главный источник пропитания жителей берегов Печоры, до самого устья р. Щугора (под 64¼° сев. шир., почти на 4 градуса севернее северной границы Богословского округа).

Пример Турьинских рудников доказывает, что прежнее убеждение жителей о невозможности в Богословском крае земледелия было совершенно неосновательно и что им не доставало лишь предприимчивости, охоты и уменья вести дело. А может быть и климат края стал ныне благоприятнее от некоторого уменьшения лесов, которое всегда влечет за собой и уменьшение болот.

С увеличением народонаселения, с умножением числа населенных пунктов леса должны еще скорее разрежаться, а болота иссякать. И конечно, со временем, климат этого края будет умереннее, а земля, освободившись от излишка влажности и будучи прогреваема лучами солнца, сделается более способною для земледелия.

Огородные растения в самом Богословском заводе удаются плохо; впрочем это едва-ли зависит от одних только климатических причин. По всей вероятности, виной тому также отчасти невнимательность жителей к огородам, отчасти вредное влияние на растительность сернистых газов, отделяющихся при обжигании, у самых заводских фабрик, под плотиною, медных руд и купферштейна (первого продукта медной плавки[6]). Но в селении Турьинских рудников, 12 верстами восточнее от Богословска и дальше от высоких гор, огородничество идет успешнее, хотя и не могу сказать, какие именно растения лучше удаются, какие совсем не удаются. В Петропавловском заводе, находящемся на северо-западе округа, жители разводят в огородах много, луку, который продают и в другие места; но растет ли у них в огородах еще что либо кроме луку, тоже не знаю. Судя по тому, что во Всеволодо-Благодатском и в Никито-Ивдельском селениях Заозёрских дач гг. Всеволожских, севернее Богословского округа, разводятся в огородах, хотя и дают посредственный урожай: картофель, репа, редька, брюква, морковь, лук и капуста, и даже огурцы (последние вероятно в парниках), надо полагать, что в Богословском округе, в особенности в западной его части, поближе к Сосве и подальше от высоких Уральских предгорий, огороды, при старании жителей, при толковом и умном уходе, могли бы с лихвой вознаграждать употребленные на разведение их труды и разнообразить, с пользою для здоровья, пищу обитателей этого болотисто-лесного края, нуждающихся не редко в хорошем хлебе и в сколько нибудь удовлетворительного качества говядине (в особенности соленая и кислая капуста, а также, как полагаю, квашеная свекла были бы весьма важны в гигиеническом отношении).

Разрабатываемые ныне медные рудники, руды которых проплавляются в Богословском заводе, лежат на восток от него, в 12 верстах и подалее, по обе стороны р. Турьи, почему и называются вообще Турьинскими рудниками. Тут река, текшая до того на восток, круто поворачиваешь на северо-северо-восток; и в этом месте, на берегах её, находятся две отлогих возвышенности, из которых западная, по левую сторону Турьи, называется Турьинской горой, а по восточную сторону, на правом берегу, — Фроловской горой. В Турьинской горе расположены рудники Васильевский и Суходойский, а во Фроловской горе Фроловскй рудник; верстах в 2½ от последнего на ЮЮЗ, по правую же сторону Турьи, находится Богословский рудник, а от этого в 305 саженях к востоку — Михайло-Архангельский. Наибольшее количество руды доставляет ныне Богословский рудник. В начале разработки, в 1760-х и 1770-х годах, добывались в верхних горизонтах и шли в плавку только весьма богатые, в 10 и в 15 процентов содержания меди, и притом преимущественно окисленный (красная медная и кирпичная руды, малахит, медная зелень, лазурь и синь), а из сернистых — медный блеск — все руды некрепкие, не особенно твердые. Попадалось также довольно много самородной меди, иногда глыбами в несколько пудов. Ныне же получаются руды преимущественно сернистые (более всего медный колчедан, в смешении с железным), по крепости своей гораздо труднее добываемые и небогатые (средним содержанием около 2½ процентов). Такие руды, и даже несколько побогаче, при первом владельце и строителе Богословских заводов Походяшине, кидались в отвалы. Вместе с медными рудами попадаются магнитный железняк, бурый железняк, цинковая обманка, тяжелый шпат, известковый шпат, роговая обманка и кварц. Прежде попадалось, хотя и весьма редко, самородное серебро. Кроме того и некоторые медные руды оказывались серебро-содержащими; но содержание в них серебра было убого. Самые глубокие выработки доходят до 69 сажен глубины (в Васильевском руднике).

Кроме Турьинских, в Богословском округе есть еще много других медных рудников, из которых некоторые (в окрестностях Петропавловского завода) прежде разрабатывались, другие поверхностно доследованы, но не разрабатывались, а большею частью совсем еще не доследованы, так как в них не было нужды, при изобилии руды в Турьинских рудниках. Места многих из этих рудников можно найти только по архивным делам, да и то трудно, потому что в заявках не всегда с надлежащей подробностью обозначались урочища, при которых находимы были руды.

В разных частях заводского округа есть рудники бурого железняка; из них находящиеся в окрестностях Петропавловского упраздненного завода прежде разрабатывались. Верстах в 8 к юго-востоку от селения Турьинских рудников лежит рудник магнитного железняка Ольховский. Руда эта, дававшая от 60 до 62 процентов чугуна, возилась некогда для проплавки на Николае-Павдинский завод, находящийся в 105 верстах к юго-западу от рудника и принадлежащий теперь г. Пастухову. В двух рудниках на северо-западе округа, вблизи Петропавловского завода, судя по описаниям Палласа и Карпинского, заключался также магнитный железняк. В 1830-х и в последующих годах золотоискательными партиями во многих пунктах Богословского округа находимы были признаки магнитных железных руд, оставшиеся однако без расследования, потому что недостаток рабочих рук, даже для медного производства и для разработки золотых россыпей, препятствовал вводить в Богословском округе чугуноплавильное и железоделательное производства.

Близ Петропавловского завода находимы были признаки свинцовых серебросодержащих руд. Есть народное предание, будто Походяшин некоторое время разрабатывал такие руды и тайно выплавлял из них серебро.

В 1823 году в Богословском округе были открыты золотоносные россыпи. В первые пять лет добыча из них золота была ничтожна, именно:

в 1823 г. добыто золота 1 ф. — 00 г.
в 1824 г. добыто золота 9 ф. 32 г.
в 1825 г. добыто золота 1 ф. 25 г.
в 1826 г. добыто золота 2 ф. 95 г.
1827 г. добыто золота 13 ф. 12 г.


Но в 1828 году уже было добыто более трех пудов, в 1829 г. более 17¾ пуд. В особенности увеличилось количество получаемого золота с открытия богатой Петропавловской россыпи, на речке Песчанке. В 1830 году (который был впрочем годом наибольшей добычи) добыто золота почти 57½ п., в 1831 году почти 52 пуда, в 1832 г. более 53 пуд, в 1833 г. тоже около 63 п., в 1834 г. 48 пудов. Затем добыча золота значительно уменьшилась и с 1835 по 1842 год колебалась между 34 и 40 пудами.

в 1842 году добыто более 41 п.
— 1843 —— 44 п.
— 1844 —— 42¾ п.
— 1845 —— 41½ п.

В последующее годы, до 1851-го, добыча золота никогда не достигала до 36 пуд. В 1851—1856 годах добывалось ежегодно более 40 пуд, а в 1858 году даже 47½ пуд. За тем опять последовало уменьшение вымывки.

Надобно впрочем заметить, что вышеприведенные цифры относятся не только к золоту, полученному в нынешних пределах округа; тут же включено и золото других приисков, принадлежавших Богословским заводам:

а) Приисков отдельной дачи Николае-Павдинского завода, принадлежащий ныне г. Пастухову.

б) Приисков в Вагранской даче, к югу от границы округа, и находившихся по левую сторону р. Сосвы, к северу от Богословского округа, по речке Пуе и её притокам. Все эти прииски розданы потом частным лицам.

в) Приисков в местностях, разведанных в 1830—1834 годах так называемой Северной Экспедицией, или (по названию, употреблявшемуся в Богословском округе) в Северной Зкспедиции (см. это слово), на севере от Богословского округа и Заозёрских дач гг. Всеволодских и за пределами русского населения, верстах в 140 и далее от Богословского завода. Ныне эти прииски также разрабатываются частный лицами. По освобождении заводских людей от обязательных работ, по закону 8 марта 1861 г., значительное число рабочих с семействами своими переселилось в другие места. Недостаток рабочих рук в округе стал еще чувствительнее; пришлось вызывать работников из других мест, что не всегда удавалось в достаточной мере. Поэтому добыча золота значительно упала и была в разные годы с 1861 по 1871 весьма неодинакова — от 18 до 25½ пуд. Но в 1871 г. намыто было 30 п. 14 фунтов. В следующее два года опять менее: в 1872 до 19 пуд., в 1873 до 14 пуд. Неодинаковость добычи золота в последние годы зависит не от состояния россыпей, а от того, что в один год удается заводоуправлению заподрядит достаточное число рабочих из других мест, а в иной год не удается, и потому вымывка золота уменьшается.

Особенным богатством отличались россыпи, расположенные по речкам Каменке и Песчанке, притокам Замарайки (впадающей в Какву) и по боковым логам их. Петропавловский прииск на р. Песчанке с 1829 г., со времени открытия его, по 1860 год доставил золота 330 п. 17 ф. Ныне, впрочем, эти россыпи почти совсем уже выработались.

Чрезвычайное обилие болот много мешает поискам и разработке золотых россыпей. Местами производить шурфовку возможно только зимою, когда болота промерзнут.

Кроме золота в россыпях Богословского округа попадаются: свинцовый блеск, самородный свинец (кусочками до ¼ золотника и более по весу), киноварь (мелкими кусочками и часто весьма высокого цвета[7], магнитный железняк мелкими зернышками, бурый железняк (в малом количестве), титанистое железо очень редко, и то малейшими зернышками, медный колчедан, медный блеск, самородная медь, горный хрусталь, епидот или фистацит, вениса (гранат) сплошная и ромбическими 12 гранниками, змеевик с прожилками асбеста, диаллагон, роговая обманка.

Некоторые россыпи залегают глубоко, и потому добываются подземными работами.

Содержание золота в россыпях ныне большею частью от 30 до 60 долей в 100 пудах песку. Но попадались россыпи с гораздо более богатым содержанием. Напр., Петропавловская россыпь на р. Песчанке, в первые годы по открытии её (в 1829 г.), доставляла из 100 пуд песку 16 и более золотников золота; но потом содержание постепенно уменьшилось, и в 1835 г. было уже не более 1—1½ золотников во 100 п. песку.

На севере заводского округа, на левом берегу Сосвы, находится Воскресенский золотожильный рудник, некоторое время разрабатывавшийся. Кварцевые золотосодержащие жилы проходят тут в диорит. Это единственное до сих пор известное коренное месторождение золота в Богословском округе, но по всей вероятности есть и другие. Хотя киноварь (сернистая ртуть) попадается на многих золотых приисках, но коренного месторождения ртутных руд до сих пор не найдено.

Вблизи Богословского завода есть довольно обширное месторождение бурого угля (лигнита), приближающегося по свойствам к каменному углю; но по обилию древесного горючего материала это месторождение остается без разработки. Огнепостоянные материалы для набивки печей добываются:

а) Так называемый Фроловский песок близ Фроловского медного рудника, в 21 версте от Богородского завода.

б) Белая глина в 80 верстах от завода, за р. Сосвой.

в) Кварцит, называемый Тылайским щебнем, в 70 в. к северо-западу от Богословского завода, из горы Тылайского-камня, при дороге, проведенной Походяшиным в Чердынский уезд.

Населенные пункты и численность населения в Богословском округе, по сведениям 1862 г., были следующие:

  число
домов
число
жителей
1) Селение Турьинских рудников, весьма обширное, превосходящее числом жителей многие уездные города   1764 9775
2) Богословский медиплавильный завод, местопребывание окружного заводского управления   634 3827
3) Петропавловский упраздненный завод, при впадении р. Колонги в Вагран   159 896
4) Дер. Филькина, в юго-восточном углу округа, на Какве, близ Сосвы, на зимней дороге из Турьинских рудников к судоходной части Сосвы   9 45
5) Д. Ново-Волчанская, в нижней части р. Волчанки (притока Сосвы), при впадении в нее реки Онти   8 32
6) Д. Кальинская, в северной части округа, на р. Калье, впадающей в Сосву, на дороге из Петропавловского завода в Заозёрские дачи гг. Всевожских   8 29
7) Еловское зимовье, на речке Еловке, впадающей в Сосву, с минеральными водами   7 31
8) Каквинское зимовье, на самом юге округа, на р. Какве, по дороге из Верхотурья в Богословск; почтовая станция   5 33
9) Д. Староволчанская (или Волчанское зимовье), в верхней части р. Волчанки, на дороге из Богословского завода и из селения Турьинских рудников в Петропавловский завод   5 23
10) Д. Чекляцова в юго-восточной части округа, близ Сосвы, несколько севернее дер. Филькиной   3 21
11) Зимовье Масловское, или Верхне-Масловское, на северо-востоке округа, на дороге из Петропавловского завода к мееторождению белой огпепостоянной глины за Сосвой и к заводским сенным покосам на р. Лозве   В обоих се-
лениях вместе
12) Зимовье Денежкино, на самом севере округа, на берегу р. Сосвы, 16 верстами выше Масловского зимовья 5 42
13) Старое Каквинское зимовье (оно же и Мякиткино), на р. Какве, ниже Каквинского зимовья и повыше деревни Филькиной   2 13
14) Зимовье Половинное, в вершинах р. Большого Атюса (впад. в Сосву), на дороге из Богословского завода и Турьинских рудников в Петропавловский завод, между этим последним и дер. Староволчанскою   1 9

И так всего 14 пунктов на столь огромном пространстве! Между тем, в Камско-Воткинском горнозаводском округе, который несколько менее Богословского, населенных пунктов в тоже самое время считалось 209, т. е. почти в 15 раз более, чем в Богословском округе.

Общее число жителей в Богословском округе в 1862 году было 14976, а в Воткинском округе, где, за исключением главного завода Воткинского, все остальные селения мелкие, 65900, значит почти в 4½ раза более.

С 1862 г. число жителей в Богословском заводе и в селении Турьинских рудников довольно уменьшилось. Было много там мастеровых, взятых из рекрут, либо мастеровых, переселенных из других округов за различные проступки. Кроме того, так как главное управление Уральских заводов имело право перевести каждого мастерового из одного округа в другой, по усмотрению своему, то и переводилось на Богословские заводы не мало людей, не уличенных ни в чем предосудительном, но казавшихся ближайшим своим командирам почему-либо неблагонадежными или подозрительными. Такой перевод юридически не считался наказанием, но тем не менее переселяемые смотрели на него, как на ссылку. Понятно, что большая часть этих людей поспешила, при первой возможности, переселиться на родину из края пустынного, бездорожного, с суровым климатом, тяжелым для здоровья (особенно не местному уроженцу), из мест, где земля неплодородна, где нет даже хороших лугов, где хлеб и все почти предметы первой необходимости дороги, где, помимо заводской работы, почти не на что производительно употребить свое время. В особенности стремление к переселению было сильно в первые годы по освобождению: люди спешили продавать дома свои за бесценок (рублей по 10, даже по 5), на дрова, чтобы хоть что нибудь поскорее выручить на дорогу. В селении Турьинских рудников, весьма растянутом от запада к востоку и нешироком, после слома значительного числа домов, остались местами большие пустыри, на которых обитатели смежных домов, на месте бывших хорошо унавоженных огородов, стали разводить пашни, что придало селению весьма оригинальный вид: местами оно представляет вид отдельных хуторов, на каждом из которых жилой дом окружен пашнями и огородами. По той же самой причине и в Богословском заводе в последние годы появились пашни внутри самого селения. — Говорят, впрочем, что некоторые из выселившихся на места родины жителей, не найдя и там молочных рек с кисельными берегами, вернулись обратно на Богословские заводы, расстроив только передвижениями свое хозяйство. К сожалению, я не имею точных сведений о числе жителей Богословского округа в настоящее время. В деревнях едва ли народоселение уменьшилось. Но в Петропавловском заводе полагаю что уменьшилось, потому что туда ссылались прежде некоторые раскольники, возвратившиеся потом в свои места.

Малолюден Богословский округ; но вместе с тем он и малодорожен или, лучше сказать, почти совсем бездорожен, — обстоятельство значительною долею отнимающее охоту переселяться в этот край и побуждавшее удаляться из него жителей, поселенных прежде, по воле правительства, либо по распоряжениям начальств.

Из дорог внутри округа, настоящими дорогами могут считаться только две: 1) почтовый тракт в г. Верхотурье, проходящий по заводской даче, на протяжении всего 16 верст, от Богословского завода до Каквинской станции и р. Каквы, и 2) дорога из Богословского завода на востоке, в селение Турьинских рудников широкая, хорошо устроенная и удобная, идущая на протяжении 12 верст. По всем остальным дорогам округа можно ездить: зимою только запрягая лошадей по одной в ряд, а летом верхом, либо в особых двух-колесных таратайках (качалках). Болота местами вовсе не вымощенные, местами с перегнившими и провалившимися мостовинами; переплетшиеся между собою корни деревьев; деревья, наваленные ветром на дорогу, — все это делает летнюю езду чрезвычайно затруднительною.

На некоторых дорогах, пролегающих по местам совершенно ненаселенным, устроены были, для приюта едущим и для кормления их лошадей, так называемые, зимовья. Каждое зимовье состояло из домика в котором жил зимовщик, обыкновенно из отставных заводских мастеровых, с семейством своим (если таковое было), получавший содержание от заводов, с обязанностью иметь в запасе сено для лошадей проезжающих. Были зимовья также вблизи лугов, находящихся по обеим сторонам Сосвы, где зимовщики сторожили луга от кошения, а сено от увоза не теми людьми, которым принадлежали покосы, и перевозили через реку людей, проезжавших на сенокос и за сеном. Иные зимовья, на которых поселились по нескольку семейств на постоянное жительство, превратились в деревушки, но сохранили еще прежнее название зимовьев (как напр. Каквинское, Еловское зимовья и проч).

Выше уже сказано было, что при самом построении Богословских заводов, по просьбе заводчика Походяшина, приписано было к этим заводам много крестьян Чердынского уезда, живших по другую сторону Уральских гор. Некоторые приписанные селения находились от заводов в 300, в 400 верстах; на пути были неудобопроходимые болота, непрорубленные леса. Поэтому Походяшин, чтобы иметь возможность пользоваться трудом крестьян, провел от заводов до самой Чердыни дорогу (хотя и не вполне удобную), расчистил ее от лесу, устроил через речки и болота мосты и гати, поставил по дороге зимовья и поселил в них зимовщиков. Но эта дорога ныне давно уже не поддерживается (подробнее см. в статье: Чердынско-Богословская дорога).

Хлеб Богословским заводам постоянно обходился значительно дороже, чем другим. Этому виной отдаленность от мест хлебородных и главных хлебных рынков, и недостаток путей сообщения с другими ближайшими местами, где можно приобретать провиант по ценам выгодным.

В 1886 г. осматривал Уральские заводы тогдашний начальник штаба корпуса горных инженеров, генерал К. В. Чевкин (бывший потом министром путей сообщения, а в последствии председателем департамента экономии в государственном совете). Обратив внимание на важность открытия прямого сообщения Богословских заводов с хлебородными местами, он поручил горному инженеру майору Протасову (главному деятелю по северной экспедиции, и весьма хорошо знакомому с Богословским краем и с соседственными местами) составить соображение о проведении такого пути.

Протасов представил записку, сущность которой заключается в следующем:

Хлеб Богословским заводам выгоднее всего было бы получать из Тавдинских селений Тобольского уезда, где покупная цена его слишком на рубль (асс.) ниже той, по которой обходится на Богословских заводах хлеб, закупаемый в Верхотурье и в Ирбити. Кратчайшее сообщение Богословского края с Тавдинскими селениями было бы через зимовье Канаткинское[8], до которого есть уже зимняя дорога в 35 верстах (от Турьинских рудников), а далее новым, еще не проложенным, путем до дер. Зуевой на Тавде, менее 120 в. От дер. Зуевой, по судоходной Тавде до значительного села Антропова, 150 верст, а далее до Тобольска водою столько же, а сухим путем лишь 120 верст. Прямое сообщение Богословска с Тобольском, по мнению Протасова, могло бы оживить весь край и облегчить заводам приобретение вольных работников и многих жизненных потребностей. Бывший тогда министром финансов, граф Канрин принял горячее участие в этом деле. Велено было послать благонадежного чиновника с рабочими исследовать дорогу. Командирован в 1837 г. шихтмейстер Пастухов, который нашел, что дорогу удобнее проложить не от Канаткинскаго, а от Тонковичева зимовья, лежащего также на Сосве, но 12½ верстами ниже[9].

В августе 1838 г. Протасов, исправлявший тогда временно должность горного начальника Богословских заводов, представил главному начальнику Уральского хребта отчет Пастухова, с картою. Оказалось, что взвод судов возможен по Тавде до верхних частей её (т. е. до соединения Лозвы с Сосвой) во все лето, так что суда, нагруженные хлебом (до 10 тысяч пуд каждое), могли бы делать по два рейса каждое лето. По удостоверению Пастухова, жители Тавдинских селений всегда имеют избыток в хлебе, но только не в верхних её частях; зато в верхних селениях большое коневодство, обширные покосы и изобилие рыбы; с выгодой также могут быть нанимаемы там судорабочие.

Протасов, в представлениях своих, указывал между прочим на то, что Походяшин находил выгодным доставлять хлеб на Богословские заводы водою по Тавде и Сосве, хотя взвод верст на 300 вверх по последней реке, быстрой и изобилующей мелкими порогами или переборами, представлял значительные затруднения и требовал неоднократной перегрузки. Гр. Канкрин, которому представлены были эти сведения, в феврале 1839 г. предоставил главному начальнику Уральских заводов, по ближайшему местному его усмотрению, или сделать предварительный опыт заготовления 10 тысяч пуд хлеба и доставки в Богословск, или же выждать последствия подобного опыта, предполагавшегося тогда гг. Всеволожскими для их Заозерских золотых промыслов. «Впрочем, писал гр. Канкрин, проведение зимнего пути от Турьинских рудников до Тобольского уезда было бы, кажется, для Богословского округа полезным даже и независимо от предположения сплава провьятна по Тавде, ибо подобное сокращенное сообщение сблизило бы заводы с краем пдодородным и населенным, и тем доставило бы многия удобства».

В мае 1839 г., Протасов (бывший тогда уже горным начальником Богословских заводов) доносил главному начальнику Уральскому, что к нему являлись крестьяне Пелымской и других волостей подряжаться проводить новую дорогу, что он уже заподрядил для этого двух мужиков. Крестьяне говорили, что учреждение этого пути есть исполнение общего желания Тавдинскоих жителей, и дает им возможность сбывать свои произведения и иметь летние и зимние работы. Некоторые из них вызывались на поставку сена на Богословские заводы. Протасов говорил, впрочем, что в следствие вновь собранных им сведений, дорогу следует проложить не на Зуеву на Тавде, а на д. Мишину на Лозве (неподалеку от соединения её с Сосвой), — гораздо выше и гораздо ближе от Богословского края, так как судоходство до самой Мишиной может беспрепятственно производиться во все лето.

Разрешение Протасову о подряде людей для провода дороги почему-то замедлилось до 1840 года. Осенью этого года дорога от Тонковичевского зимовья до дер. Мишиной, на расстояние 78 верст 180 сажен, была проведена, но на 62 версты еще не была на ней подчищена древесная поросль.

Октября 30-го 1842 г. Протасов доносил, что дорога от Тонковичева зимовья до дер. Мишиной совсем окончена, и на ней построены три зимовья. В течение зимы 1841 — 1842 г. открыто сообщение по этой дороге, как со стороны Богословских заводов, так и со стороны Тавдинских жителей. Уже неоднократно по ней в ту зиму привозимы были в Богословск овес, сено и свежая рыба. Главные селения около слияния Сосвы и Лозвы намеревались провести прямые от себя дороги на новый путь. Проведение дороги и постройка двух зимовьев обошлись в 5080 р. (между тем как по первоначальной смете предполагалось употребить на провод дороги 12 320 р., да на постройку зимовьев 8270 р.). Протасов в донесении своем сообщал также сведения о доставке провианта летом 1841 г. на Заозёрские промысла гг. Всеволожских. Провиант для них закупался несвоевременно — с апреля по июль, и потому по ценам весьма недешевым (в сложности по 84¾ копейки за пуд); суда с хлебом поднимались с низовья Тавды уже в маловодное время, и притом плавание по Лозве производилось в первый еще раз, что необходимо должно было затруднять и замедлять плавание. И при всем том, судно доплыло, с грузом 10 тысяч пуд, вверх по Тавде и Лозве до дер. Кондратьевой (лежащей 30 верстами выше дер. Мишиной, где предполагалось устроить для привозимого водою хлеба складочный магазин со стороны Богословских заводов), и хлеб со всеми расходами на провоз обошелся в 1 р. 16 к. асс. за пуд[10]. При тех же самых невыгодных обстоятельствах, хлеб, заготовленный тоже на низовье Тавды и доставленный водою до дер. Мишиной, а оттуда перевезенный сухопутно по зимнему пути, чрез 124 верстное расстояние, в селение Турьинских рудников, обошелся бы, по рассчету Протасова, в высшей мере по 1 р. 36 к. асс. пуд, 14½ копейками дешевле закупленного в 1841 году для Богословских заводов в Верхотурье и в Ирбити. Поэтому закупка хлеба для Богословских заводов и доставка вышеозначенным новым путем во всяком случае доставила бы казне значительное сбережение расходов.

Летом 1843 г. построено было судно-гусянка и спущено по Сосве в Тавду к Антроповскому селу; на этом судне предполагалось перевезти весною и осенью 1844 года до 40 тысяч пуд хлеба. Но в том же году постигла Протасова душевная болезнь (бывшая потом и причиною смерти его); управление Богословскими заводами перешло в другие руки. Заготовление хлеба в Тавдинском крае возложено было на коммисионера, обыкновенно закупавшего его для заводов в Ирбити и в Верхотурье. Он, съездивши в Тавдинские нижние селения, донес, что покупка хлеба там невыгодна. Зимой 1844—1845 г. тот же чиновник представил начальству, взятые им в волостных правлениях Тобольского уезда, справочные цены на хлеб, по которым значилось, что и тогда хлеб был дорог. На эти показания вполне положились, и определено было заготовление хлеба из тех мест отложить до более благоприятного времени. Но и в следующие годы закупки хлеба в Тобольской губернии не производилось.

Затем дорога, проведенная к низовьям Лозвы, не поддерживалась; зимовья остались пустыми, и не знаю даже, существуют ли они теперь.

Таким образом, ожидания гр. Канкрина и генерала Чевкина не оправдались и не удался проект Протасова, всей душой любившего Богословский край, заботам о котором он посвятил лучшие годы своей жизни. Говорят, будто причиной неудачи тут были главным образом интересы некоторых лиц, желавших, чтобы порядок заготовления продовольствия остался прежним, а также недоброжелательство к Протасову и всем его начинаниям со стороны его преемника по управлению заводами[11].

В последнее время, когда на сибирских реках появились легкие пароходы и баржи, оказалось возможным доставлять хлеб удобно и скоро водою по Сосве до южной границы Богословского округа, и года по два доставлял его купец Тюфин. Но чтобы этот хлеб обходился на заводах выгодно, необходима удобная для проезда во всякое время дорога от крайнего на севере судоходного пункта на Сосве до Турьинских рудников; а такой дороги пока еще не существует[12], — да и путь к низовьям Лозвы, хотя бы только зимний, необходимо бы поддерживать. В последние годы идет не мало хлеба из южной Сибири в селения, расположенные по средней и нижней Печоре в Архангельской губернии. Хлеб сплавляется водою до нижних частей Оби; там скупают его Ижемские зыряне и везут сухим путем, зимою, через Уральские горы, на Печору. И этот хлеб Печорским жителям обходится дешевле, чем приобретаемый чрез посредство Чердынских купцов из местностей Европейской России.

***

Главный промысел жителей Богословского завода и селения Турьинских рудников составляют заводские и рудничные работы, рубка дров, заготовление угля и перевозка их на завод, а также перевозка руды с Турьинских рудников, отчасти работы на частных золотых приисках. В последнее время многие начали наниматься в работы на завод г. Пастухова, в Николае-Павдинской даче. Частных промышленных заведений не существует. В Турьинских рудниках есть кое-какие ремесленники, но в недостаточном числе. Торговля совершенно ничтожна. Прежде в Богословском заводе находился казенный магазин, где можно было приобретать вещи, нужные для одежды и обуви и некоторые другие товары (чай, сахар и проч.), закупавшиеся чрез коммисионеров на ярмарках и продававшиеся по тем ценам, по каким обошлись казне, с наложением лишь 2 процентов в пользу богадельни. Товары отпускались не только за наличные деньги, но и в долг, в счет жалованья, либо заработной платы. Но по уничтожении обязательного труда магазин этот закрыт, и лишение его невыгодно отозвалось на хозяйстве жителей.

Земледелие никогда не может тут сделаться промыслом большинства народа, по недостатку удобной земли. Развитию домашнего скотоводства препятствует недостаток лугов. Хорошие сенокосные места находятся лишь в дальнем расстоянии от Богословского завода и Турьинских рудников, образуя неширокие полосы по берегам р. Сосвы. За пределами округа, луга по р. Лозве, принадлежащие впрочем заводам, великолепны; но они еще дальше — верстах в 60 от границы заводской дачи.

Охотою в лесах из жителей Богословского завода и селения Турьинских рудников почти никто не занимается, по непривычке. Но живущее в Петропавловском упраздненном заводе и в деревнях, гораздо более склонны к охотническому промыслу, который, вместе с рыболовством, доставляет им значительные выгоды. В особенности много бьют рябчиков, продавая их покупщикам, приезжающим из довольно отдаленных мест. Нередко убивают лосей, или сохатых, мясо которых употребляют в пищу; маринованная губа сохатого считается лакомым блюдом в столе зажиточных обитателей северной части Зауралья. Предметом охоты служат также гуси, утки различных пород, куропатки, глухари и тетерева, а из лесных зверей белки, зайцы, соболи, лисицы и медведи (ходят на медведей впрочем весьма немногие). Кроме собственно так называемой охоты, зверей и птиц промышляют еще различными звероловными и птицеловными устройствами, устанавливаемыми неподалеку от жилищ.

В урожайные на орехи годы, случающееся нечасто, сбор кедровых шишек и продажа орехов доставляют хорошее подспорье в хозяйстве местным жителям.


[1] ↑ Впрочем многие из них около Перми или напр. в Шадринском уезде <неразборчиво> бы очень высокими.
[2] ↑ На некоторых печатных картах Сосва неправильно показана текущею в верхней своей части с севера на юг, т. е. прямо противоположно истинному ее течению.
[3] ↑ Приведение в надлежащее устройство этой дороги имело бы важное значение и для снабжения хлебом жителей Богословского округа. Летом 1873 г. купец Тюфин доставил на пароходе по Сосве к юго-восточной оконечности Богословского округа большое количество муки и овса; но перевезти их на Турьинские рудники, за 38 верст, оказалось невозможным, по бездорожью. Г. Тюфин предлагал муку на продажу оптом по 40 к. за пуд; оптового покупателя не нашлось. Поэтому он продавал ее в разницу по 50 к. пуд. Между тем в то же самое время в Богословском заводе и в селении Турьинских рудников мука продавалась <неразборчиво> за пуд и дороже, да и то весьма трудно было найти.
[4] ↑ Месяцы считаются тут по новому стилю, т. е. январь с 20 декабря по 20 января, а июль с 19 июня по 20 июля.
[5] ↑ До самого освобождения заводских мастеровых от обязательного труда в 1861 г. на Богословские заводы переводимы были из других округов рабочие за дурное поведение; также осужденные, по судебным приговорам, за неважные преступления, к выселению из мест жительства своего.
[6] ↑Действие этих газов так значительно, что все деревянные дома в Богословском заводе вскоре по постройке чернеют, но за то приобретает большую прочность: на самых старых домах не видно ни сгнивших крыш, ни плесени, ни травы на крышах. Совсем другое в селении Турьинских рудников, где нет плавиленного производства. — В Богословском заводе плавка руд обыкновенно производится поздней осенью, зимою и в начале весны. Но года 3 тому назад завод действовал летом, — и в ближайшем к месту обжога руд и купферштейна саду, при доме горного начальника, не осталось тогда ни одного листа на деревьях.
[7] ↑ В разрабатывавшемся прежде Олено-Травянском прииске, вне пределов заводской дачи, на юге от неё, на речке Олено-Травянке, впадающей в Лялю, киноварь встречалась в большом количестве и крупными кусками (до фунта и более весом).
[8] ↑ Канаткинское зимовье находится на левом берегу Сосвы, к востоку от Турьинских рудников, с версту повыше впадения в Сосву р. Турьи.
[9] ↑ Тонковичево зимовье — на левом берегу Сосвы, несколько повыше впадения в нее речки Еловки (на которой минеральные воды).
[10] ↑ Впоследствии, в продолжение нескольких лет, для золотых промыслов гг. Всеволожских доставляем был хлеб на пароходе по Тавде и Лозве, но до какого именно пункта, — мне неизвестно.
[11] ↑ Матв. Ив. Протасов приобрел себе большую популярность в Богословском крае, и в окрестных местах доселе помнят его жители округа; помнят и Вогулы, которые узнали его в то время, когда он начальствовал Северной экспедицией (им он известен просто под именем Матвея).
[12] ↑ Провод дороги от Турьинских рудников к дер. Филькиной конечно не потребовал бы больших трудов и издержек, потому что большую часть её составила бы, бывшая некогда весьма хорошею, дорога из Турьинских рудников на Еловское зимовье и на Еловский минеральный источник (о которой уже сказано прежде). Без сомнения легче восстановить старую, хотя давно уже запущенную, дорогу, чем проводить совершенно новую.

Источник: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I, стр. 185—209

Поделиться: