В. Берх - Путешествие В Города Чердынь и Соликамск Для Изъискания Исторических Древностей

Санкт Петербург. 1821.

Его Сиятельству, Господину Действительному Тайному Советнику Государственнаго Совета Члену, Сенатору, Действительному Камергеру, Министру Финансов и Уделов, Управляющему Кабинетом Его Императорскаго Величества, Главному Начальнику Екатеринбургских и Петергофских Гранильных фабрик и Горношидскаго мраморнаго завода; Орденов Св. Апостола Андрея, Св. Александра Невскаго, Св. Владимира I Степени Большаго Креста и Св. Анны I Степени Кавалеру, Графу Дмитрию Александровичу Гурьеву.

Ваше Сиятельство!
Милостивый Государь!
Имев счастие служит под лестным Начальством Вашего Сиятельства десять лет в Пермской Губернии, объезжал я оную неоднократно. Собрав во время сих путешествий много древних и весьма любопытных сведений, по первоначальному в России Горному производству, взысканию разных повинностей, народосчислению, Соляным промыслам и делению земель, составил я из всего книгу сию; которую принимаю смелость украсить именем Вашего Сиятельства.
Полагаю, что помещенныя здесь известия о древней России не недостойны прозорливаго внимания Министра толь мудраго и ко всеобщему, благу ревнительнаго.
Св чувствами глубочайшаго высокопочитания и неограниченной преданности имею счастие пребыть.
Вашего Сиятельства, Милостиваго Государя, Всепокорнейший слуга

Василий Берх.

Предуведомление

Служивши без малаго десять лет Советником в Пермской Казенной Палате, по хозяйственной части, объезжал я неоднократно многие уезды сей обширной Губернии. Известная древность города Чердыни и многия сведения, почерпнутыя мною об оном в разных Историях и Летописях, родили во мне желание Обозреть все собственными глазами, и сообразить различныя заключения о величестве и местоположении древней Биармии (Biarmaland, Beormas). — Три раза ездил я в Чердынь и Соликамск для изъискания Исторических древностей. Повстречавшись с весьма любопытными замечаниями и собрав даже несколько древних актов, решился я предать все сие тиснению.

Помещенный здесь Летописец, разные Указы и Грамоты могут служить богатыми материалами для Всеобщей Истории России. В отрывках же из Писцовых книг Яхонтова и Кайсарова находятся материалы, которые еще никогда и никем печатаны не были, или лучше сказать, пребывали вовсе неизвестными.
В. Берх.
Пермь
1821.

Путешествие в Чердынь и Соликамск 

Ι. Соликамск

Изыскания мои, определить точное время построения сего города остались тщетны, все поглощающее время истребило акты и свидетельства первоначальнаго его существования. Г. Профессор Яковкин, не упоминая о городе, полагает, что первыя соляныя варницы заведены здесь в 1550 году [1]. Известный издатель Географическаго Словаря Щекотов говорит: город сей построен прежде 1558 года. На первое заключение не прилагает Сочинитель Историческаго доказательства, а второе хотя и справедливо, но неопределительно. Почтенный Историограф наш Миллер говорит в Своей Сибирской Истории, что город Соликамск не был еще построен в те времена, когда Строганов ходатайствовал о пожаловании ему незанимаемых Россиянами мест по Каме, Чусовой и Лысве. – [2] Если бы знаменитый Миллер хотел писать о Соликамске как Историк, то живши там в 1745 году, мог бы в то время собрать более доказательств, чем я, что он существовал полтора века прежде прихода Строганова. — Соперник Миллера, Фишер, говорит в своей Сибирской Истории, чрез года изданной, что Соликамск так же не существовал прежде прихода Строганова [3].

Капитан Николай Рычков, путешествовавший в 1769 году по разным частям России, был в Соликамске и Чердыни. Рычков полагает, что первый построен спустя несколько лет после взятия Казани. Но он же бывши в Елабуге, слышал от жителей старинное предание, что Царь Иван Васильевич, взявши Казань, поехал рекою Камою в Соликамск; но доплыв до места, где ныне сей город находится, занемог и оставя свое предприятие поспешил в Москву. В доказательство справедливости слов сих приводят, что церковь в Елабуге находящаяся построена во время его там пребывания [4].

Соликамской имянитый гражданин Акинфий Трофимович Ливонов, которому обязан я за большую часть помещенных здесь известий, доставил мне письменный отрывок, по которому видно, что город начал существовать в половине XV столетия. Известие сие кажется мне тем справедливее, что в Соликамском летописце упомянуто о пожаре в 1559 году, по коему заключить можно, что в Соликамске было уже много зданий и, следовательно, он существовал довольное время.
В Яхонтова писцовой книге означено, что в городе Соликамске в 1579 году было 190 обывательских дворов, 16 лавок и 16 соляных варниц.

В упомянутом отрывке сказано: в XV веке посадские Каллинниковы завели солеварение выше села Верх-Боровскаго, при реке Боровой, и поставили там пять труб. Скудость росолов побудила их скоро оставишь место сие и переселишься около 1430 на речку Усолку, (в нынешний Соликамск) где они и нашли больше способов для продолжения своего промысла. Надобно полагать, что Каллинниковы пришли из Вологодской Губернии; ибо известно, что большая часть промышленников и жителей прибыли из Балахны, Усть-Сысольска, Стараго Усолья и Соль-Вычегодска. Подражая названиям прежних жилищ своих, наименовали они новое поселение свое Солью Камской. — Богатство росолов в Закамских странах было толь превосходно, что в последствии завели вологжане промысла, по рекам Сылве, Ирени, Быму, Туре и Вишерке.

В последствии стал Соликамск еще знаменитее. Турчанинов и Акинфий Никитич Демидов, женившийся в 17З1 году на дочери помянутаго солепромышленника Павла Суровцова, соделали город сей лучшим и завиднейшим между всеми Закамскими городами. — Обладая оба великими капиталами и отличным вкусом украсили они его многими великолепными зданиями. — Сад Демидова, существовавший еще в 1771 году, был так славен, что Профессор Лепехин употребил 54 страницы на описание онаго. [5] В то время действовал в двух верстах от города Талицкой медной завод. Изделия, находившияся при оной Металлической фабрике, не уступали в доброте французской бронзе. — Ныне увидит путешественник в городе сем одни только развалины, свидетельствующия о прежнем великолепии онаго.

Читатель видел выше сего, что в 1559 году существовало в Соликамске 16 соляных варниц; но в последствии число оных значительно увеличилось. В 17З7 году, когда Провинциальная Канцелярия переведена отсюда по причине Башкирских бунтов в Кунгур, то действовали в оном 44 варницы, а росольных труб было 96. Кончина известнаго Алексея Федоровича Турчанинова и раздробление имения его на многия части, причиною упадка упомянутых заведений.

Еще замечательно, что в Соликамске окончил жизнь известный любимец Бирона и враг Миниха Обер-Шталмейстер Двора Императрицы Анны Иоанновны, Гвардии Полковник Граф Левенвольд. Я не мог, получить достовернаго сведения, когда он сюда привезен, ни же когда умер; известно только, что он был нелюдим и позволял впускать к себе одних детей. Левенвольд отказал даже в свидании Графине Рюминой-Безстужевой, когда ее провезли в Сибирь. Говорят, что он окончил жизнь за несколько часов до приезда курьера, везшаго указ о его прощении.

Прилагая к сочинению сему любопытный Соликамской летописец, свидетельствующий о прежней знаменитости сего города, скажу я о настоящем его положении следующее: – Поелику главным источником богатства города Соликамска были соляные промысла, то весьма естественно, что с уничтожением оных пришел он в упадок. — Чулков говорит в своем историческом описании, что в 1770 году было в Соликамске 1354 человека купцов. [6] Ныне же числится оных 5 человек, да мещан 803. Теперь действует здесь одна только варница, возведенная в 1818 году и принадлежащая Г. Уездному Судье И. Н. Дубровину; на ней выварено в 1819 году 14, 491 пуд соли. Замечательных строений, кроме шести каменных домов, вовсе нет; восемь церквей, построенных в древнем вкусе, привлекают внимание путешественника, и подают ему идею о прежнем богатстве сего города. Разсматривая церкви сии, сделал я им краткое описанье и предложу оное читателю.

[1] ↑ Яковкина Летосчислительное изображение Российской Истории.
[2] ↑ См. Миллеровой Сибирской Истории § 16.
[3] ↑ См. Фишеровой Сибирской Истории стр. 118.
[4] ↑ См. Журнал путешествия Капитана Рычкова, печатанной при Академии Наук в 1770 году.
[5] ↑ Путешествие Академика Лепехина Т. З стр. 134.
[6] ↑ Чулкова описание Коммерции Том Ι стран. 105.


 

ΙΙ. Церкви и Монастыри.
Церкви.

Святотроицкой летний Собор,

церковь древняго строения, построена в 7205 (1697) году Великими князьями Иоанном и Петром на казенное иждивение. — Внутреннее украшение довольно хорошо, и особеннаго внимания заслуживает складной образ Николая Чудотворца очень древней работы. Умный Соликамский Протоиерей Иона разсказывал мне о образе сем следующее: Около 1551 года Нагайские Татары учинили нападение на Соликамск и нанесли великой вред городу и окружным селениям, то жители опасаясь, чтоб они поощренные добычею не вздумали учинить еще набег, послали к Царю И: В: просить войска для охранения их от врага. Вместо онаго прислал им Царь помянутой образ с грамотою таковаго содержания, что поелику он Царь стоит со всем войском своим пред Казанью, то и не может из онаго уделить для защиты Соликамска, а посылает им образ Св: Николая Чудотворца, которой защитит их от вражескаго нашествия. Весьма жаль, что грамота сгорела во всеобщий пожар в 1743 году. и что ни у кого не осталось даже копии с оной.

О храме сем нашел я следующую записку, при одном из нижеприведенных летописцев приложенную:
«Лета 7196 (1688) Августа 24. По Указу Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и Великия Благоверныя Государыни Царевны и Великия Княжны Софии Алексеевны, Всея великия и Малыя и Белыя России Самодержцев, Память Соликамскому таможенному и Кружечнаго двора Голове Дмитрию Емельянову с товарищами в 196 году Июня в 26 день. По Указу Великих Государей из Новогородского Приказа в Приказ большой казны велено: Соликамскому Земскому старосте и мирским людям для пожарнаго раззорения дать Великих Государей жалованье на строение Соборной церкви двести рублей из тамошних Усольских таможенных и кабацких доходов.»
А освящен, оный Собор по благословению Преосвященнейшаго Ионы Архиепископа Вятскаго и Великопермскаго 1697 года Июня в 28 день на память Св: Безсребренников Кира и Иоанна; а на стене полдневой вне того Собора Между окнами под образом Честнаго, Славнаго Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, вкладен небольшой гончарной работы Императорский Герб.

Крестовоздвиженский зимний Собор,
церьковь стариннаго Готическаго здания длиною 28 сажен. Построена в 1630 году. В оной находится много старинных образов с финифтяными венцами Греческой и Венецианской работы. — При храме сем есть очень огромная трехъэтажная колокольня, в коей помещаются Магистрат, Дума, Словесной Суд, Духовное Правление и Училище.

Нерукотвореннаго Спаса летняя,
когда построена, не известно. На стенах написаны довольно искусно притчи, а разстояние между оными испещрено красными разводами, изображающими ветви и листья. В церкви сей есть так же много старинных образов сердце - образной фигуры с финифтяными венцами и складныя.

Бывший Монастырь, а ныне зимняя приходская церьковь Архангела Михаила,
освящена в 1725 году. Ризница оной заслуживает внимание по изобилию жемчуга.

Церьковь Богоявления Господня теплая и холодная.

Первая освящена в 1601 году, а вторая в 1600. Храм сей заслуживает особенное внимание по весьма пристойному украшению, множеству жемчуга и образам редкой Живописи. — В одном приделе есть несколько образов со вставными в средине крестами серебряными и резными из дерева.

Церьковь Воскресения Христова,
была прежде деревянная, но не известно, когда построена. Грамота храмозданная о выстроении каменной дана в 1713 году. Храм сей очень великолепен.

Бывший Девичий Монастырь, а ныне зимняя приходская церковь Покрова,
мала и убога. Освящена в 1702 году.

Церковь Преображения Господня летняя,
построена в 1692 году. Вид и внутреннее украшение довольно хорошо и прилично.

Церковь Жен Мироносиц кладбищенская
построена в 1780-м на иждивение бывшаго солепромышленника Суровцова. Подле оной есть каменная часовня, почти разрушившаяся, которая, как, по преданиям известно, построена 300 лет тому назад.

Монастыри

В Соликамском уезде было шесть Монастырей.

Пыскорский Преображенский
Богатейший между оными был Пыскорский Преображенский, считавшийся Ставроцигиальным втораго класса. Основателем онаго был известный Аника Федорович Строганов. Получа здесь обширныя земли в 1558, воздвигнул он Монастырь сей в 1560 году на правом берегу Камы при устье речки Пыскорки. В Архиве Истобенскаго Соликамскаго Монастыря хранятся все бумаги Пыскорскаго. Пользуясь дружеским разположением Почтеннаго настоятеля онаго, Игумена Иннокентия, получил я позволение, разобрать оныя и нашел данную на все земли от 1579 года, которую и прилагаю при конце сей книги с прочими любопытными старинными актами.

Строитель обители сей, постригся в последствии сам и именовался в монашестве Иоасафом. Пыскорский Монастырь имел сверх весьма богатой утвари и большаго пространства земель, 1000 душ крестьян и Дедюхинской солеваренной завод, вываривавший ежегодно 1, 200, 000 пудов соли.

Участь сего Монастыря являет нам, что превратностям судьбы подвергаются не одни только люди. Мы видели выше, что в 1560 поставлен он был при речке Пыскорке; но в 1570 переведен он на другую сторону Камы к речке Камкорке, в 1755 перенесли его к речке Лысве близь Камы же. 1775 перевели его в Соликамский заштатный Вознесенский Монастырь. 1781 по открытии Пермскаго Наместничества перевели Пыскорский Монастырь в город Пермь, под названием Пермскаго Преображенскаго. — В 1799 по учреждении Пермской Епархии обращен он в Архиерейской дом.

Верхъязвинской Богородицкой Успенской Монастырь
недалеко от бывшаго города Обвинска. Построен в 1686 году по случаю явленнаго образа Пресвятыя Богородицы земледельцу Иродиону Новикову. Монастырь сей имел 563 души крестьян, но при составлении Духовных штатов упразднен.

Соликамской Вознесенской,
построенной гораздо прежде описи Яхонтова [1], находился в городе при речке Усолке, перестроен в 1608 году; за оным было 645 душ крестьян. По штатам 1764 года Монастырь сей упразднен. В сей упраздненный Вознесенский Монастырь переведен в последствии Истобенской. — Время построения онаго неизвестно, а находился он при реке Вятке, в селе Истобенском. В 1725 году был он упразднен и переведен в Орловский Спаский. В 1727 учредили оный на прежнем месте. Монастырь сей имел 1120 душ крестьян. Теперь существует он под названием: Троицкий Истобенский Соликамский, и Считается в 5-м классе.

Шервинская Богородицкая мужеская пустынь
считалась Вятской Епархии в Соликамском уезде. Когда и кем была она построена неизвестно. Крестьян было при оной 770 душ, кои приложены фамилиею Строгановых. При составлении штатов пустынь сия упразднена. 

Соликамский Преображенский Девичий Монастырь
находился в самом городе. Когда построен, неизвестно; но при составлении штатов упразднен, и монахини переведены в Уфимский Девичий Монастырь.

Сылвенская Воздвиженская пустынь при Соликамской.
В 1763 году считалось за оной 645 душ крестьян. При составлении штатов пустынь сия упразднена.

[1] ↑ То есть, 1579 года.


 

ΙΙΙ. Жалованный Ковш.

В древния времена выбирали из лучших городов на Царскую службу в Приказщики, Головы, Ларешные и целовальники. В Соликамском Магистрате существуют поднесь дела, по коим видно, что здешние граждане бывали на службе в Кяхте, Якутске и проч: Поелику город сей почитался богатейшим, то и выбирали из онаго, более чем из других. Мне показывали серебряный ковш, жалованный за подобную службу со следующею надписью:

«Божиею милостию Великий Государь Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, Всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец.
В нынешнем 707 году Мая 21 дня пожаловали сим ковшом весом в два фунта Соликамскаго посадскаго человека Андреяна Жданова за многую в Государстве казне учиненную прибыль, что он будучи в Сибири в Якутском Таможенным и Кабацким Головою 6096 году Июня со 12 числа Ноября по 1 число 704 года, учинил против прошлых стольких же годов у вина и карт и у мены соболей 11, 721 рубль 2 алтына.»


 

IV. Соляные Промыслы.

Хотя солеварение истребилось в городе Соликамске, но взамен возникло оно с превосходством в уезде онаго. Изключа Калинниковых, о коих говорил я выше, надобно признать первым Солепромышленником известнаго Анику Строганова. Дальновидный и предприимчивый муж сей узнав, что в Прикамских странах разсолы гораздо богаче, нежели в Солевычегодске, где он имел промысел, начал ходатайствовать о пожаловании ему тех мест, коими потомки его ныне в Пермской Губернии владеют. Получа грамоты на большое пространство земель по Каме и Чусовой, начал он при оных вываривать соль, — В последствии завели потомки его солеварение в Орле, и когда варницы снесло необыкновенным разлитием Камы, то перенесли они промысел сей в называемое ныне Новое Усолье, где и продолжают оный с примерною деятельностию. — Чусовской соляной промысел, существовавший, слишком 200 лет, оставлен 177З года. Скудость разсолов, отдаление лесов и взятие значительнаго количества оных к казенному Серебрянскому заводу были сему причиною.

В доставшейся мне копии с Приговору Правительствующаго Сената, в поместной Приказ насланной, видно, что в 1711 году доставлено было со всех Соликамских промыслов соли в Нижний Новгород:

Именитым человеком Строгановым и вдовою Княгиней Бельскою 1, 227, 395 пуд
Пыскорским Монастырем 584, 238 пуд
Суровцовым 271, 378 пуд
Ростовщиковым 143, 334 пуд
Ксенофонтовым 42, 504 пуд
Итого 2, 268, 829 пуд

К чести Строгановой фамилии служит примерное их согласие с 1558 года до 1747, владеют оным шесть лиц и вываривают соли на 119 варницах следующее количество:

В варницах: 

Графини Софьи Володимировны Строгоновой 1, 162, 127 пуд
Барона Григорья Александровича Строгонова 1, 080, 000 пуд
Князей Голицыных 940, 347 пуд
Княгини Варвары Александровны Шаховской 755, 208 пуд
Дворянина Якима Лазарева 684, 414 пуд
Действительнаго Камергера Всеволода Андреевича Всеволожскаго 387, 009 пуд
Итого 5, 009, 105 пуд

 На отвоз сего количества соли реками Волгою и Камой до Нижняго Новгорода употребляется более 70 судов, от 20 до 32 сажен длиною. Для погрузки соли в суда, приходит в Новое Усолье из окрестных селений до 9000 душ поселян.

Жаль, что до сих пор не обратили внимания на усовершенствование выварки соли. Читатель верно удивится, что в 1718 году на выварку 5, 411, 419 пудов употреблено 213, 253 сажени заводских дров, т: е: 639, 759 сажен, так называемых однополейных квартирных дров. Чердынской уезд лишается ежегодно более миллиона деревьев, кои сожигаются в Новом Усолье. Какое бы множество поташу можно было наделать из сего количества золы? — Но и на сей предмет не обращал еще никто внимания. Изобилие лесов в Соликамском, Кай-Городском и Чердынском уездах виною сей безпечности. Гений изобретений вдыхают только нужды и недостатки.

Любопытно видеть, сколь большим количеством земель и душ владеют ныне Строгановы, включая в сие число Действительнаго Камергера Всеволода Андреевича Всеволожскаго, и Дворянина Якима Лазарева, кои приобрели имение сие от Строгановой же фамилии.

Графини Софьи Володимировны Строгановой 46, 516 душ
Князей Голицыных 15, 579 душ
Княгини Варвары Александровны Шаховской 15, 259 душ
Барона Григорья Александровича Строганова 11, 335 душ
Действительнаго Камергера Всеволода Андреевича Всеволожскаго 11, 170 душ
Дворянина Якима Лазарева 14, 000 душ
Итого 113, 859 душ

К сему надобно Присовокупить проданной Графом А: С: Строгановым купцу Лугинину Саткинской завод, при коем находилось крестьян 1, 829 душ, а всего 115, 688 душ.

Все означенное число душ находится в следующих уездах Пермской Губернии: Чердынском, Соликамском, Оханском, Пермском, Кунгурском и Екатеринбургском. Количество владеемых ими земель более 8. 000, 000 десятин.

Против Новаго Усолья находится казенной Дедюхинской завод, принадлежавший прежде Пыскорскому Монастырю. В 1817 году выварено на оном 1, 300, 000 пудов соли и заводских дров употреблено 53, 308 сажен.

В Соликамском уезде были еще два соляные промысла. Первой Ленвенской принадлежал гостям Шустову и Филатьеву и в 1697 году отдан Строгановым. Вторым Зырянским владели гости Никитниковы, и по особенным причинам приложили оной Новому Иерусалиму. Монастырь владел промыслом сим не долго и в 1652 году передал оный Казне. — Император Петр Ι уступил так же и сей промысел в 1718 году Строгановым.


 

V. Грамота Гостю Щепоткину.

Упомянутый мною Г. Ливонов доставил мне оригинальную, писанную с золотыми разводами на большом листе бумаги, покрытом желтою Китайскою голью, грамоту, которая обложена снизу белою парчею с цветами и сквозь оную продет серебряной шнур с кистями, посреди коего находится огромная печать на красном воске. Грамота сия служит пояснением и доказательством сказаннаго мною.

Текст грамоты 


 

VI. Указы Императрицы Анны Иоанновны.

В Архиве бывшей Соликамской Воеводской канцелярии, состоящей ныне при Уездном Суде, нашел я два Указа, собственною рукою Императрицы Анны подписанные. Полагая, что читателю любопытно будет знать толь необыкновенное ныне обстоятельство, и видеть содержание оных Указов, Помещаю их здесь в настоящем виде.

Указ в провинцию Соликамской Воеводе Овцыну с товарищами.

Указ к Соликамской в Воеводскую Канцелярию.


 

 VІІ. Грамота Царя Феодора Алексеевича.

Следующую здесь грамоту сочел я за нужное приложить к сему сочинению, дабы подать Читателям яснейшее понятие о отношении соляных промышленников к жителям города Соликамска и разных повинностях, кои они должны были нести наровне с первыми.

Текст грамоты


 

VІІІ. Шесть Грамот Императора Петра I.

Означенныя шесть Грамот Императора Петра I, получил я от Г. Рукавишникова; поелику же они служат к пояснению прежняго состояния города Соликамска, то и решился я поместить оныя здесь.

1 грамота 

2 грамота  

3 грамота 

4 грамота 

5 грамота 

6 грамота 


 

ΙX. Грамота О рудознатце Немчине Аристе Петцольте.

Следующая Грамота Царя Михаила Феодоровича заслуживает внимание по тому, что знакомит нас как с первым предприятием для отъискания в нынешней Пермской Губернии медных руд, так равно и с тогдашним образом межевания земель. Пыскорский завод есть первый в целой стране сей. Добытая на оном медь, побудила в последствии Строгановых и Демидовых обратить внимание на металлы, и послужила поводом к устроению того множества горных заводов, коими Пермская Губерния особенно пред прочими отличается.

Текст грамоты


 

X. Наказныя Памяти Гостиной сотни Ивану Онофриеву.

Следующия наказныя памяти прилагаю я здесь по тому, что они служат продолжением к вышеприведенной Грамоте, и подают идею о горном производстве в России.

Текст памяти

Память Ивану ж Онофриеву.


 

XI. Город Чердынь.

Когда и кем город сей построен, о том нет никаких достоверных сведений. Известно только по преданиям, что он стоит теперь на пятом месте; но по каким причинам происходили перемещения, того определить не возможно. Судя по письму Митрополита Симона от 22-го Августа 1, 501 года [1] и Писцовой книге Яхонтова, можно только заключить, что он едва ли не древнее Соликамска. [2]

Частые пожары, случавшиеся во всех древних городах, где домы строилися один вплоть подле другаго деревянные, истребляли мало по малу все старинные архивные документы. Пожар бывший в Чердыне в 1792 году продолжался с такою жестокостию, что едва двадцатая часть домов, и одна церьковь от онаго уцелели; он поглотил остатки старинных памятников. Как много получил я в Соликамске разных любопытных бумаг, так напротив ничего не мог отыскать в Чердыне. По преданию, между жителями сего города сохранившемуся, известно, что они полагают себя выходцами Новагорода, Некоторыя купеческия фамилии сохранили поднесь акты своего произхождения, доказывающие, что они Княжескаго рода; но по превратностям судьбы человеческой, отшед в сии удаленныя места, должны были переменить свои названия. Существующия здесь фамилии Валуевых, Оболенских, Булгаковых, Углицких, Одинцовых и пр. придают вышесказанному большую вероятность.

Что страна Пермская подвластна была Новугороду с данных времен, тому имеем мы ясныя доказательства. Нестор упоминает в Космографии своей о Перми. В двух Грамотах, данных Новогородцами Великому Князю Ярославу Ярославовичу Тверскому в 1263 году названа она Перемь. [3] В книге большаго чертежа, или первом топографическом описании России упоминается город старая Пермь, стоявший на правой стороне реки Вычегды, от устья оной во 140 верстах. В Усть-Сысольском уезде есть волость, именуемая малая Пермца, а в 100 верстах от Губернскаго города Перми есть село, обитаемое поднесь Пермяками, которое называется село Перемское. С котораго времени начали упоминать в Грамотах о Великой Перми, точно определить не можно; но кажется, что не ранее XVI века.

По найденной мною книге, в архиве бывшаго Пыскорскаго Монастыря, заключающей в себе все насланныя туда Грамоты с 1579 до 1680 года, заметил я, что когда Грамота относилася к Чердыню, то писали в Пермь Великую такому-то. Ежели же она посылалась в Соликамск, то упоминался только город сей. Но дабы уверить Читателей в справедливости моего заключения, прилагаю здесь заглавие с семи таковых Грамот:

  1. 1592 года от Царя и Великаго Князя Федора Иоанновича всея Руссии в Пермь Великую Салтану Чаплину.
  2. 1594 года от Царя и великаго Князя Федор Иоаннович всея Руссии в Пермь Великую в Чердынь Сарычу Шестакову.
  3. 1619 года от Царя и Великаго Князя Михайла Федоровича всея Руссии к Соликамской и в Орлов городок Воеводе Нашему Миките Федоровичу Глебову.
  4. Лета 7133 (1625) Декабря 1 бил челом Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея Руссии Орловскаго уезда Камы реки, что ниже Перми Великия.
  5. 1628 года от Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всея Руссии к Соликамской Воеводе Нашему Ивану Леонтьевичу Скобельцыну.
  6. 1679 года от Царя и Великаго Князя Федора Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя Руссии. Самодержца в Пермь Великую в Чердынь и к Соликамской Стольнику Нашему и Воеводе Дмитрею Никитичу Наумову.
  7. 1680 года от Царя и Великаго Князя Федора Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца в Пермь Великую в Чердынь и к Соликамской Окольничему Нашему и Воеводе Семену Тимофеевичу Кондыреву .

Содержание Грамот сих нелюбопытно. Они заключают в себе запрещение вступаться в Монастырские покосы, рыбныя ловли и проч.

Все почти Историки наши, сочинители Географических, словарей, и Чулков, в плодовитом описании своем о Российской Коммерции, утверждают единогласно, или лучше сказать, повторяют без всякаго изыскания, что нынешняя Пермь, есть Биармия древних. — В опровержение сего несправедливаго заключения помещу я здесь отрывок из сочиняемой мною истории Географических открытий Россиян:

Первые Историки всех народов почерпали свое родословие из самой глубокой древности, или, как почтенный Историк наш Василий Никитич Татищев говорит: боялись быть почтены незаконорожденными, ежели не выведут произхождения своего из второй книги Моисея. Уклонясь таковыми выводами от истинных пределов своей истории, должны они были отнести произшествия позднейших веков к тем же ранним временам.

Подобное сему случилось и с нами относительно открытия Ледовитаго моря; Большая часть историков наших ссылаясь на Полковника Стралемберга, Датскаго историка Саксона Грамматика, Исландскаго Снорро Стурлезона, [4] Славянскаго Мавро-Урбина и на неудобопонятныя места Византийских писателей, начали утверждать, что торговля процветала в России до времен Рюрика, и что Биармия, или по словам их Пермь, была средоточием оной. Бывший Секретарь Коммерц-Коллегии Михаил Чулков написал 21 том в лист о Российской коммерции, и в главе о древней торговле на Скифском океане (Ледовитом море) в заливе онаго на Белом или Мурманском море, говорит: [5]

«В заливе Севернаго океана, т. е. на Белом или Мурманском море, да и по самому Океану, производима была Славено - Руссами с Датчанами и другими Нордманцами, так же непосредственная торговля мехами и прочими товарами, как о том Стурлезон и Саксо Грамматик согласно пишут. Пермия или Биармия далече простиралась от Белаго моря вверх около Двины реки, где обитал народ Чудской сильной, купечествовал дорогими звериными кожами с Датчанами и другими Нордманцами. В Северную Двину реку входили с моря морскими судами, где летом бывало многолюдное и славное торжище, без сомнения, где стоит город Холмогоры, бывший столицею древней Биармии.

Из древняго города Чердыня, или стоявшаго от него в 25 верстах, на самом берегу реки Камы, города, котораго и ныне знатныя развалины еще видимы, где находят множество золотых и серебряных вещей, из древних купеческих городов Болгары и других, яко центра Европейской и Азиатской Торговли в Северной океан рекою Печерою, а в залив онаго или Белое море Двиною; так же и из Скифскаго или Мурманскаго моря в оные города ходили купеческие Караваны. А иногда Индейские и Персидские купцы из Каспийскаго моря реками Волгою, Камою, Печерою и Двиною в Северный океан, или по тогдашнему названию в Скифское море, для торговли с Швециею, Норвегиею и прочими Государствами приходили.»

Чулков, из слепой любви к Отечеству, полагал, что знаменитость его зависит единственно от древности торговых сношений, и для доказательства оных пожертвовал принятым на себя званием Историка.

Ежели бы сей сочинитель Российской коммерции не последовал ранним бытописателям, нашим, а решился бы излагать одну только истинну, то не ввел бы в заблуждение и последователей своих.

Знаменитый Ломоносов [6], сочиняя Российскую Историю, заимствовал материалы из упомянутых же писателей. Бывши уроженцем той части Архангелогородской Губернии, к которой относили торговлю с Индейцами и Персиянами, мог бы он легко отразить по местным изысканиям сии несправедливыя заключения. Почтенный Историограф наш Миллер уклонился, относительно к Голмгарду, столице Биармцев, Так же с истиннаго пути; но, может быть, претерпев гонение за Речь о произхождении Россиян, имел он на то свои причины. [7]. Плодовитый Эмин подтверждает так же в Истории своей, что в Холмогорах была славная ярмарка; но по крайней мере не упоминает он о Персах и Индиянах, а говорит, что имели торговлю с Датчанами [8]. Князь Михаил Щербатов, издавши Российскую Историю чрез три года после Эмина, умолчал об упомянутой коммерции. Ни в Предисловии, ни в Введении, ни в Разсмотрении, ни же в самой Истории, не упомянул он об ней.

Шлецер в І-м Отделении введения своего к Истории Руской Истории от 1790 до 1800 говорит; [9] «глупая сказка об Ост-Индийской торговле, производимой чрез Россию еще до Рюрика, от реки Гангеса до Белаго моря, принята была всеми Русскими за доказанную истину, и в 1800 Шторх украсил ее даже ученостию. »

Неоспоримо, что Персияне могли иметь обширную торговлю с народами, при берегах Камы и Волги жившими; можно даже полагать, что и сами они имели около мест сих какия-нибудь водворения. Имя города Сарапула есть название Индийское, а находящияся близ онаго и по разным местам рек оных развалины, делают предположение сие еще вероятнейшим [10]. Однакож, как народы сии не были Россияне, а Болгары или иныя племена, то и изыскания об оных не у места.

Кроме известной торговли Новгородцев с Немцами и разными городами, при Балтийском море лежавшими, встречаем мы первое и весьма слабое начало оной в 1230 году, во время царствования Великаго Князя Юрия Всеволодовича. В сие гибельное для России время был такой жестокой голод, сопровождаемый мором, что в Новгороде и Смоленске погибло множество народа [11]. Вероятно, обстоятельство сие причиною первой коммерческой связи с Болгарами, которые просили позволения иметь свободный торг в России, и заключа на 6 лет мирный и дружественный договор, прислали Великому Князю 30 стругов или барок с житом [12]; но торговля сия не могла долго продолжаться: ибо нашествие Батыево в 1237 году погрузило Россию в жалкое рабство. Около же сего времени, т: е: в 1232 году построен Немецкой Гостиной двор в Нове-городе [13].

Новгородцы, завладев Северными пределами Европы, или, как нас уверяют, Биармией, нашли в ней народов непросвещенных, которые, не имея даже постоянных жилищ, питались только ловлею зверей. — Ежели бы жители мест сих были действительно на такой степени просвещения, на какой нам их хотят представить; то памятники величества их достигли бы и до наших времен, подобно как в Италии, или как при берегах Волги и Камы открывают и до сих пор остатки прежних огромных зданий.

Во многих сочинениях мы находим пространныя описания о знаменитости города Чердыня; но мне кажется, что они почерпнуты из упомянутых же источников. Я имел случай быть троекратно в городе сем, собирал с особенным любопытством все старинныя предания; разрывал с жадностию те кучи земли, которыя, как мне сказывали, изображают древния укрепления, и заключил напоследок, что здесь не мог обитать народ просвещенный. Я ездил и к тому городу на Каме, в 25 верстах от Чердыни, о котором Чулков и Эмин повествуют, говоря о торговле; разрыл все место многими поперечными канавами и нашел только плитную печь, в коей плавили чугун [14]. Разрывши старинные города Урос и Искор, во многих летописцах упоминаемые, нашел я в первом только печи из глины битыя, во втором несколько железных вещей, медныя серги и серебряное кольцо.

Ежели бы жители великой Пермии были народ действительно просвещенный, имевший торги с Персиянами, подданными Великаго Могола и проч., то знаменитый Стефан, Епископ Пермский, проповедывая здесь веру Христианскую в XIV веке, нашел бы хотя малые остатки предполагаемаго их просвещения. Но мы видим, что он встречал повсюду народ дикий и необразованный [15].

В житии сего Епископа находятся между прочим разговоры его с разными жрецами, которые, превознося Богов своих, говорили ему: «Они дают нам ловлю, помогают убивать медведей и прочих свирепых зверей; за то мы им и приносим в жертву соболей, куниц, бобров и проч.» Следовательно народ сей занимался ловлею зверей и был очень далек от всякаго просвещения. Достойный Особеннаго уважения Олоф Далин говорить в своей Истории Шведскаго Государства, что Барганзон плавал около 1216 года в Биармландию или Пермию, где убит со всеми людьми. (Кто же доставил сие сведение?) В 1222 Скиольдербанд и Удвиг пошли с 4 судами в Биармию, достали там много выжженнаго серебра и мягкой рухляди; но корабль Удвига погиб, и он сам едва спасся. По том, говорит Далин, морехождение из Норвегии в Биармию пресеклось. Из толь неопределительнаго сведения можно ли сказать, где страна сия находилась? Основательнее всего положить, что она была при берегах Ледовитаго моря, как то читатель ниже увидит; но мы совершенно знаем, что там нет ни малейших признаков больших городов, или по крайней мере значительных развалин. Далин, ссылаясь на Торфея [16] и Петра Клавдия [17], говорит еще, что Александр Невский покорил Пермию или Биармландию и безпокоил в тоже время Норвежския границы, проходя к оным чрез финмаркен и Лапландию; Король же Норвежский принимал дружески бежавших Пермяков. Первое известие не подтверждается нашими летописцами, да и едва ли можно проходить с войском чрез Лапландию; из втораго можно заключить; что Биармия находилась на Западном берегу Белаго моря. Ежели бы она была около реки Печеры, или еще далее к востоку, то, кажется, нельзя бы Пермякам бежать под покровительство Норвежскаго Короля. Вот как неопределительны настоящия границы бывшей Биармии [18].

Чулков продолжает еще, что Византийские Историки называли ту часть Сарматии (по его ложному мнению, Лапландии), которая лежит к Северу, Белою Сарматиею, и что неподалеку от Океана лежал город Ункрад, которой имел Аристократический образ правления. Здесь разумеется город Холмогоры в которой приезжали корабли из Дании[19], нагруженные Британскими и Кельтскими товарами, говорит Чулков. В доказательство, что и у Датчан или Нордманцев не было в сие время так же торговли, можно привести отрывок из Робертсоновой Истории о Карле V. — На 405 стр. Ι-го Тома говорит он: [20] «Достоверный писатель XIII века, описывая торговлю Датчан, упоминает, что к распространению оной послужил чрезмеру обильной лов сельдей при берегах Швеции и Дании. Датчане, говорит писатель сей, переменили в сие время посконныя одежды свои на шелковыя и полотняныя. — От всех народов полилось к ним серебро и золото. » — Далее доказывает знаменитый Робертсон, что «до времен Эдуарда III. (т: е: до 1330 года) не было и в Англии никакой торговли, и что едва в начале XVI века начали Англичане возить на собственных кораблях произведения земли своей.» — Чего же можно ожидать тогда в России?

Удивляясь толь неосновательным заключениям, прошу читателя взглянуть на описание города Холмогор, составленное Архангелогородцем Васильем Крестининым. [21] В оном увидит он весьма ясно, что до XV века были все Северные жители Архангелогородской Губернии погружены в глубочайшем мраке невежества, и что город Холмогоры был не что иное, как Чудская деревня; в XVI веке и даже в XVII был весь край сей убого населен и не представлял ни малейших следов мнимой своей значительности.

В отношении к Пермии, остается мне еще прибавишь следующее; полагают, что Великою названа она по своей знаменитости; но едва ли сие заключение справедливо. Может быть хотели только сим прилагательным отличить ее от малой Пермцы, Зырянской волости, которая находится и ныне в Усть-Сысольском уезде. [22] В книге Большаго Чертежа, или в древнем топографическом описании России, находим мы еще Старую Пермь, которая стояла на правой стороне реки Вычегды, от Устья оной во 140 верстах.

Хотя Стралемберг, приводя во свидетельство разных Восточных Писателей, утверждает, что нынешняя Пермь есть точно та земля, которую описывают под именем Биармии; но справедливость сего заключения, подвержена большим сомнениям. Ни Грекам, ниже Римлянам не известны были Северные пределы Европы. Едва за 55 лет до Р. X. покорили Римляне Южную часть Англии и не простирали уже далее к Северу завоеваний своих.

В подтверждение к Сему можно еще привести слова Цицерона, ученейшаго мужа своего времени [23]: «Ты видишь Шар земной, в известных пределах ограниченный поясами, из коих два в большем друг от друга разстоянии суть Царство вечных холодов и мороза. » Следовательно ежели Цицерон, сей великий филосов, так изъяснялся о Севере, то верно не был он еще в те времена известен.

Мнение Плиния, [24] знаменитейшаго естествоиспытателя, таково же, как и Цицероново, хотя он и жил целым веком после. Плиний говорит: «земля разделяется на пять частей, из коих каждая называется поясом. Оба лежащие при противуположных полюсах находятся в величайшей стуже, в вечных морозах. В неблагословенных странах тех царствует вечный мрак, или мерцает слабый свет, отражаемый от окружных снегов.» Кажется два сии доказательства достаточны для убеждения, что пределы шара земнаго, за полярными кругами находящиеся, были тогда почитаемы необитаемыми.

К сильнейшему сомнению, что нынешняя Пермия не есть Биармия, побуждают еще более часто встречаемыя противоречия. В одном месте сказано, что главным городом Биармии были нынешние Холмогоры, в другом Чердынь. Далее видим мы, что и Корелия разумелась под именем Биармии, и что нынешней Вексгольм, быв столицею тех стран, также именовался Бярмы[25].

Многие думают утвердить существовании Биармии тем, что Греческой Автор Холкокондиль о ней писал, и известие Историка, жившаго в ХV веке, считают они за самое сильное доказательство. Теперь взглянем, что говорил Грек сей о Пермии. В известиях Византийских историков находим, в 3-м Томе на 145-й странице: «Пермяки жительство имели к Северу, в соседстве с Сарматами, коих языком они и говорили.» По сему остается нам только отъискать, где жили Сарматы, — и решить задачу сию. На следующей странице говорит Халкокондиль: «часть Сарматии, простирающаяся к Океану, смежна была с Пруссиею, Дакиею и Черным морем. Сарматской язык сходен был с языком Иллириян, обитавших при Ионийском морском заливе до Венецианской области.» Следовательно Пермяки говорили Славянским языком. — Жившие к Воспору (Босфору) Скифы чинили частые набеги на соседственныя земли, а именно: на Черкасию (Грузию), Минкрелию (Мингрелию) и на Сарматию. Слича сии известия о Перми, надобно заключить, что она находилась не у ледовитаго океана, а около Чернаго или Каспийскаго моря. Вот до какой степени заблуждались люди, чтоб поддержать мнение свое о Коммерции до времен Рюрика.

Единственный Шлецер, писав о Севере, говорит, в § 11 своего Введения: «Не искали бы на Балтийском и Ледовитом морях мест, рек и гор, которыя находятся в землях при Черном море лежащих.» Относительно к Пермии ссылается он только на одного Отара или Отера, называвшаго страну сию Beormas или Биармиею. В важных известиях Отера, продолжает он, описываются одни только берега, а не внутренность земель, т. е. Биармии.

Откуда взяли Россияне имена Пермь и Пермца которыя встречаем мы у Нестора и в Степенных книгах, неизвестно. — Природные жители нынешней Пермии (коих осталось уже весьма мало) сохранили до сих пор прежнее наречие свое. — Они именуют себя Коми, что на языке их значит рыбоеды; название же Биармцы им вовсе неизвестно.

К вышеприведенному надобно только присовокупить то, что Стефан Великопермский доходил только до устья реки Выма. — Ежели бы город Чердынь тогда существовал и был толь знаменит и многолюден, то не могло быть, чтоб Епископ сей онаго не посетил. — Усть-Вымск, было в последствии очень значительное место. — Стефаном Великопермским построено там несколько церквей, кои очень долго существовали. В собрании Государственных Грамот (II Том, стр. 88) есть Грамота Царя Феодора Ивановича 1586 года, по которой видно что Сибирскому Князю Лукую позволено было привозить ясак с его 6 городков в Вымь. Жаль, что место сие в последствии совершенно оставлено.

Город Чердынь в теперешнем положении своем должно почесть между лучшими в Пермской Губернии. Здешнее купечество производит значительную торговлю с Архангельскою Губернией. Ежегодно отправляется из Чердыни несколько судов за покупкою хлеба в Сарапул, или чистое поле, часть котораго отвозится в Пустоозерск и меняется на тамошния произведения. — Ежели Северо-Екатерининской канал приведется к окончанию, то водяное сообщение сие облегчит сношения с Архангельским Портом и усилит торговлю города Чердыни. Чулков говорит в своем описании Российской Коммерции, что в 1781 году было в Чердыни 362 купца, [26] ныне же состоит оных только 29, да мещан 988 душ. — В 1803
году считалось здесь купцов 162 человека.

[1] ↑ Князю Матвею Михайловичу Пермскому, и ко всем Пермичам, большим и меньшим людям, мужам и женам, юношам и младенцам.... А кумиром бы есте не служили, ни треб их не приимали, ни Воипелю болвану не молитеся по древнему обычаю, и всех Богу ненавидимых тризниц не творите идолом, ни женитб незаконных не чините, якоже слышу о вас, что поимаются в племени по ветхому по Татарскому обычаю: хто у вас умрет, и вторый его брат жену его поимает, и третей его брат также творить; а жены ваши ходят простовласы, непокровенными главами: ино то чините не по закону Христианскому. — История Карамзина Том VI, стран. 368.
[2] ↑ В писцовой книге сей сказано, что в 1576 году было в Чердыни 290 домов, и 67 лавок.
[3] ↑Древния Российския Вивлиофики Том I.
[4] ↑ Snorronis Sturlezonis. Histiriae regum septentrionalium. Saxonis Grammatici History Danicae. — Stralembergs Nord und Oestlicher theil von Europa und Asia.
[5] ↑ Чулкова описание Российской Коммерции Том Ι, стран. 95.
[6] ↑ Ломоносова История глава 6.
[7] ↑ Записки Миллера о начале Новгорода.
[8] ↑ История Федора Эмина, Том Ι, стр. 38.
[9] ↑ Перевод Языкова.
[10] ↑ См. Щекатова Географический словарь, Том 3, стр. 736.
[11] ↑ Новгородской Летописец, Москва, 1781.
[12] ↑ Чулкова Том I, стр. 145.
[13] ↑ Смотр. записки Миллера о начале Новгорода.
[14] ↑ Найденный мною шлаг показывает, что жители сего города были весьма неискусны: ибо он содержал еще двадцать процентов чугуна.
[15] ↑ Житие Стефана Епископа.
[16] ↑ Torfaei Thormodori antiques Norvegicae.
[17] ↑ Claudius Petri transactio Helsingborgensis.
[18] ↑ Олофа Далина Шведской Истории Том 2, стран. 269.
[19] ↑ В подлиннике стоит Дакии т: е: нынешней Валахии, Молдавии и Трансилвании; но видно, что сочинителю надобно было сделать ошибку сию для подкрепления своей Гипотезы. См: Шриттеров перевод Византийских историков.
[20] ↑ History of the reign of the Emperor Charles Ѵ.
[21] ↑ Начертание истории города Холмогор Василья Крестинина 1790-го, стран. 7.
[22] ↑ Щекатова Географический Словарь.
[23] ↑ Somnium Scipionis cap. 6.
[24] ↑ Plin. lib. cap 26.
[25] ↑ См. в Щекатовом словаре имена сии.
[26] ↑ Чулкова описание Российской Коммерции Том Ι, стр. 66.


 

 XII. Чердынския Церкви.

Церквей в городе Чердыни 7;

первая из них бывший Монастырь Иоанна Богослова.
Знаменитый Губернатор Сибири Кн: Матвей Петровичь Гагарин, известный по плачевной участи его и многим полезным для страны сей заведениям, воздвигнул помянутый храм. — Проезжая в 1705 году чрез Чердынь в Тобольск, обещал он, по неизвестным причинам, построить здесь церьковь. — В последствии присланы им были Шведские пленники, которые окончили здание в 1718 году. — Искуство Шведских мастеров, очень приметно в отношении к прочим зданиям; но плохая деревянная крыша доказывает, что она Руской работы. — При Монастыре сем было 65 душ крестьян, неизвестно кем приложенных. — По штатам оставлен он на своем содержании, а в последствии упразднен. — Внутренное украшение храма сего очень скудно. Наружный вид онаго очень хорош и отличается надписями следующаго содержания:
«Сию церьковь белил Потап Родионов Вилесов 1798 года в Июне месяце. — 112 года февраля 5 числа помре Василий Федоров Щеголев, в Офицерской службе был 33 года; а жития его 65 лет. — Погребен отсюда к Северу в 10½ саженях.» — Особеннаго замечания заслуживает большой образ Богоматери с серебряным окладом, на задней стороне котораго находится следующая надпись: «Лета 7096 (1588) Ноября в 23 день Стольника и Воеводы Федора Ивановича Дашкова, Княгиня его Евдокия Михайловна построила сей образ Пресвятыя Богородицы, Апостолу и Евангелисту Иоанну Богослову в казну» — Одна только церковь сия уцелела от большаго пожара, бывшаго в 1792 году.

Вторая, Св. Богоявления, построена в 1751 году. — В пожар 1792 года она вся выгорела; но в последствии возобновлена с пристойным благолепием.

Третия, во имя Воскресения Господня, соборная, построена неизвестно в котором году;
Однако ж видно, что она не древняя. Хотя во время помянутаго пожара она вся выгорела, но возобновлена с особенным вкусом и богатым украшением — Замечательно, что к сему содействовали только 160 домов не богатых прихожан. — В Храме сем есть весьма древний образ Николая Чудотворца, на котором, как по преданиям известно, была какая-то надпись. — Умный Чердынской Протоиерей вынимал оный при мне из Иконостаса, но мы даже не видели признаков каковой-либо надписи.

Четвертая, в десяти шагах от соборной стоит церковь Преображения Господня. В пожар 1792 года она вся выгорела и возобновлена очень скудно.

Пятая, в 50 шагах от последней во имя Успения Божией Матери; — По случаю сгорения всех бумаг, неизвестно, когда оная построена ; но видно, что здание не древнее. — Подле церкви сей есть каменная часовня, где ежегодно в 6 число Генваря совершается молебствие по убиенным. — На стене, висит железная доска, на коей означены имена убитых со следующею надписью:

«Сии страдальцы побиены быша от Нагайских Татар, на рати в Чердынском уезде в Кондратьевой Слободе над рекою Вишерою 7055 (1547) года Генваря 6 дня, числом их 85 человек.»

Шестая церковь во имя всех святых, построена недавно при кладбище купцом Углицким.

Седьмая 200 шагов ближе к реке от церкви успения Божией матери, строится новая купцом Валуевым, а подле оной находится им же построенная богадельня.

До штатов 1764 находился в городе Чердыни Успенский Девичий Монастырь; Троицкая, Плесенская пустыня при реке Каме, и при Чусовском озере. мужеская Чусовская пустыня, за коею было 232 души крестьян. Ульяновская Спасская пустынь, упраздненная до штатов 1764 года, построена Стефаном Великопермским, и находилась вверх по реке Вычегде в 165 верстах от Усть-Сысольска, т. е. в Перми Великой.

Здесь скажу я несколько слов о Пермской Губернии вообще. — В нынешнем положении находится она с 1781 года; а в 1767 разделялась на следующия части: Казанской Губернии в Кунгурской провинции находились города: Кунгур, Соликамск, Чердынь, новое Усолье, Орел городок и два Чусовские городка. — Оренбургской Губернии в Уфимской провинции считались, Красноуфимская крепость и пригородок Осса. В Исетской провинции Шадринской Дистрикт.
Сибирской Губернии к Тобольской провинции принадлежал город Верхотурье, Тагильская, Ирбитская и Ныцынская слободы.
Город Екатеринбург не входил в состав Губерний, а подчинялся со всеми казенными и частными заводами Правлению Сибирских и Казанских заводов, оному подведомы были следующия три дистрикта: Екатеринбургской, Катайской и Алапаевской.

Ныне состоит Пермская Губерния из из 12 городов. и трех заштатных, в 1797 году уничтоженных. Пермь [1], Чердынь, Соликамск, Осса, Оханск, Кунгур, Красноуфимск и заштатной Обва находятся в Европе, или по сю сторону Уральскаго хребта. Екатеринбург, Ирбит, Верхотурье, Шадринск, Камышлов и заштатные Алапаевск и Долматов в Азии, или по ту сторону Уральскаго хребта.

После Соликамска и Чердыни древнее прочих Оса и Верхотурье. Я ездил нарочно в первой, дабы отъискать любопытную грамоту Царя Феодора Иоанновича от 1596 года на построение онаго в Новоникольской слободе, но не успел в предприятии моем. Щекотов упоминает о сей грамоте в Географическом словаре своем, и говорит, что кроме жителей, перемещенных туда из разных городов, определено еще было 9 человек Ярыжных, для посылки за Государевыми
делами. — Город Верхотурье построен в 1600 году, и чрез оной ездили обыкновенно в Сибирь, по чему и была там таможня для сбора пошлин. — Первая супруга Императора Петра I Евдокия Феодоровна была дочь Верхотурскаго Воеводы Феодора Авраамовича Лопухина [2], правившаго должность сию в 1680 и 1681 годах [3]. Николаевской Монастырь построен в 1612 году Игуменом Ионою.

Все народонаселение Пермской Губернии состоит из следующаго числа душ:

Купцов 439
Мещан 10, 655
Государственных крестьян приписных к заводам 190, 227
Таковых же неприписных 53, 172
Удельных крестьян 8, 684
Экономических крестьян 28, 152
Свободных хлебопашцев 79
Государственных Мастеровых 18, 348
Непременных заводских работников 11, 604
Ямщиков 3, 704
Пахотных солдат 384
Помещичьих крестьян 123, 438
Дворовых людей 881
При частных заводах казенных мастеровых 7, 289
При частных заводах Непременных работников 6, 586
Заводских людей при частных заводах 44, 629
Боярских детей 71
Казаков 1, 040
Татар 6, 065
Черемис 1, 621
Вогулов 394
Тептерей и бобылей 2, 435
Башкирцов 15, 708
Новокрещеных Калмыков и Каракалпаков 263
Посельщиков 493
Приказно-служителей 1, 008
Священно и Церковно-служителей 4, 066
Монашествующих 35
Отставных военно-служителей и детей их 537
Богадельщиков 50

В целой Российской Империи нет толь богатой Губернии, как Пермская. Кроме денежнаго дохода доставляет она 5 милл: пудов железа в разных изделиях, 6 миллионов пудов соли, 70 тысяч пудов меди, 2½ миллиона медной монеты и 15 пудов золота. Соображая расходы, потребные на содержание разных заводов и полагая в умеренную цену все вышеприведенное, можно сказать безошибочно, что чистой доход простирается до 33 миллионов рублей.

Всей земли считается в Пермской Губернии 30, 609, 230 десятин; из сего числа принадлежит Казне 21, 253, 986, да помещикам 9, 355, 244.

Губернский город Пермь имеет очень большое преимущество пред прочими городами в том, что быв расположен на отлогой равнине, доставляет свободный скат воде. После трехдневнаго проливнаго дождя бывают улицы сухи по тому, что грязь не имеет времени образоваться. На самой большой площади построен бывшим Губернатором Модерахом гостиной каменной двор, о 60 лавках. Вокруг половины-, города сделал он вал, который быв окружен в 4 ряда березками, доставляет весьма удобное место для гулянья.

Нынешний Губернатор А: К: Криденер способствовал также весьма много к устройству и экономическим выгодам Перми. Многия улицы, которыя от стоку воды размывало, приказал он укрепить, поднять, и проведя по обоим сторонам канавы, сохранил их от ежегоднаго повреждения. При Московском выезде построен им огромный Госпиталь, который доставляя красоту городу, делает тем большую честь строителю своему, что он воздвиг его с весьма малыми пособиями от казны.

В некоторых летописцах упоминается, что Пермь имела собственных Князей. Мне показывали записку, найденную в Чердынском Архиве, в коей означены были следующие Князья, не упоминая, долго ли, и в какие годы владели они сею страною:

1. Князь Михаил Пермский, убит Вогуличами.

2. Кн: Владимир Пермский.

3. Кн: Иоанн Пермский, убит Вогуличами.

4, 5, 6. Вымские Князья Ермолай, Василий, Феодор.

7, 8. Кн: Пермские Дмитрий и Константин.

9. Кн: Великопермский Андрей.

10. Кн: Пермский Матвей.

11. Кн: Анна Великопермская.

12. Кн: Ксения Великопермская.

13. Кн: Анастасия Великопермская.

Ежели принять, что помянутый здесь 10-й Кн: Матвей есть тот, к коему относится писмо Митрополита Симона, и почесть его сыном перваго Князя Михаила; то легко определить, в какое они время здесь жили. Однако же и в прошивном случае можно сказать решительно, что это было не прежде посещения мест сих Стефаном Великопермским, т: е: около 1380 года.

Помянутые здесь Кн: Вымские владели вероятно в Усть-Вымске, постоянном жилище Епископа Стефана. В книге большаго Чертежа назван Усть-Вымск старою Пермью, и следовательно должен он быть древнее Чердыни или Великой Пермии. Нельзя не пожалеть, что знаменитый Историограф наш Миллер обратил такое слабое внимание на Чердынь, что даже сам туда не ездил, а выписывал в Соликамск бумаги тамошняго Архива.

[1] ↑В Губернском городе Перми считается всех жителей до 7000. Домов находится каменных 28 и деревянных 912.
[2] ↑ Смотри при конце сей книги грамоту Сибирскаго Митрополита Павла.
[3] ↑ Краткое показание о бывших в Сибири Воеводах, писанное при Архиерейском доме в Тобольске и печатанное там в 1792 году в Типографии Корнильева.


 

XIII. Бондюжская Волость.

Граф Николай Петрович Румянцов, получа сведение, что Чердынскаго уезда в Бондюжской волости находится в приходской церкви старинный образ с Зырянскою надписью, просил меня достать с оной копию.

Желая осмотреть сию любопытную древность, решился я ехать туда сам.

Прибыв в Бондюжскую волость, послал я тотчас за Священником, дабы спросить его, где находится помянутый образ. — Священник объявил мне, что он стоял в здешней церкви, но в пожар 1807 года сгорел вместе с оною, — Сожалея о изтреблении сего толь важнаго Историческаго памятника, старался я узнавать, не осталось ли у кого копии с надписи; но все изыскания мои были тщетны. Зная, что здесь находится крест, поставленный учениками Стефана Великопермскаго, пошел я осмотреть оный, в надежде почерпнуть какое-нибудь древнее сведение. Умный Священник доставил мне об оном следующее известие: Крест сей, говорил он, как по преданию известно, поставлен учениками Стефана Великопермскаго, семидесяти-летними стариками, в то время, когда здесь не было еще селения. Имена их Герасим, Иона и Питерим; — все ли они были здесь в одно время, неизвестно. — Отошед шагов 5о-т от жилища моего, усмотрел я на самом берегу Камы маленькую часовню, которая, как приметно, была построена около толстаго пня, волнами омываемаго. — Взошед в оную, открылся глазам моим пень с поперечною лесиною, на коей вырезана церковными буквами следующая надпись: Иисус Христос. Лета 7127 (1619) Мая 6 дня поставлен крест сей при благоверном Великом Князе Михаиле Феодоровиче Всея России и при Великом Господине Вологодском Архиепископе Макарии. — Прочтя надпись сию, согласится со мною и читатель, что предание не основательно. — Стефан Великопермский окончил жизнь свою в 1396; то не уже ли ученики его могли жить два столетия? Справедливее назвать их последователями Стефанова учения.

Бондюжская волость, на правом берегу Камы лежащая, есть беднейшая из всего уезда. — Песчаныя долины и глинистые луга не вознаграждают трудов поселянина. Одна только Кама питает их своею рыбою и доставляет способы плавить лес на продажу в соляные промыслы; но работа сия так изнурительна и невыгодна, что крестьяне, занимающиеся оною, приходят год от года в скуднейшее положение. — Ежели Северо-Екатерининской канал приведется к окончанию, то волость сия будет пристанью всех в Двину идущих судов. — успешное окончание сего водянаго сообщения доставит и прочим поселянам Чердынскаго уезда немалыя выгоды.

Чтоб дать читателю понятие об оном, изложу я в кратких словах обстоятельное известие о промышленности сей. — В исходе Сентября, когда наступает время платить подати за вторую половину, разъезжаются поверенные всех помянутых 6-ти владельцев соляных промыслов по деревням Чердынскаго уезда, и предлагают неимущим деньги. Крайность и Требование Земской Полиции на немедленной взнос податей заставляют сих жалких бедняков задолжаться и делать условия на поставку известнаго количества дров в соляные промысла, взявший таковым образом деньги должен непременно отправиться в Ноябре месяце в лес и начать готовить дрова. — Вырубя возможное количество, делает он сруб, обвязывает или скрепляет оный лыками и ветьвями и дожидается разлития вод, которое подняв утлое здание его, несет вниз по водам до самаго Усолья. — Здесь приступает он к сдаче дров и должен выкладывать в поленницу сажень в вышину и длину не 7, а ровно 8 футов, т: е: вместо 49 квадратных футов, 64. — И так ежели он выехал из своего места с плотами, в коих было 1оо саж. дров, то получит только плату за 70, а редко за 80 сажен. — Надобно заметить, что помянутыя 100 сажен составят почти 300 саж: обыкновенных квартирных дров, за которыя полагая 2 руб. за сажень, следовало бы ему получить 600 рублей. — Бедной же крестьянин Чердынскаго уезда получит за оныя только 120 или много 180 рублей.

В картине сей упомянул я только счастливое прибытие крестьянина с дровами его в Усолье; но какими красками изображу я то жалостное положение, когда он, проведя целую зиму в лесу, уповает, с разлитием вод, вознаградить те тягостные и изнурительные труды, от которых весь физической состав корпуса его, пришед в изнурение, являет в нем более полумертваго, чем живаго человека? Какими цветами изображу я те черты лица его, когда он увидит, что все здание его, стоившее ему толиких трудов, сокрушается о каменистой мыс, или песчаную отмель? — При таковом несчастном случае лишается он не токмо плода трудов своих, но остается в долгу и без видов, чем пропитать себя всю зиму. — Говоря безпристрастно, надобно присовокупить, что от подобных случаев лишаются и владельцы соляных промыслов значительных сумм.


 

 XIV. Пянтежская Волость.

Начитавшись у Ломоносова и Чулкова о древней знаменитости Биармии и города Чердыня при Каме лежавшаго, пожелал я осмотреть место сие. — По изысканиям и разспросам узнал я, что знаменитое селение сие, к которому даже и прочие Историки наши относят торговлю с Персиянами и Индейцами, — находится в трех верстах от Пянтежской волости. Прибыв в оную, нашел я скоро старика, согласившагося быть моим путеводителем; а по сему приглася с собою человек 30 поселян, отправился вместе с ними к развалинам древней Биармии. — Прошед версты 3 по узенькой тропинке, в густом лесу проложенной, вышли мы к небольшому озерку; с Камой соединяющемуся. — В правой руке открылся нам крутой пригорок, коего местоположение походило на те возвышения, на коих строились Баронские замки и укрепления непросвещенных народов. Вот, сказал мне проводник, указывая на гору, и Чудское городище.

Усмотря, что, все место сие заросло мелким лесом, приказал я срубить оный. Когда всю гору от онаго очистили, то пошли мы осматривать местоположение и открыли только одно малое возвышение. — Мечтая о магазейнах Персиян и Индейцов, оставил я оное без внимания и искал развалин; но не находя ничего сему подобнаго, решился искать древностей в земле. — Разчертя всю ровнину горы несколькими поперечными и продольными канавами, ободрил я сопутников моих водкою и приказал разрывать оныя. — Прорыв четыре канавы, нашли мы только несколько кусков шлагу и угольев. По совету сопутников, обратился я со всеми к помянутому возвышению, которое разрыв двумя поперечными канавами, нашел сложенную из плиты печь и кучу шлагу — Не находя здесь ничего любопытнаго, спустились мы к озерку, и начали разрывать малое возвышение, казавшееся битою из глины печью. — Проливной дождь и холод заставили нас прекратить работу; привезенной мною шлаг открыл, что здешние жители не весьма искусны были в выделывании железа; он содержал в себе еще 20 процентов чугуна. — Вот в чем состояли редкости того места, к коему относят торговлю с Персиянами и Индейцами.


 

ХV. Деревня Урол.

Возвращаясь из Пянтежской волости в Чердынь, остановился я в деревне Уроле. — Согласное повторение всеми летописцами, что воевода Нелидов овладел 1472 года Уросом, подало мне мысль, что деревня сия не есть ли то самое место. — Начав распрашивать о сем 80-летняго хозяина моего, узнал я от него, что помянутое место находится в 5 верстах отсюда, к коему он и обещал проводить меня. По преданиям, продолжал старик, известно, что место сие было совершенно истреблено лет 350 тому назад; но как я слышал, то приходили в оное не Русские, а Татара. Дедушка сказывал, что Татара взяв сию деревню расположились ночевать в большом овине. — Уросцы приметя сие, зажгли оный со всех сторон, и неверные сгорели; но один из них убежав каким-то образом в Чердынь, дал о сем знать, и Татара пришед оттуда в большой силе, предали всех жителей смерти, а домы их огню. — В последствии поставлена на том месте часовня и в Ильин день совершают молебствие о убиенных. — Мы называем место сие не Уросом, а Уролом. — Здесь замечу я, что все Чердынцы употребляют вместо слов: противиться, не слушаться, упрямиться, он уросит, не урось.

Хотя по собранным мною в последствии сведениям и узнал я, что Нагайские Татара нападали очень часто на Соликамск, и приходили раза два в Чердынь; но соображая слова стариковы с летописцами, думаю, что предки его ошиблись и приняли Руских за Татар. Чердынцам немудрено было ошибиться, ибо они удалясь из России до нашествия Батыева, сохранили прежние нравы и обычаи, а соплеменники их, пробыв 200 лет под игом Татар, приняли многие обычаи их и носили даже аракчины, или маленькия шапочки. — В Архивном летописце сказано: «Июня 26 6980/1472 прииде весть к Великому Князю, что Воевода его землю Пермскую взял, а пришел на усть Черныя реки на Фоминой неделе в четверток, а оттуда поиде на плотех и с коньми на верхную землю к городку Искору, а Гаврилу Нелидова отпустил на нижную землю на Урос на Чердыню да на Почьку на Князя Михайла … поимал же иные городки и пожег.»

Приглася с собою несколько поселян, отправился я посмотреть древний Урос, соделавшийся жертвою своих одноплеменников. — Прошед 3 версты, увидели мы за малою изсякшею речкою очень приятную долину, окруженную возвышенностями. — По средине оной стояла пустая часовня, а в прямой линии во всем пространстве приметно было 17 возвышений. Мы сочли оныя сначала домами, но разрыв несколько, увидели, что это битыя из глины печи. — Всю ровнину сию прошли мы продольными и поперечными канавами, и не нашли ни одной замечания заслуживающей вещи. — Глина, уголь и горшечные черепья, заключили все открытие наше.


 

XVI. Стан Искор.

Крестьяне Искорской сотни, имея разныя дела по Пермской Казенной Палате, приходили ко мне несколько раз ходатайствовать по оным. Зная, что в числе взятых Воеводою Князем Федором Пестрым в 1472 году заключался и Искор, распрашивал я их с подробностию, где находилось место сие, и известно ли им вышеприведенное обстоятельство. Крестьяне ответствовали мне, что по преданию носится у них слух сей, и что бывший Искор находится от них в пяти верстах, где ежегодно Маия 10 совершают молебствие по убиенным. На вопрос, не разрывал ли кто место сие? ответствовали они: на нашей памяти сего никто не делал, а прежде, слышали мы, нахаживали там разныя вещи и даже серебряныя.

Не алчность к металлу, но истинная любовь к отечественным древностям, поселила во мне желание осмотреть место сие. — Более же всего влекло меня к Искору имя его. Известно, что прежняя столица Кучума - Хана называлась Искером.[1] Из сходства имен сих выводил я разныя заключения, [2] и восхищенный новым открытием сим, отправился 4 Июня 1819 года третий раз в Чердынския страны. — Для компании пригласил я с собою Г. старшаго учителя Пермской Гимназии В. С. Ознобишина. Необыкновенное разлитие вод замедлило путь наш, и мы едва в пятой день могли добраться до Искора в маленькой повозке, оставя коляску свою в Чердыни.

Здесь нашли мы приготовленный дом, и добродушные Чердынцы встретили нас не доезжая за версту от Искора. — Отдохнув после изнурительнаго пути сего, решились мы прежде осмотреть место, а по том сочинить план, как разрывать древний Искор. — Проехав 4 версты по большой дороге от жилища нашего, усмотрели мы обширной луг, а за оным довольно высокую гору. Сопутники наши, указывая на гору, говорили: Вот и городище. — Ни один из замков Г-жи Радклиф не имеет такого выгоднаго местоположения, как древний Искор. С трех сторон окружается он высокими неприступными утесами, а с четвертой находится очень ровная покатая плоскость. Вершина сей горы имеет площадь в 2, 000 квадратных сажен, на коей, как приметно, разположены были домы здешних жителей. В левой стороне сей площади находится малая часовня. — 105-летний старик Максим Денисов Пономарев, о коем я буду говорить ниже сего, сказывал мне, что Искорских жителей осаждали с упомянутой плоскости, и поелику они защищаясь, спускали на осаждавших бревны и большия каменья, то последние так ожесточились, что взяв городок сей, изтребили оный совершенно. — Пономарев не согласился со мною, что нападавшие были Россияне; нет, батюшка, отвечал он мне, то были ровно Татара. Открыв выше заблуждение Чердынцов, в деревне Уроле, не считаю за нужное опровергать оное еще раз. Вышеприведенная выписка из летописца, и согласное повторение сего произшествия во всех прочих, утвердят читателя в одинаковом со мною мнении, что Чердынцы приняли Россиян за Татар.

Дабы сократить повествование о трудах наших, скажу одним словом, что в течении пяти дней разрыли мы вершину горы 28 поперечными и столько же продольными канавами. — Отрыли мы следующия только вещи: Серебряное кольцо, коего металл оказался без всякой лигатуры. Два замка весьма узорочной работы, открывающие, что здешние жители весьма искусны были в слесарном деле. Ключ очень высокой отделки, с золотою насечкою. Бердыш искусно откованный с наваркою из уклада. Сошник, хотя очень грубой работы, но так же с наваркою. Два ножа, копьецо и несколько кусков железа и укладу. Уклад Искорской признали здесь за очень добротную сталь. Сверх сего находили мы во многих местах битыя из глины печи, и такое множество шлагу, что надобно думать, будто бы в Искоре жили только кузнецы.

Месяцов чрез 5 по выезде моем из Искора, привез мне волостной староста еще один оральник, 4 замка и медныя серьги. Вещи сии, говорил он, вырыли наши ребята в твоих канавках. Весьма бы любопытно знать, почему находят здесь такое множество замков. — Там, где замки были в большем употреблении, должны так же находиться вещи, стоившия быть замкнутыми; но ничего значительнаго не отъискано. — Ежели бы какой собиратель древностей, имея много свободнаго времени, и хотя умеренное количество денег, вздумал посвятить одно лето на разрытие Искора, то труды его верно не остались бы без награды. Я употребил несколько дней на отыскивание кладбища, но не мог никак добраться до онаго.

Сей же путешественник мог бы так же заняться Пермским языком, заслуживающим особенное внимание. — Один из приятелей моих, упражнявшийся в оном несколько времени, уверял меня, что народы, наводнившие Римскую Империю, были одноплеменны нынешним Пермякам. Он замечал также, что начиная от Невы, многия реки, особенно в Северных Губерниях, имеют окончание на ва, слово Пермятское, означающее воду. Слово сакса, коим Чухны называют господ своих, производил он также из сего наречия, и делал еще много подобных и весьма любопытных замечаний. Кроме того, что большая часть рек, протекающих в Чердынском Уезде, оканчиваются на ва, как на прим: Колва, Косьва, Яйва, Нейва, Обва, Лысва и проч. заметил я еще, что весьма многия селения иметь однозвучныя наименования: Вильгор, Камгор, Пыжгор, Чужгор, Искор, Майкор, Пыскор, Рядикор, Губдор, Янидор и проч.

[1] ↑ Фишерова Сибирская История, стран. 2.
[2] ↑ Замечательно, что и столица Древлян, при Коей Ольга с ними сражалась, именовалась так же Искор-ест. См. Нестор. летопись. Не означало ли имя сие в общем смысле главный город?


 

XVΙΙ. Ныробская Волость.

Посещавши здешнее любопытное место Троекратно в 1815, 18 и 19 годах, собрал я об оном очень подробныя историческия сведения. Виновником первой поездки моей в Ныробскую волость был 100-летний крестьянин Максиме Денисов Пономарев. Древний Чердынец сей, приходя несколько раз в Пермь ходатайствовать по делам своей волости, навещал меня каждой раз, и разсказами о несчастном Боярине Михаиле Никитиче Романове, явленном Образе и Девьей пещере, родил во мне желание осмотреть, все Собственными глазами.

Прибыв в Ныроб, остановился я в доме его и пошел вместе с ним осматривать пещеру, в коей кончил жизнь свою злополучной М. Н. Романов. Сопровождая меня, доставил мне Максим следующее сведение: Михайла Никитича привезли сюда зимою в 1601 году, при нем находился некто Роман Тютин [1] и 6 человек сторожей, кои принялись немедленно выкапывать для него яму. — Пока они трудились над делом сим, то М. Н-ча, стоявшаго подле саней, завалило снегом. Утесненный оным, схватил он обеими руками сани, и отбросил оныя шагов на десять в сторону. Толь необыкновенная сила, продолжал Максим, удивила Ныробцов; сани были так тяжелы, что едва пять человек могли оныя тронуть с места. Дорывши землянку, посадили в оную М. Н., оставя только малое отверзтие для света, а стражи расположились в ближнем домике. — Чрез несколько времени, когда морозы очень усилились, сделали в землянке маленькую печь.

В сем положении сидел всю зиму несчастный Боярин. С наступлением весны Ныробцы узнав, что ему не дают ничего более, кроме хлеба и воды научили детей своих носить к нему в дудочках квас, масло и подобныя вещи. Дети, как будто-бы играя около землянки, спускали в оную дудочки свои и питали подобным образом заточеннаго Михаила Никитича. В один несчастный день Роман Тютин прохаживаясь по лугу, заметил, что дети спустили что-то в подземелье; он схватил их, начал пытать и изведал, что они по приказу отцов своих носят пищу Боярину. Злобный исполнитель Годуновой мести схватил немедленно 6 сопричастных Ныробцов и отослал их в Москву, за крепким караулом. В царствование В: И: Шуйскаго возвратились в Ныроб только два человека из сих страдальцов и разсказывали, что остальные 4 товарища их померли от жестоких пыток и изнурительнаго содержания в тюрьме.

Михаил Никитич просидев только год в подземелье, окончил дни свои. Максим разсказывал мне, что у них носился слух, будто бы его уморили с голоду; ибо буйная стража его, привыкшая к табаку и вину, не имея здесь онаго, безпрестанно роптала, и ожидая с нетерпеливостию кончину его, едва ли не споспешествовала оной. Миллер говорит так же в своих Исторических отрывках [2]: «Михаил Никитич Романов сослан в Пермь в деревню Нырпу, семь верст от города Чердыня, содержался в темнице, но вскоре потом удавлен.» — Ежели бы последнее было справедливо, то память о сем могла легко сохраниться в Ныробе.

Бывши сам несколько раз в помянутом подземелье, думаю, что М: Н: умер не насильственною смертию, а еще удивляюсь, как мог он прожить год в такой тесной и сырой яме. Максим Пономарев, ходячий памятник всех Ныробских произшествий, разсказывал, что М; Н; Романов был большаго роста, весьма плотен телом, и имел необыкновенную силу. Последнему можно легко поверить; ибо бывшия на нем железа хранятся поднесь в церкви, и удивляют тяжестию своею каждаго путешественника.

Плечныя железа, или так называемый стул весом 39 фунт
Ручныя железа 12 фунт
Кандалы или нижния железа 19 фунт
Замок 10 фунт
Итого 2 пуда

В 1607 году увезли тело Михаила Никитича в Москву, и положили у Спаса на Новом. Лет чрез семь после сего произшествия явилась в версте от деревни Ныроба, имевшей тогда только 5 дворов, Икона Николая Чудотворца. Купцы, ехавшие с известнаго Бухонина волока, увидя оную, объявили о сем в Чердыни, жители коего увезли образ сей к себе в, город; но на другое утро очутилась Икона на прежнем месте. Дважды покушались еще подобным образом уносить оную; но усмотря, что труды их тщетны, оставили Икону на прежнем месте и построили там маленькую часовню, которая и поднесь еще видна. Когда известие о происшествии сем достигло до Царя Михаила Феодоровича, то он приказал построить в Ныробе на казенное иждивение Церковь, прислал сам сосуды и ризы и определя к оной двух Священников, назначил им 20 руб. в год руги, которую они и поднесь получают.

Чтя память дяди своего, не позабыл Михаил Феодорович и верных Ныробцов; за услуги Михаилу Никитичу, пожаловал он их Обельною Грамотою, в силу которой избавлялись они от всех повинностей. Максим разсказывал мне, что они наслаждались правом сим до первой народной переписи (1720); но с сего времени платят подушныя и несут равныя повинности с прочими Государственными поселянами. Я прилагал всемерное старание получить копию с грамоты сей, которую, как слышно, имели многие Чердынские купцы; но труды мои были тщетны. Бывший в Чердыни пожар в 1792 году, истребивший почти все домы и 6 церквей, поглотил так же любопытный Архив и все древния бумаги. Я однако же думаю, что копию с сей любопытной Грамоты можно будет отъискать в Московском Архиве; ибо известно, что Историограф Миллер, живши в 1745 году в Соликамске, снял копию со всех любопытных бумаг Чердынскаго Архива, который к нему нарочно туда привозили.

К вышеупомянутой Иконе Николая Чудотворца стекается ежегодно до 500 человек, около великаго поста, на поклонение. — При церкви хранится книга, в которую вписывают имена сделавших какие-либо вклады, и из оной усмотрел я, что сюда приезжают жители разных даже отдаленных Губерний. В церковном Архиве есть еще очень любопытная книга, под названием: Синодик. Она писана Полууставом с разными живописными изображениями, трудов какого-то Священника Якова Васнецова. На заглавном листе находятся следующие Стихи и приписка:

«Иже хощет си душу пользовати добре,
Да течет в Храм Божий в скорости и бодре.
В животныя книги имена вписати,
А правящим по них мзду по силе давати.
Избавление бо мужу свое си богатство,
Когда употребится вообще братство.

Преписав с ветхаго на новый Синодик, тоя церкви (Ник: Чудот: ) Иерей Захарий Анкудинов во общую пользу 1770 года, за неискуство и проступки прошу прощения, до лица земли челом бия.»

Слепой причетник Николаевской церкви, Никон Аникин Пономарев, доставил мне сведение о Ныробских церквах, которое должно быть любопытно для тех, кои посетят, или посещали здешнее место. — Первая церковь во имя Николая Чудотворца, построенная иждивением Царя Михаила Феодоровича, стояла очень не долго, пожар истребил оную. После сего подверглись равной участи в течении 40 лет еще три деревянныя же церкви, во имя сего же Чудотворца строенныя. Толь частые пожары церквей во имя одного святаго, побудили духовенство и жителей малой деревни сей, воздвигнуть новый храм во имя Алексея человека Божия. Церковь сия подверглась равному с прежними жребию. Едва только кончили обряд освящения, и Священники находились еще за обедом, как вдруг объял оную пламень и изтребил до основания. Замечательно, что при всех пожарах сих уцелела Чудотворная Икона. Повествователь не мог мне объяснить, от чего случались толь частые пожары.

Нынешняя каменная церковь во имя Николая Чудотворца, построена в 1705 году. Хотя она никогда и не подвергалась пожарам; но не известно, чрез сколько лет по построении оной, ударила молния в купол и вышибла глаз написанному там сатане. Повреждение поправили немедленно; но лет чрез пять ударила молния в то же самое место, которое так же зачинили. В 1792 году был опять подобный удар, и тогда по приказанию приезжаго в Ныроб Пермскаго Архиерея Иоанна, не поправляли уже сбитое место. в 1814 году ударила опять молния и оставила знак вершка на два выше прежняго. — В селе Ныробе есть еще другая церковь Богоявления Господня, построенная в 1741 году. В 1815 году отбила молния у общей обеих церквей колокольни один угол.

Теперь скажу я несколько слов о старом сопутнике моем М. Д. Пономареве. Примерный умный и грамотный старик сей заслуживает того, чтоб оставить о нем память потомству. Находясь безотлучно при мне целыя три недели, занимал он меня своими разсказами, и ежели чего сам точно не знал, то находил людей, кои могли объяснять мне нужное. Хотя я многократно спрашивал у него: сколько ему лет; но он отвечал мне всегда: не знаю точно сколько, а думаю более ста. Разговаривая с ним однажды, спросил я у него: ты мне сказывал Максим, что отец твой был Священник, почему же ты попал в крестьяне? Потому, отвечал он: в старыя времена ставили в Священники грамотных крестьян, остальныя из зависти к таковому повышению отнимали у них тотчас все пашни и луга. Отец мой опасаясь, чтоб и с ним сего не учинили, написал меня в первую перепись крестьянином. Сколько было тебе тогда лет? пять, отвечал он. Вот теперь, сказал я ему, знаю твои лета, первая ревизия была 1720 года, следовательно тебе 105 лет. Но почему же ты сам сбился в летах своих? Этому немудрено было случиться, возразил он; когда мне было 16 лет, то прибавляли мне годы для того, чтоб сдать в рекруты, а как минуло 40, то для сей же причины убавляя оныя, выбили меня из настоящаго счета.
Максим провел большую часть жизни своей служа при церквах, и приложил к оным из собственнаго стяжания своего многия вещи. Хотя он был женат; но не имея детей, брал сирот, воспитывал их и пристроивал. Теперь есть в Ныробе 5 домов или семейств, кои обязаны ему своим существованием. Сам живет он с двумя подобными сиротами, кои имеют уже детей и называют его дедом. Каждое воскресенье после обедни сбираются к нему все нищия, и всякому из них дает он двух-фунтовой хлеб. — Не взирая на свою старость, слаб он только глазами, но телом бодр. — Когда я жил в Искоре, отстоящем от Ныроба на 10 верст, то прихаживал он ко мне пешком. Каждой раз, когда а куда-нибудь обирался, хотел он непременно быть со мною, и лазил даже в пещеру, о чем ниже сего будет упомянуто.

Умной старик сей не употребляет никаких крепких напитков, и не пьет даже никогда пива. Возвращаясь с ним раз с Бобыльской горы, застиг нас очень холодный ветр; а посему прибыв домой начал я его принуждать выпить рюмку мадеры пополам с горячею водою. Максим с начала отговаривался сколько мог, но увидя настоятельность мою, стал на колени и начал просить пощады: прикажи мне лучше еще раз сходить на гору, чем пить твое вино. Желая сохранить здоровье твое, сказал я ему, принуждал я тебя пить, но в прочем воля твоя; скажи почему ты ничего не пьешь. Когда мне было 8 лет от роду, отвечал Максим, то напился я так много вина, что едва не умер; а посему и заклялся не употреблять онаго во всю жизнь мою, и сохранил до сих пор обещание мое; и квас пью я только тогда, как нет воды. Прохаживаясь раз с ним и с волостным Годовою около пашен, встретилась нам малая речка, или ключ, аршина в два шириною; перешед оную по доске, оборотился я с тем, чтоб сказать Голове, дабы он перевел его; но к удивлению увидел, что старик мой перепрыгнул уже чрез воду.

[1] ↑ По списку о бывших в Сибири Воеводах, составленному при Тобольском Архиерейском доме, видно, что в 1608 году были Воеводами в Туринске Иван Никитичь Годунов и Роман Андреевич Тютин.
[2] ↑ Ежемесячныя издания Академии Наук 1761 года, месяц февраль, стр. 140


 

ХVΙΙΙ. Девья Пещера.

Наслышавшись весьма много о Девьей пещере, и видевши несколько Сталактитов из оной вынесенных, возъимел я желание осмотреть ее. В один приятный летний день, пригласив я с собою человек 20 Ветланских крестьян, бывавших уже в сей пещере, и запасясь лучинами и восковыми свечами, отправились в путь. Отъискав с трудом весьма малое отверзтие, ведущее в пещеру, разделились мы на три партии. С 1-ю пошел Г. Ознобишин, со 2-ю Василий Никитич Прокофьев, а с 3-ею я сам. Но едва сделали мы разпоряжения сии, то увидели стараго Максима, спускающагося с горы с маленьким мальчиком. Я услышал, сказал он нам, что вы хотели идти сего дня в пещеру, а по тому и сочел обязанностию проводить вас к оной. Дорога сия известна мне лучше всех, я хаживал по оной 100 раз; прежде не смел никто лазить без меня в пещеру, а теперь и все стали умны.

Я думал увидеть действительную пещеру или грот; но вместо того нашел, что это только трещина, которая в камне, подобной величины как Девий, весьма естественна. Вход так тесен, что дородному человеку можно едва с трудом проползти. Далее сажен на двадцать трещина вышиною не более полутора аршина, а по сему и надобно ползти на коленках; но как верх, низ, и бока состоят из острых каменьев, то путешествие сие крайне затруднительно и неприятно. Шагов на 50 от входа есть довольно пространное место, вышиною в 4 аршина, здесь все стены усеяны капельниками, кои во многих местах срублены. Ныробский Голова, бывший со мною в партии, разсказывал мне, что многие приходят даже из Вологодской и Вятской Губерний срубать сии капельники, пользующие от наружных болезней.

Проползши еще 20 сажен и ненашед ничего любопытнаго или занимательнаго, возвратился я опять в упомянутое пространное место, дабы сождать здесь сопутников моих. Вскоре прибыль ко мне Г. Прокофьев и сказывал, что поскользнувшись, хотел он придержаться за стену; но едва только до тронулся до одного камня, то он упал к нему на ноги. Подобное может легко случиться, и ежели камень большой величины преградит путь, то нет уже способа вырваться из трещины, или неправильно называемой пещеры. За городом Кунгуром есть подобная пещера, подробно у Лепехина описанная. Прошлаго года сорвался сверху большой камень и преградил вход в оную.

Хотя мы намерены были подождать здесь Г. Ознобишина, но спертый воздух и чрезвычайная сырость побудили нас выбираться скорее вон. На пути находили мы множество поленьев, из коих делают лучину, оставленных уповательно прежними путешественниками. Они были совершенно черны от сырости и имели необыкновенную тяжесть.

Не доходя шагов 20 до отверзтия, ощутили мы первое впечатление внешняго воздуха, возстановившаго свободность нашего дыхания, При самом выходе увидели мы стараго Максима, и на вопрос: что он здесь делает? отвечал он: ловлю нетопырей. При сем случае разсказал он нам, хотя суеверное, но очень любопытное обстоятельство: Чердынцы наши отправляясь ежегодно на Каму и Печеру, имели обыкновение кидать в сии реки калач, проговаривая: матушка Кама, или Печера, вот тебе гостинец, дай мне благополучно достигнуть до дома; и действительно возвращались они здоровыми. В последствии, когда Священники узнав сие начали у них спрашивать на исповеди, не даривал ли реку, и воспретили строго сие делать, то у многих начала появляться лихоманка. Ежели кто, продолжал Максим, захворает сею болезнию, то я лечу оных следующим образом: поймаю нетопыря и посажу его тихонько больному за рубаху, которой от сего и вылечится. — Чрез полчаса по нашем выходе возвратился и Г. Ознобишин, он ходил далее нас сажен 60, и воротился по неотысканию дороги, которую уповательно завалило. Один из сопутников его, бывший в пещере сей прошлаго лета, сказывал, что до маленькаго озерка, за коим уже нет дороги, оставалось только сажен 80.

Я почитаю обязанностию изъявить здесь признательность мою Г. Надворному Советнику Василью Никитичу Прокофьеву, которой не токмо что сделал мне многия одолжения, но даже путешествовал со мною по разным местам. Поелику Г. Прокофьев был много лет исправником в Чердынском уезде, то сотоварищество его было не токмо мне приятно, но даже и полезно. — Не могу я также умолчать о гостеприимстве почтенных жителей города Чердыни, И. И. Белопашинцове, Г. В. Дульцове, П. Г. Валуеве, Д. А. Оболенском и проч.; троекратное путешествие в Северную страну сию оставило во мне приятныя воспоминания о тех ласках и готовности к услугам, кои делают особенную честь Гражданам города Чердыни.


 

XIX. Деревня Ветлан И Река Колва.

Ливанский Кедр, осеняющий обширными ветвями своими плодоносныя нивы древней Греции, имеет соперника и в полуночных странах России. В деревне Ветлане, в пяти верстах от Ныроба находящейся, нашел я 16 больших кедров, из коих иныя имели по 3 и 4 аршина в окружности. По словам старожилов было в прежния времена весьма много кедров в Соликамском, Чердынском и Верхотурском уездах; но ныне от неизвестных причин стало их гораздо меньше. В Соликамском летописце упоминается, что Император Петр I, приказал привезти в С. П. бург 1З00 кедров. Свежие орехи сего дерева имеют очень приятный вкус, и едва ли не оный причиною изтребления кедров; ибо поселяне, околачивая поспевшия шишки, при вершине находящияся, повреждают дерево. Я приехал в деревню Ветлан, с намерением плыть отсюда Колвою к камням Бойцу, Бобылю и Девьему; но как мы прибыли сюда поздно, то и решился я употребить остаток дня для исполнения желания Графа Н. П. Румянцева.
Граф поручил мне, приложить всевозможное старание, собрать древния народныя песни, и дабы я мог действовать в сем деле успешнее, то прислал мне древния стихотворения, Профессором Калайдовичем изданныя. Разположась на удобной квартире, приказал я волостному Голове и писарю пригласить женщин и девок, песни знающих, объявя им, что каждой дано будет по полтине в награждение Чрез час собралось их более дюжины, и помучив меня своею застенчивостию и перекорами, начали орать во все горло самыя новыя песни, кои поются в столицах. Даже старыя женщины не знали ни одной древней песни, кроме во лузях, и мы просо сеяли. Удивление мое было чрезмерно; я полагал что в сем отдаленном углу соберу я всю седую древность. Волостной Голова объяснил мне причину; Наши молодые поселяне, говорил он, отправляются ежегодно по Каме или Волге до Нижняго Новагорода или Сарапула, и живя там долго, выучивают новыя песни, и сообщают оныя здешним женщинам, кои предпочитают все новое старому, Усмотря между моими посетительницами одну пожилую и умную женщину, опросил я ее, не может ли она в вознаграждение разсказать мне несколько старинных повестей или сказок? Настасья Тимофеевна Девяткова отвечала, что она готова удовлетворить любопытство мое и надеется успеть в сем более по тому, что в целой округе нет женщины, которая бы так искусно повивала и разсказывала повести, как она. Обрадованный такою счастливою находкою, приготовился я слушать ее со всевозможным вниманием, и удостоверился очень скоро в новой неудаче. Г-жа Девяткова предлагала мне: Илью Муромца, Ивашку белую рубашку, Царя Соломона, Данила безчестнаго, Соловья разбойника, Ивана Царевича, и услышав, что все сии сказки мне известны, сказала, постой же я разскажу Тебе о Перяной Кикиморе, которую ты верно не знаешь. Храня благопристойность и зная, что все говоруны сердятся; когда их не хотят слушать, внимал я словам повествовательницы, и нашел, что это простая сказка, никакого внимания не заслуживающая. Я выслушал еще и другую о Пелиторском Короле и дочери его Мангалете, но не нашел и в ней ничего мне нужнаго. После сего разговаривала она со мною несколько времени и сказала: я слышала, что ты добираешся до кладов; но Чудаки их заговорили, не найти тебе ничего. Попадался ли тебе уголь? — Множество, отвечал я ей. Ну вот это заколдованныя Чудския деньги; наши ребята разрывали также многия места, но кроме угля ничего не находили.

На другой день по утру отправились мы в лодке по реке Колве, для осмотру достопримечательных камней, при берегах оной находящихся. Первой представившийся взору нашему был камень Ветлан, из нескольких отраслей состоявший. Главный представляет вид круглой древней башни. Другия похожи на развалины здания, окруженныя острыми неприступными скалами. Все камни сии усеяны лесом, и безпрестанной шум текущих с гор източников вселяет вместе с удивлением какой-то невольной ужас. Мне сказывали, что на одной горе есть Чудское городище с валом; но неуспех мой при разрывании Искора, истребил во мне охоту приняться за то же. — Самая большая высота Ветлана 50 сажен.

В трех верстах от Ветлана к Северу по восточному же берегу находится Бобыльской камень; с реки видна только вершина онаго и косогор, усеянной до самой воды непроницаемым лесом. Я был на камне сем и любовался крутизнами онаго; замечательно, что на самой вершине есть еще большой круглой камень, похожий на стену, и представляющий вид цветника. Тут есть деревня, и жители оной сказывали мне, что в недальнем разстоянии находится так же Чудское городище.

Прямо против Бобыльскаго камня на западном берегу находится знаменитая Девья гора.

Совершивши путешествие кругом света, и видевши в течении моей службы на море множество скал, утесов и камней, признаюсь, что не встречал нигде такого замечательнаго предмета, как Девий камень. Надобно себе представить прямую, стену 50 сажен длиною и 30 вышиною, чтоб иметь слабое понятие о сем величественном здании природы. В отдалении кажется, что стена сия украшена карнизами; что произошло от дождей и снегов, повредивших однослойной камень сей. Впрочем, не теряя слов, скажу откровенно, что изобразить величественныя красоты Девьяго камня можно только кистью, а не пером.

В недальнем разстоянии от Девьяго камня находится камень Боец с пасынком, своим. Камень не представляет ничего особенно замечательнаго, вышина около 40 сажен. Название получил он потому, что соляныя лодьи, хаживавшия в прежния времена по Колве, не редко об оный сокрушались. Река Колва образовала против сего камня мыс; а по сему течение и привлекает поднесь дровяные плоты к Бойцу, которой тем опаснее, что Пасынок, выдавшийся в реку, покрывается большею водою.

На Восточном берегу находится еще камень Светик, в пять сажен вышиною; имя сие дано ему по тому, что под оным находятся круглыя ворота, насквозь светящия. Надобно полагать, что все сии камни составляли одну массу и были в какую-нибудь революцию природы расторгнуты на части. Весьма бы похвально было, ежели бы кто вздумал изобразишь виды сих каменьев; многим приятнее бы было глядеть на камни реки Колвы, протекающей в древней России, нежели видеть изображения Швейцарских гор. Весь каменистой берег реки сей усеян множеством диких Пионов, которые простолюдины называют Марьиным корнем, и употребляют от сердечных болезней, но только Физических.

На вершине Девьей горы есть следы стараго городища, и сопутник мой Максим разсказывал мне, что камень сей называется Девьим по тому, что здесь жила дева, управлявшая Чудским народом. Мы, продолжал он, не имеем о ней обстоятельных сведений, а слышал я только от стариков, что она славилась умом и миролюбием. Торговлю вела она с Чудаками, жившими в Искоре, и езжала к ним безбоязненно одна. Помянутая Девяткова, слушая разсказы Максима, присовокупила к оным слышанное ею от одной старой женщины. Чудская девица сидела в хорошие дни на вершине своего камня, и сучила шелк; когда ж у ней опрастывалось веретено, то бросала оное на Бобыльской камень, в подарок тамошним девицам.

Я разспрашивал Максима, не знает ли он что о Пере Богатыре, о коем упоминает Лепехин [1]. Слыхал я об нем, отвечал он, что у него были шелковыя сети; но я разскажу тебе лучше про нашего Чердынскаго Богатыря. В Вилгорской волости жил крестьянин Бухонин, которой быв вызван в Москву, забавлял шутками своими Великаго Князя весьма много. Раз пришли на Княжий двор 7 Немцев, которые показывали разныя чудеса; но Бухонин их всех проглотил.

При сем разсказал он мне самую нелепую сказку, каким образом он это сделал.
Не хотя повторять глупое волшебство Бухонина, которое по пристрастию простаго народа вероятно увеличено, думаю, что что-нибудь подобное существовало; ибо волок, чрез которой перетаскивали суда к реке Вычегде, именуется и поднесь Волоком Бухонина.

[1] ↑ Путешествие Лепехина, Том 3, стр. 196.


 

XX.

От Чердынскаго купца Д: А: Оболенскаго получил я следующую уставную Грамоту. До сих пор известно нам только 5 уставных Грамот. Две напечатаны в древней Российской Вивлиофике, одна в 5 Томе Истории Карамзина, и две в Русских достопамятностях, изданных в 1815 году в Москве. Но все они не могут сравниться с Пермскою уставною Грамотою; ибо она гораздо полнее и подробнее. Весьма жаль, что в доставшемся мне списке есть много пустых мест; но оныя, как мне сказывали, произошли от перетершихся сгибов, на оригинальной, которая сгорела в 1792 году, во время большаго пожара.

Хотя Грамота сия не была нигде напечатана; но Туманский поместил в своем Российском Магазине известие о Пермяках и Вогуличах, собранное Его Высокопреподобием, Свияжскаго Монастыря Архимандритом Платоном, в коем помещены краткия из оной выписки, согласныя с моей копией. Туманской заключает, что Грамота сия дана в 1533 году [1]. Но как заключение его только гадательное; то и нельзя на оном утвердиться. Гораздо ближе можно принять, что уставная Грамота сия от 1505 года; ибо в продолжении Несторова Летописца, на стр; 177, сказано: «В 7013 году В: К: Иван Васильевич сменил Вотчича, и послал в Великую Пермь своего Наместника Ковра.» Поелику известно, что Наместники не получали никакого жалованья, а питалися назначенными им доходами; то весьма вероятно, что при определении Наместника в новопокоренную страну дали ему Грамоту, означавшую пределы власти его, и содержание ему, Тиунам его и Доводчикам.

Уставная Грамота.

[1] ↑ См. Туманскаго Российской Магазин, Часть I., стр. 67,


 

XXΙ

Упомянутый мною Архимандрит Платон, говоря о Вогуличах, сожалел, что данная им Грамота на имя Рычкова сгорела в 1774 году. Надобно полагать, что дошедшее до него известие было неосновательно; ибо я получил копию с оной от Г. Секретаря Пермскаго Губернскаго Правления П. Г. Сведомскаго. Находя в Грамоте сей довольно любопытнаго, и полагая, что она может служить Историческим материалом, решился я присовокупить оную к сему сочинению.

Грамота Данная Вогулам.


 

XXΙΙ. Три Грамоты Царя Василия Иоанновича Шуйскаго, Димитрия Самозванца и Царя Алексея Михайловича

Следующия здесь три Грамоты получил я от Г. Соликамскаго Уезднаго Судьи И. Н. Дубровина. Поелику одна подтверждает слова летописца, что в 1662 году продавали вино по 5 рублей ведро, а другая позволяет Пермякам свободу винокурения, коею пользовались они по Уставной Грамоте; то и решился я присовокупить их к сему сочинению. Грамота Дмитрия самозванца заслуживает внимание по тому, что Грамот его отъискано весьма мало.

От Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича

От Царя и Великаго Князя Василия Ивановича Всея Руссии

Грамота Лжедмитрия


 

ХХΙΙΙ. Указ Соликамской Воеводской Канцелярии, заключающий Жаловальную Ныробцам Обельную Грамоту.

Хотя я и сказал выше, что Ныробские крестьяне утратили жалованную им от Царя Михаила Феодоровича Грамоту; но в последствии получа следующий указ от Правителя Канцелярии Пермскаго Губернатора М: Г: Сведомскаго, помещаю здесь Оный. Читатель увидит, в указе сем все права и преимущества, коими Ныробцы до 1743 года пользовались.

Указ Ея Императорскаго Величества Самодержицы Всероссийской, Соликамской из Канцелярии Воеводскаго Правления Чердынскаго уезда Ныробскаго Погоста, Священно- и Церковно - служителям и всем того погоста и приписных к тому погосту деревень крестьянам.


 

XXIV. Грамота Сибирскаго Митрополита Павла.

Текст грамоты


 

XXV. Данная Строгановых Пыскорскому Монастырю.

Текст грамоты


 

XXVI. Тарханная Грамота Царя Михаила Феодоровича.

Текст грамоты


 

ХХVΙΙ. Указ Петра I о Сборе Меду.

В Архиве Пыскорскаго Монастыря нашел я следующий Указ Императора Петра I о сборе меду; почитая оный довольно любопытным, Присовокупляю его к прочим древним документам.

Текст указа


 

ХXVІΙΙ. Грамота Царя Михаила Феодоровича по жалобе Ныробских крестьян.

Нашед в последствии две любопытныя Грамоты: — 1) по жалобе Ныробских крестьян, что с них взимают подати вопреки обельной Грамоте, 2) об отдаче в оброк Печерскаго волока, посредством коего имеют Чердынские поселяне сообщение с Пустозерском, — присовокупляю я их так же к сему Сочинению.

Текст грамоты


 

XXIX. Грамота Царя Феодора Алексеевича о переоброчке Печерскаго волока.

Текст грамоты


 

XXX. Две Челобитныя Гостя Черкасова

Желая доставить читателям моим некоторое сведение об отношениях служащих лиц прежних времен, помещаю здесь две челобитныя гостя Черкасова к Воеводе Великопермскому. Читатели усмотрят, что Царской Прикащик Володимир Черкасов исполняя с похвальною ревностию возложенную на него обязанность, открывает в весьма сильных выражениях все упущения Воеводы, от коих казна терпела убыток.

Текст 1 Челобитной

Текст 2 Челобитной


 

XXXI Две отписи о серебряных рудах.

В дополнение к прежним актам о горных делах, помещаю я еще здесь две отписи о серебряных рудах в Чердынском уезде.

Отпись

Доезжая Память.


 

XXXII. Извлечение из Писцовой книги 1579 года

Извлечение из Писцовой книги 1579 года под следующим заглавием: Книга Сошнаго писма города Камскаго, посаду и Уезду, писма и меры писца Ивана Игнатьевича Яхонтова да Подьячего Третьяка Карпова 87 года [1].
А всего у Соликамския на посаде пашенных и непашенных 190 дворов. А людей в них 201 человек. Сошнаго писма на посаде три сохи (192) без пол-пол-пол-четверти сохи (т: е; 2), А в соху положено по штидесяти по четыре дворы.
Лавок 26. Оброку им с тех давок давати 3 рубли и 30 алтын на год. По пяти алтын с лавки. Да пошлин с оброку 6 алтын 3 деньги, с рубля по 10 денег.
На речке на Усолке посадских людей лучшия соляныя варницы: Сергия Никишина 3, Михаила Ряхи 2, общая 1. Нечая Шубина 2, Андрея Клестова 1. Оброку им с тех варниц давать 18 рублев на год, да пошлин Казначеевых и Дьячих 13 алтын.
Молотчих людей соляныя варницы: Васюка Александрова 1, Сеньки Талашманова 1, Левы Андреева 1, Никиты Пядыша 1, Мити Рукавишникова 1, Микитки Аверкиева 1, Федьки Щелконогова 1, Оброку им с тех варниц давати по рублю на год, да Чердынскому Наместнику по старине [2] по 20 пуд соли с варницы на год.
Посадскаго человека Андрея Клестова, на речке на Черной Мельница Немецкое колесо. Оброку ему с тоя мельницы давати по два рубля на год, да пошлин с оброку гривна.
В деревне Куликовой две мельницы колотовки. Оброку с оных 2 гривны, да пошлин Казначеевых и дьячих две деньги.
Подобною податью обложены все колотовки Соликамскаго Уезда, коих было только 4.
Всего в Соликамском Уезде 23 деревни, 11-ть починков, 3 заимища. Во всех пашенных дворов 144, безпашенных 18 дворов. Во дворах людей 205 человек. Сошнаго писма 2 сохи, с полу сохою, и пол-пол-пол-четью сохи (128 + 32+2= 162. )
А всего в Камском Усолье, на посаде и в уезде 352 двора; в них людей 406 человек. Сошнаго писма пять сох с полусохою, положено в соху по 64 двора, животом, по промыслам, по пашням и по всяким угодьям.

Доход Наместнику.

Доход Наместнику с Усолья, с уезду, с тяглых дворов, с полу шесты сохи Наместнику корму.
На Рождество Христово за хлеб, за полти, за овес, за сено деньгами 3 рубли 10 алтын.
На Велик день за корм деньгами 1 рубль 20 алтын 10 денег.
На Петров день за корм деньгами 1 рубль 20 алтын 10 денег.
И всего Наместнику на три праздника за корм деньгами 6 рублев 20 алтын. С сохи по рублю и по две гривны, то ему с Тиуном и Довотчиком. А сбирати те кормовыя деньги с сох и отдавати Наместнику Усольскому старосте и целовальником.
А възъежжаго корму Наместнику кто что принесет, то ему взяти.
Со шти-надцать варниц, имати Наместнику по старине по 20 пуд соли с варницы на год.
Наместнику ж над посадскими людьми и над волостными крестьяны суд, да убрусная и лесная пошлина да пятно. А присудную пошлину и пятно давати Наместнику по уставной Грамоте.
А в Усолье на посаде держати Наместнику Тиуна да Довотчика. На посаде же Наместнику держать кабак, а на кабаке держати вино, мед и пиво.
Посадским же людем давати Наместнику с рыбныя ловли с Григорова озерка по две бочки мелкия рыбы на год. Не любо за рыбу деньгами рубль две гривны, по алтын за бочку.

В городе Чердыни на посаде, пашенных 52 двора, безпашенных 238, а всего 290 дворов. Во дворех людей 326 человек, да в пусте на посаде 12 дворов. Сошнаго писма на посаде 4 сохи, с полусохою да пол-пол-пол-чети сохи. В соху положено по 64 двора (256+ 32+2 = 290. )
В Чердыни на посаде и на площади лавок лутчих людей 21, молотчих людей другия статьи 46 лавок. Оброку с лутчих по 5 алтын, с средних по гривне, да пошлин с рубля по 10 денег.
В погосте Покче мельниц 10, оброку давати им с оных по гривне, да пошлин десять денег.
В погосте Вильгорте 10 мельниц, оброку с них то же.
В окологородном стану два погоста, 23 деревни, 9 починок. В них 216 дворов пашенных, да непашенных 40, во дворех людей 287 человек. Сошнаго писма 4 сохи.
В верхнем стану 4 погоста, 19 деревень, 6 починок. В них дворов пашенных 357, да не пашенных 43, во дворех людей 435 человек. Сошнаго писма 6 сох с четью.
В нижнем стану 3 погоста [3], 27 деревень, 16 починков. в них дворов пашенных 331, непашенных 29, во дворех людей 420 человек. Сошнаго писма 6 сох без чети, и пол-пол-пол-чети (384 - 16 - 2 = 370. )
В отхожем стану 2 погоста, 22 деревни, 3 починка, дворов 178, людей 232 человека. Сошнаго писма 3 сохи, без чети, и пол- пол-пол-чети (192 -16 - 2 = 178. )
А всего в городе Чердыни на посаде и в Уезде, в погосте и в деревнях и в починках крестьянских пашенных и непашенных дворов 1493 двора. Во дворех людей 1700 человек. Сошнаго писма 23 сохи четью и пол-пол-чети сохи, и пол-пол-пол-пол-чети сохи, т. е.: 1472 + 16+4 = 1493 [4].
А Государевых податей посадским и волостным крестьянам платить в Государеву казну: за ямския на приместныя деньги, на городское на засечное дело, на ямчужное с сохи по 12 рублев, да пошлин Казначеевых и дьяческих по 11 алтын по 4 деньги.
А с Государевыми податьми посадским и волостным крестьянам, пашенным и непашенным верстаться меж собя самим по своим животом, по промыслам, по пашням и по всяким угодьям.

Доход Наместнику.

Доход Наместничь с Чердыни, с посаду и с уезду, с тяглых дворов с 23 сох с четью и с пол-пол-чети, и с пол-пол-пол-пол-чети сохи Наместнику корму.
На Рождество Христово за хлеб, и за колачи и за полти, и за овес, за сено деньгами 13 рублев и 32 алтына полторы деньги.
На Велик день за корм деньгами 6 рублев и 32 алтына 5 денег.
На Петров день деньгами б рублев, за Корм 32 алтына и 5 денег.
И всего Наместнику на три праздника корму деньгами 27 рублев и 31 алтын и полторы деньги.
С сохи по рублю и по 2 гривны, то ему и с Тиуном и с Доводчиком.
А сбирати кормовые деньги с сох, и отдавати Наместнику, Чердынскому Старосте и целовальником.
И възъежжего корму Наместнику, кто что принесет, то ему и взять.
Да Вишерские соли с семи варниц Наместнику по 20 пуд с варницы на год.
Наместнику ж над посадскими людми и над волостными крестьяны суд, да убручное и лесная пошлина, да пятно, присудную пошлину и езд и хожаное и убручное и лесную пошлину и пятно давати Наместнику по Чердынской по Уставной Грамоте. А в Чердыни на посаде держати Наместнику кабак и на кабаке держати на продажу вино, мед и пиво.

И на посаде и в уезде держать Наместнику Тиуна, да трех Довотчиков.
Наместнику же рыбная ловля на реке на Вишере на усть Колвы реки, и ловить рыбу Наместнику своими людьми, или кого наимут. Да на реке на Колве против города, против починка Покчи Наместничьих лугов на 300 Копен.

[1] ↑ Писцовыя книги сии хранятся в Соликамском Магистрате.
[2] ↑ Слово сие означает, что варницы давно существовали и опровергает заключение Г. Яковкина, что солеварение началось в Соликамске 1550 году.
[3] ↑ Погост Янидор на речке на Роднике, погост Редикор на реке на Вишере и погост
Обва на речке на Обве, а в нем церковь Св: Пророка Илии.
[4] ↑ В общем итоге была ошибка. Подобныя погрешности встречал я во многих книгах, где сошное письмо употреблялося. Но не взирая на сие, надобно отдать справедливость старым писцам нашим, как в выборе числа 64, — которое весьма удобно делится, так и составлении мелких четей, коих они по малому знанию Арифметики избегать не могли.


 

ХХXІІІ. Выписка из Писцовых книг Михайла Кайсарова 1623 года [1].

Лета 7137-го году Генваря в 1-й день бил челом Государю Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу всея России Чердынской Земской Староста Федька Свирепов и во всех Чердынцов посадских и уездных людей место: По Государеву-де Указу положены они Чердынцы посадские и уездные крестьяне в сошное писмо, против иных городов дворами и мелкие оброки и по писцовым книгам Михайла Кайсарова с товарищи, и им-де мелких оброков платить не почему и за тем-де у них без Платежных книг мелким оброкам в сборе чинится мотчание, и Государю бы их пожаловать, велел им с писцовых книг Михайла Кайсарова с товарищи дати список, по чему им мелкие оброки Государевы казну платишь не мот чая безволокитно.
И Государь Царь и Великий Князь Михайло Феодоровичь Всея России, Чердынцов посадских людей и уездных крестьян пожаловал, велел им с тех писцовых книг Михайла Кайсарова с товарищи дати для платежу мелких оброков список.
А в Перемских писцовых книгах Михайла Кайсарова с товарищи 1623 году написано: В Перми Великой в Чердыни на посаде посадских дворов лутчих лодей 6, посадских же пашенных средних людей дворов 16, середния ж статьи безпашенных дворов 13, молотчих людей пашенных дворов и не пашенных, да самых молотчих таковых же 240 дворов. Бобыльских дворов 29, с них оброку по гривне с двора, да пошлин по деньге.
Да в Чердыни на посаде давок первыя статьи Чердынцов 3, оброку с них 25 алтын, пошлин 1 алтын 1½ деньги. Лавок, анбаров и выходов другия статьи 13; с них оброку 2 руб. 26 алтын 2 деньги. Третия статьи 2 давки, 3 анбара, 14 выходов; оброку с них 2 рубли 13 алтын 2 деньги, пошлин 4 алтына. Четвертыя статьи лавок 15, три анбара, четыре выхода; оброку с них рубль 13 алтын, пошлин 3 алтына 1 деньга.
Полок мясных и хлебных 7; оброку с них 11 алтын 4 деньги, да пошлин, полпяты деньги. Анбаров соляных и хлебных 3; оброку с них 10 алтын, пошлин 3 деньги.
Кузниц 5, оброку с них 25 алтын, пошлин полъосмы деньги.
Мельница на Покче большое колесо; оброку с ней 3 рубли на год, да пошлин по 5 алтын.
С посадския с навозныя кучи, у Чердынца у Проньки Ворогжанина, оброку стараго 5 алтын, новаго 2 алтына 3 деньги, пошлин полтретьи деньги.
С Навозныя ж кучи у Дмитрия Верещагина оброку 6 алтын 4 деньги, пошлин две деньги.
Да с зерновыя игры у Чердынцов у Сеньки Зеленого да у Тишка Федурина с товарищи оброку 2 руб. да пошлин 3 алтына 2 деньги. В Чердынском Уезде по данной писцов Сарыча Шестакова, да Подьячего втораго Ильина, дворов крестьянских пашенных и непашенных 2286; т: е: течении 44 лет прибыло 792 двора.
Михайла Кайсарова опись города Соликамска 1623 года.
Город Соль Камская на реке на Усолке, а в городе для осаднаго времени анбаров посадских людей 19.
На посаде дворов посадских лучших торговых пашенных людей 13. — Лучших безпашенных людей дворов 4. — Средней статьи дворов 37. — Посадских молотчих людей дворов 100. — Самых молотчих людей дворов 176, и всего у Соликамския на посаде 333 двора, а в них посадских всяких людей 620 человек. — Бобыльских дворов 24, с них оброку с двора по гривне, да пошлин с оброку с двора по деньге. Сверх сего на посаде нищих келий 20, да пустых дворов 12.
Да у Соликамския на посаде, Монастырския, церковныя и посадских людей первыя статьи 11 лавок, с них оброку 5 рублей 16 алтын 4 деньги. — Лавка Ивана Анофриева о четырех входах, оброку с оной 1 рубль 23 алтына, — Второй статьи 16 лавок, оброку с них 5 рублей 12 алтын 2 деньги.
Третий статьи 32 лавки, оброку с них 9 руб. 20 алтын. — Мясных полок 6, оброку с них 16 алтын 4 деньги. — Анбаров хлебных 2, оброку с них 20 алтын. — Кузниц 16, оброку с них 3 руб. 22 алт. 8 денег. — Харчевен 2, оброку с оных 6 алтын 4 деньги. — На посаде на речьке на Усолке овин да солодовня, оброку с них два рубли.
На речьке на Усолке посадских людей солянных варниц 1 статьи 9, обреку с них 36 рублей. — 2 Статьи 9, оброку с них 27 рублей. — 3 Статьи 6 варниц, оброку с них 12 рублей. — 4 Статьи 8 варниц, оброку с них 12 рублей; — 5 Статьи 5, оброку с оных 6 рублей 10 алтын.
А в Соликамском Уезде всего 357 дворов.
У подлиннаго списка припись Дьяка Дементья Образцова, справа Подьячаго Нефеда Галкина.

Весьма жаль, что никто из Историков наших не вздумал приняться за писцовыя книги. из сих древних актов можно бы было легко составишь Статистику России XVI и ХVΙΙ веков. Я знаю, что в некоторых городах Вологодской, Вятской и Тобольской Губерний они не только что сохранились, но даже служат доказательствами правости владения. В Сибирских Уездных Судах основывают тяжебныя дела о землях поднесь на писцовых Книгах.

[1] ↑ Кайсарова книги тем любопытнее; что открывают приумножение народа в течении 44 лет от переписи Яхонтова, и подробнейшее деление людей и причитающихся с них податей, Читатель слича сии две книги, заметит много новаго, как на прим: доход с навозных куч и зерновых домов, где игрывали в кости, форшунку и прочия игры, зернью именовавшияся.


 

Соликамской Летописец

Предуведомление.
Между разными любопытными бумагами, полученными мною в Соликамске от Надворнаго Советника Е. И. Рукавишникова и Именитаго Гражданина А. Т. Ливонова, нашел я три краткия летописи. Все они начинаются от сотворения мира, и продолжаяся до наших времен, содержат большею частию произшествия, случившияся в городе Соликамске. Сочинители тетрадей сих были Соликамские граждане; Саватий Арефин, Василий Лучников и Никита Арефин. Первой был охотник до законов, второй до Метеорологических наблюдений, а третий писал Церковную Историю своего города. Нашедши записки сих достойных людей заслуживающими внимания, выбрал я из них все любопытное, и совокупив оное, назвал Соликамским Летописцем. Ежели читатели не найдут в оном важных Исторических материалов, то увидят по крайней мере много занимательных известий по разным предметам и объяснения на Сибирскую Историю. Я не счел за нужное переменять слог помянутых писателей и сохранил оный почти в целой летописи.

Соликамской Летописец текст.


 

Прибавление.

В Грамоте о рудознатце Петцольте упомянуто о Госте Надее Светешникове, посыланном. для отъискания руд. Прочитывая недавно Дворцовыя записки Государей Царей и В. К. Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича, печатанныя при Московском Университете в 1769 году; нашел я очень любопытную и дополнительную статью, которую почел обязанностию присовокупить к помянутой Грамоте:
В I Томе, на 41 стр. Дворцовых записок сказано: — 16ЗЗ года февраля 22 числа послал Государь в Пермь Великую, золотыя руды сыскивать, Стольника Василья Иванова сына Стрешнева, да Гостя Надею Андреева сына Светешникова, да Дьяка Василья Сергеева. Да с Стольником Васильем Стрешневым Дворяне для разсылки: Иван Иванов сын Стрешнев, Яниклычь Чеботаев сын Челищев, Захарей сын Шишкин, Кузьма Максимов
сын Ушаков, Сила Макарьев сын Бахтеев, Матвей Васильев сын Рябинин, Иван Ильин сын Волков, Кирило Юрьев сын Арсеньев, Григории Васильев сын Волков.

На странице 73, в первом же Томе сказано: — Апреля 8, после стола, пожаловал Государь Окольничева Василья Ивановича Стрешнева, за наход медныя руды: шубу, атлас золотой на соболях, да кубок, да вотчины 600 четвертей в Ростовском уезде село Пружино с деревнями; что бывало боярина Князь- Ивановская Семеновича Куракина.
Замечательно, что Захарий Шишкин был Воеводою в Соликамске. См. стр. 208.

источник: «Путешествие в города Чердынь и Соликамск. Для изъискания исторических древностей» В. Берх, С-Петербург, 1821 г.

Поделиться: