Н.Н. Блинов, Заселение Закамья

Сборник Пермского Земства 1898 г. № 34.

Заселение Закамья

Исторический Очерк Священника Н. Н. Блинова.

Местность, занимаемая ныне Осинским уездом, составляет незначительную часть, так называемой, Югорской земли. В. К. Иоанн III Васильевич в 1471, 1483 и 1489 г. посылал войска против Югры и покорил ее; но Югорский народ бежал в Сибирь и смешался с жившими там племенами; остались на местах своих только башкиры. Кто были югры и когда они исчезли из Европы, неизвестно. Башкиры же явились в приуральский край в начале IX века. Они принадлежат к монгольскому племени (к народам Урало-Алтайской семьи). Известно, что в X веке лишь некоторые из башкирских родов поднялись на степень идолопоклонства, прочие же роды еще не вышли из состояния фетишизма. Магометанство проникло в Башкирию в начале XIV века, при Узбеке (1312 — 1340 г.) и быстро распространилось. Батый, опустошивший Россию (1236 г.), волжскую Болгарию и другия земли, встретив в башкирах соплеменников, не тронул их владения и в отличие от других народов дал им тамги, названия волостей и разныя преимущества. Но позднее башкиры жившие, по горам и в лесах Урала, платили татарам — князьям сибирским, ясак звериными шкурами (также как занимавшие местности по р. Белой и Ике царям казанским и проч.). С течением времени башкирами окончательно завладели Ногайские мелкие князья, вассалы и данники, сначала Золотой Орды, а потом царства казанскаго. Незадолго до покорения Казани Иоанном Грозным между ногайскими ханами возникла междуусобная война, вследствие которой ногаи и значительная часть башкир переселилась за Яик и на Кубань. Узнав о падении Казани, оставшиеся на своих местах, башкиры отправили зимою на лыжах ходатаев в Москву к Иоанну Грозному с просьбой о принятии башкирскаго народа в русское подданство. Иоанн Грозный, согласившись на это, в 1557 г. даровал башкирам грамоту на владение землею, обещал за себя и за своих наследников охранять права башкир и защищать от захватов земель и набегов киргиз и сибиряков и обложил башкир ясаком (медом, звериными шкурами и деньгами — 25 к. с юрты).

Многие из башкир получили лично, на правах собственности, тогда еще никем не занятыя земли и были освобождены царем от ясака (тарханныя грамоты). Ясак вносили башкиры в Казань, но в 1573 г. они просили царя построить им город на их земле и прислать для обороны от набегов войско.

Затем башкиры были разделены на волости и четыре «дороги»: Осинскую, Сибирскую, Казанскую и Ногайскую. Каждая волость названа по имени старшин. С 1584 года в башкирский край являются переселенцы, как припущенники за ясак татары, мордва, чуваши, черемиса и вотяки — из бывшаго царства казанскаго и русские — из нынешних Казанской, Симбирской и Пермской губерний. Русские по своим просьбам стали получать пустопорожния земли под именем «диких полей». Но вместе с тем начинаются захваты башкирских земель. Вся местность, заселенная башкирами составляла, так называемый, Уфимский уезд, в который входили нынешняя Уфимская губерния, Троицкий, Верхнеуральский и Челябинский уезды Оренбургской губернии и Осинский уезд.

Вероятно вскоре после покорения Казани, на так называемом Осинском городище заведена была Ново-Никольская слобода, названная этим именем в честь Николая Чудотворца, образ котораго Иоанн IV прислал новопоселенцам. В 1595 году эта слобода получает значение пригородка; по грамоте Царя Феодора Иоанновича (за приписью дьяка Андрея Щелкалова), в этом году дозвольно было в Ново-Николаевской слободе поселиться выходцам из Калуги, Устюга, Усолья, Кайгорода, в числе 84 человек. Переселенцы освобождены от подати на пять лет; а для посылки за казенными делами в слободу определено 9 человек ярыжных или разсыльных. Слобода служила защитою русским поселенцам и содержала в повиновении башкирцев, живших по р. Тулве.

В 1596 году была перепись Дворцовой Осинской Никольской слободы с ея деревнями, жителями, дворами и землями, по коей, между прочим, значится в селе Рождественском (Горы — тож) всего 26 дворов и в них 51 человек жителей. К приходу села Гор причислено восемь деревень: Пьянкова, Драчева, Пещеры, Карташева, Пизьма Усть-Тулвинская, Поляны, и Богомякова. Всего в 9-ти селениях 74 двора жилые и 30 пустых, в жилых 262 мужских души.

В Осинской слободе существовал Спасо-Преображенский монастырь. По переписной книге того 7104 (1596) г. значится в Казанском уезде, на Осинском городище в Ново-Никольской слободе 46 дворов, а в них людей 81 человек и оным определенной пашенной земли, зарослей и сенных покосов и всяких угодий и протчаго в Осинской слободе, с Казанскую сторону, в книгах описано — за рекою Камою лесу пашеннаго, раменья и бору Пермскаго и Вятскаго уезду на шесть дней, да в Осинской слободе рыбныя ловли и хмель борть; по Каме реке и по другим речкам — по Тулве и в Очере, в Сарапуле и Сиве ловят рыбу из оброков и Пермячьи их хмель берут от Осы вниз Камою рекою до Белыя-Волошки: вверх от Осы до речки Ласвы; в Осинском же уезде бортныя угодья ходят Тулвинские башкирцы …… кунной ясак они платят в казну в Казань по указу по пяти куниц с человека и одною бортнаю угожею владели деды и отцы их по Тулве и Барде и Ашапу и по Таныпу речкам по обе стороны и до вершины.

В 1605 г. в Осинском монастыре был строителем Арсений (сп. иерарх. и наст. мон. росс. церк. П. Строев). Из Осинскаго Преображенскаго монастыря монастырские служители переведены в с. Дубровское (в 75 вер. от Осы) (Распр. Христ. веры в пред. Пермск. г. арх. Монар.). и частию в «Монастырь» ниже села Сайгатки на правом берегу р. Камы.

Факт заселения Осинской Ново-Никольской слободы освещается в том смысле, как здесь приведено, согласно пермским изследователям старины. Уфимские изследователи дают другое объяснение. Так, например, в статье г. Игнатьева о бывших монастырях в Уфимской губернии (помещенной во II части памятной книжки Уфимской губернии 1873 г.), говорится, что в числе раззоренных монастырей в этой губернии был «Преображенский мужской, находившийся близ реки Камы, на Осинском городище, близ села Березовки, Бирскаго уезда, в старину называемаго Новоникольскою и Никольскою слободой. Местность эта принадлежала вотченникам башкирам Осинской дороги, Гайна тож, которые еще до русскаго владычества устроили здесь что-то вроде городка, но потом его перенесли конечно туда, где теперь г. Оса (?) … При Иоанне Грозном на Осинское городище пришли земледельцы из великороссиян, а самое место, в пусте лежащее и уже ничье, тогда досталось Саввину Сторожевскому монастырю и Царь, укрепив за поселенцами земли и рыбныя ловли, в знак особой милости, прислал икону св. Николая Чудотворца и слобода стала называться Никольскою [1] до переименования ее потом по реке, впадающей в р. Каму, селом Березовским. В церкви с. Березовки хранится копия с писцевой книги 1596 г., составленной по наказу Казанскаго воеводы князя Ивана Воротынскаго на земли жителей Никольской слободы и на освобождение от податей на 6 лет, упоминается, что здесь в 2 верстах за р. Камой стоит часовня чернаго попа, священноинока Ионы Пошехонца и старца Арсения Мезенца и что строят они здесь монастырь в честь Преображения Господня и св. Зосимы и Саватия Соловецких Чудотворцев.»

Неправильность толкований уфимских изследователей и жителей села Березовки относительно времени его заселения выясняется текстом самой писцовой записи. В ней говорится между прочим.... В Казанском уезде, вверх реки Камы, с напольныя стороны, на Осинском городище Новая Никольская слобода, а в ней Божия милосердия храм Великаго Чудотворца Николы, поставлен новой клетцой, в церкве царских дверей и образов и книг и сосудов, некотораго церковнаго строения и попа нет, а под церковь место и под дворы попу и дьячку и под кельи, вдоль и поперех, по пятидесяти сажен .... сена на Тулве реке и около церковныя пашни триста копен …..... всего двенадцать дворов слободчиков и людей в них двадцать пять человек; пашни им пахать четыре выти с четыо есми; на льготе в сотом году на пять лет Ноября с 18 числа до ста шестаго году Ноября по 18 число (т. е. с 1593 по 1598 г.)[2].

Достаточно одного упоминания о сенных покосах на Тулве реке для полнаго убеждения в том, что в документе идет речь о местности занимаемой ныне городом Осой [3]. О спокойствии и безопасности новопоселенцев русских в прикамских местностях в начале ХVII века можно судить по следующему описанию, сделанному в 1761 году в истории о родословии г. г. Строгановых: в 1616 г. нечаяно взбунтовались казанские татары, к ним пристали чуваша, черемиса, вотяки и башкирцы. Собравшись великим скопом, учинили на Казань нападение и держали оную несколько времени в осаде, а прочие изменники пошли по реке Каме и стоящие по ней пригородки Сарапул и Осу також держали в осаде, а в окрестных местах тех пригородков многих людей побили и в полон побрали; села и деревни, опустоша, выжгли; тогда Строгановы.......... собрав множество своих и наемных людей к тем осадным местам вскорости отправили и пригородки Осу и Сарапул, по многочисленным сшибкам с неприятелем от осады высвободили и множество притом татар и черемис и прочих бунтовщиков побили и в полон побрали, а прочих разогнали. Вслед затем учинено было от Строгановых на жилища сих бунтовщиков нападение, где множество не только мужскаго полу, но и женска, безпощадно порублено и в полон побрано ….

Об инородцах, обитавших в Осинском уезде встречаются в актах упоминания тоже в XVI веке. В 1570 году, по повелению Царя Ивана Васильевича, над реками Яйвою и Сылвою поставлены острожки и наряд скорострельный устроен, и пушечки и затинныя нищали и людей пушкарей, и затинщиков, и пищальников и воротников — для переходу сибирских и ногайских людей, чтобы им к государевым пермским городам пути не было для утеснения Сылвенских и Иренских татар и проч.

Вероятно к числу таких острожков принадлежал Кунгурский острог, находившийся в северовосточной части нынешняго Осинскаго уезда на том месте, где теперь село Степановское (в 96 верстах от г. Осы). В 1602 году первоначальные владельцы этих мест — иренские татары с башкирцами-бунтовщиками взяли этот острог и разорили, жителей перебили и лишь немногие успели спастись в лесах и пещерах по берегам рек Ирени и Сылвы. В следующем году, по просьбе жителей, спасшихся от раззорения, по повелению Царя Алексея Михайловича, Кунгурский острожек перенесен на другое более удобное место, то самое, которое занимает ныне гор. Кунгур. В 1609 г. между прочими и иренские вогуличи и остяки вместе с пермичами шли на защиту Вятки от бунтовщиков. В 1621 г. Царь Михаил Феодорович грамотою в Пермь Великую предписал разобрать жалобу Сылвенских и Иренских татар и остяков в том, что они при Царе Иоанне Васильевиче платили ясаку в Пермь по «четыре сорока куниц», а при Царе Борисе отписаны ясаком к Верхотурью и платили по «одиннадцати сороков» с великою нуждою и терпели великия стеснения особенно от людей Строгановых, которые согнали их с старых, искони вечных вотчин и проч. (Акт. арх. эсп. III т. № 118) [4].

В 1644 году в Государевой (Царя Михаила Феодоровича) грамоте значится, что «в 1641 году были челом Государю Соликамскаго Вознесенскаго монастыря келарь-старец Кирило с братиею, чтобы их пожаловати велети пустую землю по обе стороны речки Кунгура, (речка Кунгурка впадает в р. Ирень именно в 6 верстах от села Степановскаго, на границе Осинскаго уезда с Кунгурским), с устья вверх по шти верст, а в гору от Кунгура (реки) по обе стороны по пяти верст, да от Степанова городища, по Ирени вниз по левой стороне на 6 верст, а от Ирени в гору на 4 версты и с пашенными землями и сенными покосы и с рыбною ловлею и с лесами и всякими угодьи, опричь татарских дельных бортей, дати на оброк к Вознесению Христову» ....... И в 1643 г. Соликамский воевода Загрязской эти угодья отдал на оброк монастырю «и в оброчныя книги тот оброк велел написать, а сылвенским, и иренским и карьевским татарам теми лишними пустыми землями, которыя Вознесенскаго монастыря игумену с братиею отданы на оброк, а за ними (татарами) в писцовых книгах не записаны, владеть не велел; также и Вознесенскаго монастыря игумену Сергию с братиею в их татарския вотчины и в какия угодья, которыя написаны за ними в писцовых книгах, вступатца и никакого насильства чинить не давал» ..........Заручившись этой грамотой, русские крестьяне настойчиво стали заселять плодородную местность как по течению речки Кунгурки (длина ея 30 верст) так и вверх по реке Ирени; но татары не желали уступить эти земли без спора; почему вследствие новых челобитных, в 1646 году дана грамота от Царя Алексея Михайловича, в которой между прочим, говорится: «они же (игумен Сергий с братиею) на той оброчной статье половников, порядя поселили и с тое оброчныя земли и со всяких угодий у Соликамской в Нашу (Государеву) казну оброк платят и на устье тоя Кунгура речки часовню поставили и ныне-де на тое их землю оброчную и на всякия угодья, которыя отданы им на оброк, безпереоброчно бьют Нам (Государю) иренские татаровья, Карьевской волости, Бектерячко Карьев с братьями и с племянниками, ложно из оброку и из наддачи, а как-де та земля и сенные покосы и рыбныя ловли и всякия угодья лежали впусте и они татаровья в те поры пустыя земли из оброку не били челом и оброку на нее не вкладывали, как-де жили на устье Кунгура речки казанская белая черемиса и тое-де белую черемису, по указу Отца Нашего, блаженныя памяти, Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея Руси, свезли, казанские дети боярские и стрельцы на старыя их житья в Казанский уезд и те-де их черемиския ставленныя юрты, они купили и купчие на те юрты у них, за их черемискими тамгами, взяли и ныне-де изгоняючи их те карьевские татаровья приезжают к ним на усть Кунгура речки, на тое обручную их монастырскую землю с луками и часовню хотят разорить и с места их сбивают, и Божью милосердию — иконам поругаются, и их монастырских половников бьют и увечат; хлеба пахать и сена косить и рыбы ловить и на хоромы лесу ронить не дают, и чинятся во всем сильны и от того-де татарскаго насильства и от обид они. их половники, в конец погибли»........ далее в грамоте подтверждается монастырю и татарам, «чтобы из них, с обеих сторон, никто в чужое ни во что не вступался; чтобы Нам впредь от них челобитных не было». В 1646 — 1649 годах многие из монастырских крестьян живших на Сылвенских землях Воздвиженской пустыни, были переведены по Государеву указу, воеводою Прокопьем Елизаровым на Кунгур и на Степаново городище — в государево тягло. К этому времени также относится основание острожков Ординскаго и Медянскаго (ныне села Осинскаго уезда). (Список на селен, мест Перм. губ. СLХХ стр.).

В царской грамоте от 17-го ноября 1688 г. Кунгурскому воеводе Кологривову, между прочим, упоминается и Степаново городище, именно: «во 162 (1654) году по Государеву указу, велено кунгурским и Степанова городища новоселебным крестьянам в сибирские ямские отпуски, в помочь, давать Чердынцом и усольцом и кайгородцом по сту рублей в год, и Кунгурцы со 162 по 171 год ямские гоньбы не гоняли, а давали в тое ямскую гоньбу, в подмог, по любовному с усольцы договору, по двести рублей в год». Последовательные, настойчивые захваты русскими земель, вблизи татарских селений раздражали и озлобляли этих Иренских татар против присельцев; но до поры до времени они должны были покоряться необходимости. Когда же в приуральском крае между наиболее безпокойным народом башкирами происходило возмущение, начинался бунт, то и татары пользовались случаем напасть на русских. Бунт уфимских башкир в 1662 — 1663 г. едва был усмирен, посланным из Москвы войском, под начальством стольника и воеводы Языкова. Вероятно к этому времени относится сведение в истории о родословии Строгановых (76 стр.): «во время шатостей башкирских и других орд, а особливо когда изменили уфимские башкирцы, и татары учинили многия раззорения по Каме — пригородках Уфе и Сарапуле, на Кунгуре, на Степановом городище, держа оныя места в осаде на малое время тогда они Строгановы Дмитрей и Федор, не жалея своих пожитков, собрали своих людей и крестьян, присовокупя и наемных, те осадныя места — Осу и Сарапул и Кунгур высвободили и изменников многих побили и разогнали, но тем то возмущение татар и башкиров не утихло, а продолжалось не малое время, от котораго их бунта в тех местах была не малая опасность; чего ради принуждены были они, Строгановы, тех своих ратных людей и наемных содержать для предосторожности, от бунтующих татар и башкирцов, на Кунгуре и на Степановом городище во все время того бунта, многие годы, на своем коште». Вслед за усмирением татар вновь начиналось движение русских вверх по р. Ирени, уже выше стоявших на той же реке татарских селений (Карьева и др.). Например, образовалось село Покрово-Ясыльское. По владенной памяти 1694 г. Кунгурскаго уезда села Тихановскаго крестьянам Ваське Зайкову и Дийку Шеломову предоставлено поселиться дворами и пашенными землями сенными покосами владеть на проезжем месте от села Тихоновскаго но речке Ясылу верст за десять; так как в писцовых книгах 13 и 132 годов в Карьеве улусе река Ясыл и но той речке пашенные земли и сенные покосы за татарами и Черемисою не записаны; место порозже и татарских и черемиских деревень не близко. Местность около речки Ясыла быстро заселялась, в церковном архиве, между значительным числом старинных бумаг, имеются адресованныя в село Ясыл из Кунгура в 1703 г.

Так заселялась русскими северовосточная сторона Осинскаго уезда. В западною прикамскую часть уезда шли жители преимущественно Сарапульскаго уезда, который в ХѴII веке был обширнее, чем теперь, в него входили часть нынешняго Оханскаго уезда. В Сайгатской волости у одного крестьянина сохранилась челобитная от 1673 г. В ней между прочим значится: «Царю Государю и Великому Князю Алексею Михайловичу бьет челом сирота твой ясачный крестьянин Арской дороги починка Волховки (ныне дер. Ольховка, на левом берегу р. Камы в 5 верстах от села Сайгатки, вниз по течению) Митька Рычков, в прошлом Государь 175-м (1667) году бил я челом тебе Великому Государю и подавал челобитную в Казани, чтоб мне поселиться вновь на вольный ясак в вотчине своей по речке Сайгатке и по Кичкине да по Вольховке речке и по твоему Великаго Государя указу и по моему челобитью прислана в Сарапул к приказному человеку к Андрею Нормацкому память — велено мне сироте твоему поселитца из Сарапульскаго уезду вновь на ясак по речкам Сайгатке и по Вольховке и я сирота твой из Сарапульскаго уезду из деревни Сивы на ясак в вотчину свою выехал, а в тягле в Сарапульском уезде, в деревне Сиве остались братья мои родные»... и проч, «а мы сироты, твои живем на ясаке и платим в твою Великаго Государя казну вотской ясак хлебной и денежной, да мы ж сироты твои платим в твою Великаго Государя казну вотчиннаго оброку по три рубля по ти тридцаалтын на год и всякия твои Великаго Государя доходы платим се ясака с вотяками вместе».

Выше было упомянуто, что служители Преображенскаго монастыря из Осинской слободы были переведены в село Осинскую Дуброву. Сохранилась копия с владенной записи 1703 г. на землю, принадлежащую ныне Аманеевскому обществу (в 8 верстах от села Дубровы). В ней значится: «лета 703, марта в день, бил челом Великому Государи Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, а на Уфе в приказной избе стольнику и воеводе Ефиму Панкратьеву Зыбину, да с приписью подъячему Ивану Петрову, Никифор Глумов подал челобитную, а в челобитной написано: в прошлых-де годах отец его жил в Осинском монастыре в дьячках. А после смерти отца своего жил он повольно до 199 (1691) года тоя монастырския вотчины в селе Дуброве, а в 199 году, по челобитью его игумен Исаиа с братиею из того села его отпустил, с тем и отпускную челобитню за своею рукою, а казначеевою подписью ему дал и та отпускная на Уфе в приказной избе в книги записана, в прошлом же семьсотом году отдали ему Уфимскаго уезду Осинской дороги Уранской волости башкирцы Карман Бекбабов с товарищи, в вотчине своей поселиться по Пизю Черной реке четырми дворами пашенными землями и сенными покосы и черным лесом» и проч, «а ясаку помогать ему из нас Карману с товарищи, с тое земли и с сенных покосов и за угодья и за мельничныя моста, на год по три рубля но всегодно и никому и детям их и родственникам в том о всем не спорить и с тоя земли не сбывать и никакого насильства не учинять» и проч.

Здесь, как можно заключать по смыслу договора, уже в 12 верстах от реки Камы земля тогда считалась башкирскою и русские селились на ней по условиям, заключенным с башкирами, как вотченниками, владельцами земель, пожалованных им еще Царем Иоанном Грозным. Тогда как в восточной части уезда русские поселенцы подвигались на юг, вверх по р. Ирени занимали земли юридически ничьи или государевы. Кунгурское начальство удостоверялось, что по писцовым книгам те известныя места не значились ни за кем, от татарских деревень не близко и разрешали поселяться на пустых пахотных и др. местах. Относительно времени первоначальнаго заселения юго-западной части уезда, именно местности, лежащей на левом берегу Камы, против города Сарапула, можно выводить заключение, пользуясь одной «копией с копии», которая имеется у одного из крестьян Ершовской волости. 1744 г. Сентября 18 дня. По указу Его Императорскаго Величества из Казанской губернской канцелярии дана сия владенная выпись Казанскаго уезду Зворской дороги деревни Сухо-Калмаш ясашному черемису Аиту Чебизеву с товарищи, с прошлых лет с книг, на бортныя ухожья и бобровыя гоны, для того сего 744 г. Сентября дня в поданном в Казанскую губер. канцелярию онаго Аита с товарищи прошении написано: в прошлых-де давних годах даны-де нам бортныя ухожья и бобровыя гоны за Камою рекою в башкирцах но Пельге (Шольге?) реке по обе стороны и по Колмели (Армези?) реке по обе стороны и по другим урочищам, на которую вотчину дан был им владенный указ в прошлых годах, и во время в их деревне пожару сгорел, а именная в Казанском архиве оным бортным ухожьям и бобровым гонам, нашли и истребовали из тех книг на оныя бортныя ухожья и бобровыя гоны владеннаго указу; а по справке в Казанском архиве с оброчною книгою и Казанскаго уезду прошлаго 151 (1643) году бортныя ухожья и бобровыя гоны в котором, между прочим, написано: Уржумскаго уезду, волости Турек на черемисине на Озане Остяшек дана Аборлошь Шитея, каковое с купленных бобровых гонов за Камою рекою в башкирцах по Шелге реке на обе стороны до Келмели речки по обе стороны и нижняя межа по речке но Наливозе по одну сторону за башкирцем Эвием волости и Ахбаром, а верхняя межа, то вотчина по больгаровский бор, а больгаровским двором вверх по болото межа за башкирцем тояж волости Шутбаем до тояж волости остров на иныя то речки, по Каме реке оброку 2 рубли 9 алтын полчетверти деньги пошлин три алтына пять денег, да в оброчныя же книги прошлаго 165 (1657) году написано деревни Сухо-Калмаш на черемисине на Яжловке Мендыкове, на Семене Язымове бортныя луговыя за Камою рекою в башкирцах по Шолье речке по обе стороны оброку за десять батман меду семь рублев двадцать девять алтын с деньгою пошлин тринадцать алтын две деньги» .... Таким образом, в XVII веке и здесь — вблизи р. Камы, как и по реке Ирени — поселениям русских предшествовало занятие земель черемисами, которые затем во второй половине XVIII века безследно исчезают из Осинскаго уезда.

Поблизости г. Осы на юг, в сторону башкирских владений, местность по р. Сидяхе, Мутавле, Глубокой и Елпачихе (впадают слева в р. Тулву) в начале XVII столетия поступает во владение внука патриарха Ермогена Андрея Семенова Крылова, который в 1618 году купил у уфимских башкирцев пустошь под Осинским острогом. Через 10 лет, в 1628 г. на эту пустошь (по р. Тулве, Мутавле и проч.) Андрею Крылову дана вотчинная грамота. В 1647 г. пустошь со всеми угодьями перешла во владение других внуков патриарха Ермогена, племянников Крылова — Петру и Прокопью Чуриным. В 1661 году вотчина перешла во владение внуков Крылова (по женской линии) Норманских, а от них в 1722 г. она куплена баронами Александром, Николаем и Сергеем Строгановыми. По разделу 1757 г. вотчина поступила во владение жены барона Александра Григор. Строганова и сестры ея баронессы Шаховской, и затем в 1789 г. по решению Оханскаго уезднаго суда и Осинской нижней расправы земли против села Крылова на правой стороне р. Тулвы, бывшия во владении башкирцев, отданы во владение княгиня Голицыной и Шаховской.

К началу XVIII века в Осинском уезде русския поселения находились лишь по северо-западной и северо-восточной окраинам, по р. Каме, от устья р. Тулвы до дер. Ольховки, и по р. Ирени вверх до речки Ясыла, а также на восток от них по речке Кунгурке. По среднему течению р. Ирени, выше р. Телес по р. Сыпу (впадающей в Ирень) а также по р. Бырме (впадающей в р. Турку) и по р. Турке в нижнем ея течении жили татары. Середину уезда по р. Тулве занимали первоначальные владельцы земель этого края — башкиры Осинской дороги Гаинской волости. Вблизи нынешней южной границы Осинскаго уезда, по левую сторону р. Буя находились тоже башкиры Осинской дороги Иректинской (восточнее) и Уранской (западнее ближе к р. Каме) волостей; в волостях на Осинской дороге было башкир:

  В 1739 году    В 1772 году
В Гаинской волости 214 дворов 4744 души   795 дворов
В Иректинской волости 183 двора 466 душ  352 двора
В Верхне-Уранской волости 572 двора 1715 душ   } 226 дворов
В Нижне-Уранской волости 106 дворов 371 душа
В Тазларской волости 52 двора 193 души  

Всего на Осинской дороге одних башкирцев в 1739 г, (в пяти волостях) 1127 дворов — 4489 душ, а в 1772 г. (в трех волостях) 1373 двора.

Между селениями тулвенских башкирцев Гаинской волости и селениями башкирцев Иректинской и Уранской волостей находилось в южной части Осинскаго уезда обширное в начале ХVIII века никем не занятое лесное пространство, где во второй половине того века, при постоянном, настойчивом движении русских на восток от Камы, одни земли заняты были как принадлежащия казне (Еланбуйская дача, перешедшая ныне в разряд крестьянских), другия земли приобретены от башкир по условиям «на вечно» и «на года», то в единичное владение (нынешния дачи заводов Бикбардинскаго и Никольскаго и дача, принадлежащая Котельникову, а потом перешедшая в казну и наконец в разряд крестьянских), то во владение крестьянских обществ. В северной части Осинскаго уезда тоже находились обширныя лесныя незанятыя места, на которых с течением времени явились медеплавильные заводы; в 1731 г. Юговской (Юго-Кнауфской, основанный балахнинским купцом Осокиным), в 1733 — 1736 г. Бымовской (основанный Демидовым Акинфием, сыном Никиты, перваго основателя заводов на Урале), в 1740 г. Бизярский (Осокиным), в 1760 г. Аннинский иначе Бабкинский (устроен графом Иваном Гр. Чернышевым). Вслед за изданием в 1736 году дозволения дворянам и офицерам приобретать башкирския земли, а в 1745 году Государственною Берг-Коллегиею всем желающим: строить заводы и приобретать башкирския земли в вечное владение и брать в кортому. устроены были внутри Осинскаго уезда на башкирских землях, между реками Тулвою и Иренью медеплавильные же заводы — в 1745 г. Ашапский (Акинфием Демидовым), в 1749 г. Шермеитский (генералом Акинфом Глебовым), в 1759 Уинский (кунгурским купцом Тимофеем Шавкуновым). Указом 1744 г., 13 марта предоставлялось при отдаче башкирских земель в частную собственность от центра межевать по 50 верст в каждую сторону. Наконец, в юго-западном углу Осинскаго уезда Демидовым, Павлом Григорьевичем — внуком Акинфия, в 1767 году устроен железоделательный завод в даче, приобретенной от башкирцев (за 120 рублей, более 36000 десятин).

В 1708 г., вслед за усмирением Аладаро-Кусюмовскаго башкирскаго бунта, по первому административному делению, образована Казанская губерния, с причислением Уфимской провинции, состоявшей из Уфы, Бирска, Мензелинска, Самары, Заинска, Осы, Билярска, Табынска и села Каракулина.

В 1719 г., при делении России на 11 губерний, с подразделением на провинции, Пермская губерния вошла в состав губернии Сибирской, город Кунгур составлял часть Вятской провинции, а город Оса упразднен, будучи обращен в пригородок г. Казани. В 1727 г. провинции Вятская и Соликамская переданы из ведомства Сибирской губернии в состав Казанской, от которой Уфимская провинция отчислена. В 1737 г. всеобщее возстание башкир (по поводу построения г. Орска) распространилось и на южную часть Пермской губернии. Для прекращения замешательств было повелено разделить башкир на разные суды и правления, определить в г. Осу особаго воеводу, учредить Красноуфимскую крепость и Исетскую провинцию и перевести в Кунгур пермскаго воеводу с провинциальным правлением. К Красноуфимскому приписаны ближайшия волости и деревни с перечислением его в Уфимскую провинцию, а г. Оса отчислен к Казанской губернии с припиской к нему дворцовых крестьян до Сарапула; ясачных татар (выселенцев казанских) по р. Сыпу и Уфимскаго уезда Гаинскую башкирскую волость (по р. Тулве). Осинскому воеводе назначено быть под ведением тоже Уфимской провинции. Несколько ранее, в 1734 г. предписано было переписать переселенцев из русских и инородцев, живших на башкирских землях «из найма», или «по найму по записям» или «без записей», но с платою особаго тептярскаго оклада: кто они, откуда, какой веры, на чьих именно землях и когда переселились: опись названа «тептярской книгой». Слово тептяри впервые с этого времени стало официальным, у башкир же оно издавна значило «сходцы из разных мест» — вотяки, мордва, черемисы и мещеряки. В Осинском уезде, на юге за рекой Буем и ныне живут, составляя особую волость (Больше-Гондырскую), тептяри-вотяки, язычники. В 1743 г. Императрицею Елизаветою учреждена Оренбургская губерния из городов Оренбурга, Уфы, Бирска, Мензелинска, Осы и друг.; бывшая Уфимская провинция поручена вице-губернатору, с пребыванием ему в Уфе, но он как главный начальник края жил в Оренбурге. Но новому географическому атласу России, изданному Императорской академией наук в 1745 г., видно, что Оса входит в Казанскую провинцию, а Красноуфимская крепость — в состав Уфимской провинции Оренбургской губернии. В 1759 г. обер-прокурор Правительствующаго Сената, Генерал-Майор Глебов, в силу Высочайшаго разрешения, приобрел у башкир Гаинской волости, Уфимскаго (ныне Осинскаго) уезда, для постройки Шермеитскаго медно-плавильнаго завода земли, с отводом но указам Сената 2 апреля 7 июня но 50-ти верст на все стороны от р. Шермейки. В 1764 г. монастырские крестьяне отобраны в казну, в ведение Коллегии Экономии. Города Оса, Уфа, Бирск, Табынск причислены духовным делам к Вятке. В 1765 г. 25 мая издан указ государственном генеральном межевании. В 1767 году вызваны Москву депутаты от всех сословий, в том числе и от башкир в комиссию для составления новаго уложения.

В конце 1773 года начался и в 1774 г. продолжался Пугачевский бунт. Башкирцы, два столетия отстаивавшие свои нрава на земли, признанныя за ними царем Иваном IV, и между тем все более и более Стесняемые захватами угодий русскими переселенцами, отчуждением лесов во владение заводов „безденежно и на вечно", построением укрепленных городов и проч., воспользовались представившимся случаем отплатить русским поселенцам грабежами, буйством, насилием. За башкирами следовали татары и многие русские. Мирные граждане вообще и в частности в Осинском уезде были поставлены между двух крайностей — погибать от злодеев или передаваться на ихнюю сторону. Пугачев, в возмутительных листках к крепостным и заводским людям, именем Петра ΙΙΙ обещал вечную вольность за преданность ему и неминуемую гибель за сопротивление его воле. Шайка башкирцев, бунтовщиков, появлялась в под-Кунгурском крае, в северо-восточной части Осинскаго уезда. Здесь сохранились лишь немногия воспоминания. Один старик (в Судинской вол.) уверенно объяснил нам что «муж Екатерины Петр Феодорович в Сибири набрал войско и шел в Россию, но в Казани его кончили. По этому месту Пугач войско проводил мимоходом. В Орде (село Ординское) его победили; обратно его оттуда погнали и, Боже мой!». На Шермяитском заводе мучительно предан смерти сам владелец Яковлев, привязанный к лошадиному хвосту.
9 апреля 1774 г. часть шайки Пугачева была разбита в Сайгатке управляющим Ижевским заводом Алышевым; оставшиеся мятежники под начальством Волкова удалились к Ножовке (Рождественские заводы). 9-го апреля люди Строганова и Лазарева с 1300 человек подступили из Беляевки к Осе. Командиром был Батманов и с ним находились управитель Аннинскаго завода Бершон, управитель Юговскаго завода Федоров. Жители Осы явились с повинною о предательстве Пугачеву и войско вступило в г. Осу. Татары ушли из Осы к селу Крылову, где 10 апреля произошла Стычка и войско двинулось на Елпачиху и Бичурину. Еще ранее 7 апреля была также стычка у села Гамиц. 10 апреля была отряжена часть команды к дер. Усть-Тунтору для поимки бунтовщиков; по они не были пойманы и по случаю распутицы войско возвратилось в Осу, истребив татарския деревни; всего в одиннадцати деревнях сожжено 800 дворов. В числе осинских возмутителей оказались поп и дьякон, которые вместе с прочими отправлены для суда над ними. 9 мая осинских бунтовщиков насчитывалось 1150 человек с атаманом Степаном Кузнецовым и Димитрием Юсуповым, которые находились вместе с мятежными башкирами. Из них некоторые явились сами, а других ловили и, или наказывали нагайками, или отсылали для суда в Юговской завод. 26 мая Товинцев, описатель событий, ходил вверх по р. Тулве для усмирения башкир и имел стычки у с. Крылова.

В июне, после того как Пугачев был разбит Михельсоном (5-го июня), толпы мятежников, состоявшия из уральских казаков, башкир, беглых крестьян и мастеровых, обложили пригород Осу. защищаемый особым отрядом солдат под начальством майора Скрипицына и прапорщика Минеева. Отпор был отчаянный. Во время приступа осажденные стреляли с бойниц без умолку, лили с навесов горячую смолу, спускали на мятежников бревна и вообще показали примерную стойкость; и под конец осинцы, потеряв надежду на избавление, решились покориться злодеям. 20 июня, когда пугачевская вольница готовилась к новому приступу, отворились ворота крепости. Жители, военная команда и офицеры, при звоне колоколов, вышли к бунтовщикам, прося о милосердии.

Чрез несколько дней, по доносу Минеева, Скрипицын был удавлен, а сам Минеев сделался преданным слугою мятежников и управлял их движениями до падения Казани. С уничтожением шайки Пугачева, местность около Осы представляла страшный безпорядок. Небольшие военные отряды не выходили отсюда, усмиряя непокорных силою оружия, при чем некоторыя селения преданы огню. (Перм. губ. Вед. 1841 г. №№ 14 и 15. Источн. и пос. для изуч. Перм. края стр. 60 — 61).
В 1781 г. было открыто Пермское наместничество, в состав котораго вошел и Осинский уезд. Он занимал 17045 кв. верст; в нем было заводов, слобод и сел с церквами 20, помещичьих деревень 7, казенных 238, из них 66 иноверческих. Жителей 25395, в том числе 4656 иноверцев. Но течению реки Камы находились села Дубовское, Сайгатка и завод Комбарский, по р. Тулве — село Крылово, на восток от города село Горы и заводы Билярский, Аннинский, Бымовский, Юговской, Шермеитский, Ашапский Уинский, по р. Ирени находились слободы Троицкая и Степановская, села Тихановское, Ясыльское, Судинское, Медянское, Ключевское и слобода Ильинская. В 1784 г. открыто в Уфе магометанское собрание для управления, под председательством муфтия, духовными делами всех магометан — башкир, татар и друг. В 1797 г. башкиры просили Императора Павла I о генеральном размежевании их земель. Генеральное межевание, согласно воле Екатерины II, начато в 1798 году, башкиры и мещеряки в том же 1798 г. сделаны военным сословием с разделением на кантоны, под начальством Оренбургскаго военнаго губернатора, и тем положено начало башкирскаго войска и лишь в 1865 г. башкиры и и тептяри переданы ведению мировых посредников и губернскаго по крестьянским делам присутствия, в 1869 г. последовал указ об уничтожении бывшей в Оренбурге комиссии для наделения землею башкир и их припущенников и о передаче дел ея в губернския по крестьянским делам присутствия, а от них посредникам.


Н. Блинов.
Сборник Пермского Земства 1898 г. № 34.


Комментарии: 

[1] ↑ Перм. Губ. Ведом. 1841 г. №№ 14 и 15. Город. Пост. Росс. Имп. т. III Минист. Внутр. Дел, стр. 662. Икона св. Николая прославлена многими чудесами, известна под именем „Березовской". Предание говорит, что она найдена по р. Каме на дупле дуба; и это все могло быть, но потом св. икона могла быть принесена в Москву и потом подарена Новоникольской или Никольской слободе. (Из памят. книж. Уфим. губ. 1873 г.). С этою иконою Березовское духовенство посещает города, села и деревни в течение 5½ месяцев в Уфимской губернии и два месяца в Сарапульском уезде, Вятской губ.
[2] ↑ Текст документа вполне: стр. 118 — 119 Перм. летопись.
[3] ↑ Смот. еще Истор. о родословии Строгановых, стр. 69.
[4] ↑В челобитной крестьян дворцоваго села (Сарапула) Вознесенскаго о дозволении везти горным путем воеводу Петра Головина и государеву казну на Амзинский ям, в 1638 году, есть указание на сухопутную дорогу того времени из Сарапула в Великую Пермь и в Сибирь «на Лену»: «в прошлом 145 (1637) году по Твоему Государеву указу ехал мимо Сарапула для сыску в Пермь Великую Федор Иванович Лодыгин, и в то, Государь, время Кама река льдом была не крепка-ж и ехать по ней было не мочно; и мы сироты твои везли его с Сарапула в Казанский уезд в Амзинской черемисской ям (ныне дер. Музяково, на р. Б. Амзе, Бирскаго уезда, в 15 верстах от с. Березовки, жители черемиса и домов 6 русских), а от Амзинскаго яму ехал на башкирские волости, Уран (деревня, ныне Бирскаго уезда), да на Гаре на деревню Еректу (Ирехту? Ирехтинская дача..), да на Верх Тулвинскую черемису, а с Верх Тулвы на Ирень реку, на деревню Карамышь да на Федорову слободу Елисеева, и в Строгановых вотчину на Серегу и т. д. (Дополн. к Акт., Истор. ΙΙ, 152).

Поделиться: